Должна признаться: несколько месяцев назад, когда в очередной раз озвучила список рекомендаций Зеленскому по поводу его действий в деле Джулиани (главная из них — не давать никаких обещаний давить на правосудие), то была среди прочих и рекомендация обеспечить максимальную публичную огласку в США в случае давления на Украину. Но тогда и подумать не могла, что публичная огласка может приобрести такой масштаб.

То, что украинский президент находится в более серьезной ловушке, чем казалось еще в мае, стало понятно после звонка Трампа 25 июля, в котором уже не одиозный Руди Джулиани, а лично президент США переводил стрелки на расследование вокруг семьи Байденов.

«Неофициальный» Вашингтон навязал свою украинскую повестку дня Вашингтону «официальному».

Поэтому даже на официальном сайте президента Зеленского в сообщении о разговоре с Трампом и его призыве проводить расследование между строк читалось «SOS».

Но, если быть более откровенными, то мы уже стали объектом внутриполитической кампании в США. И пока в кампании будет Джо Байден, этот шлейф будет тянуться за Украиной, хочет она того или нет.

Пока что, похоже, Украина решила сделать ставку на сохранение инициированной встречи с Трампом в Нью-Йорке. По крайней мере, об этом свидетельствует заявление министра иностранных дел Вадима Пристайко на канале «Общественный». Эту встречу Трамп уже успел творчески обработать в своем Твиттер-аккаунте, торжествующе заявив миру, что украинское правительство не увидело давления в его разговоре с Зеленским. Хотя, как бы парадоксально это не звучало, сейчас Трамп может быть более заинтересован провести встречу с Зеленским в Нью-Йорке, чем Зеленский с ним. Кто как не Зеленский мог бы поставить точку в этой истории одним своим заявлением?

Но боюсь, что любое его заявление может быть истолковано против него, поэтому идеальной стратегией в этом случае было бы вообще избегать комментариев о разговоре с американским президентом.

Что мы по факту имеем и что нужно учесть до начала встречи президентов?

Кроме, конечно, того, что у президента Украины появился шанс стать настоящей звездой Генассамблеи ООН для американских медиа. И его первоочередная задача — не превратиться из звезды в метеорит, остатки которого значительно серьезнее повредят украинско-американским отношениям.

В очередной раз имеем взаимную зависимость двух президентов друг от друга. Трамп зависит от публичной позиции Зеленского в «деле» о телефонном разговоре, Зеленский от Трампа — в вопросах дальнейшей политической поддержки, особенно на фоне оживления переговоров с РФ относительно Донбасса.

И если в случае с Трампом речь идет о его персональной политической зависимости от Зеленского, то в случае с Зеленским — о зависимости государства, которое он будет представлять.

Имеем, как мы и прогнозировали после избрания Трампа президентом, использование коррупции — а теперь еще и не до конца реформированного правосудия — в качестве универсального средства для американского президента говорить «нет» Украине или же оказывать на нее давление.

От международных партнеров неоднократно приходилось слышать о том, что Трамп на переговорах с их лидерами не раз говорил нечто вроде: «Мой бизнес-партнер, имеющий дела с Украиной, говорит, что там все коррумпировано». Вообще склонность Трампа получать информацию о той или иной стране не от госдепа или совета нацбезопасности, а от своих бизнес-партнеров (или даже их жен-украинок), всем известна. Напрашивается вывод: надо более эффективно проводить реформы и более эффективно коммуницировать их во внешнюю среду. Существует убеждение Трампа, как и многих деятелей в Вашингтоне: Украина находится в Европе, поэтому и делами Украины прежде всего должна заниматься Европа.
Подтверждением тому является и первая реакция Трампа на агрессию РФ на Азове, и его недавнее объяснение относительно того, почему была задержана военная помощь США: мол, хочется, чтобы Германия и Франция тоже больше помогали Украине.

Очевидно, перевод стрелок в сторону Европы по украинским вопросам останется не зависимо от того, кто дальше будет президентом.

Среди многих политических деятелей в Вашингтоне — и республиканских, и демократических — существует искренняя убежденность в том, что для интересов России Украина была, есть и всегда будет важнее, чем для интересов Соединенных Штатов. И доказать обратное довольно сложно.

Россия — скорее, раздражитель, настоящая угроза — это Китай. Поэтому вести войну на истощение Путина — это тратить ресурсы и энергию зря.

Конечно, было бы наивным считать, что Трамп резко изменит свое отношение и свое понимание важности Украины под влиянием одной встречи с нестандартным украинским лидером.

Какую бы «дипломатию шарма» (как говорит один украинский посол) Зеленский не применял, как бы остроумно он не шутил, каким бы «своим в доску» не был и как бы «прямо и просто» (как любит Трамп) не делал предложений по поводу приобретения оружия, сжиженного газа или еще чего-то в США — это сделать невозможно.

Есть все основания утверждать, что Украина уже стала своеобразным проклятием для президентства Трампа. Можно ли это изменить? Сомневаюсь. Возможно, лучшее, что может сделать Трамп для Украины до конца своего президентства — не препятствовать тому, что делают конгресс и профильные ведомства США по украинскому досье.

Примерно, то же касается Донбасса: если Трамп не готов жестко держать приемлемую для Украины позицию в переговорах с Путиным и вяло воспримет предложение Trump plan, которое, по нашим источникам, украинские переговорщики готовились сделать ему при встрече, то будет ли уместным любое его вовлечение в урегулирование вообще?

Пока что мы можем констатировать только тот факт, что американский президент ставит под сомнение стратегию США в отношении Украины, сведя ее к навязанной Джулиани линии поведения в стиле «Украина как источник грязи против политических оппонентов в США».

Но прежде чем обвинять в этом «плохого» Джулиани и Трампа, которые прицепились к Зеленскому со своими расследованиями, мы должны честно вспомнить, кто продал эту историю Джулиани? Потом, возможно, начнем более серьезно относиться к использованию иностранных партнеров для своих внутриполитических нужд.

Это именно то, чего мы сами стремимся избежать в истории с Трампом и Байденом в США, не так ли?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.