Киев во всей своей красе предстает в солнечных лучах ранней осени. Листья на деревьях только начинают менять свой цвет, золотые купола блестят, а довольные на вид люди заполняют центральные улицы города и его кафе. В таком окружении легко поддаться ощущению, возникающему в результате заметных изменений в настроении людей после избрания Владимира Зеленского президентом Украины — так происходит в конце зимы при переходе к еще холодной весне. Однако это первое позитивное впечатление, возможно, является всего лишь поверхностным. 

Без особых на то оснований многие люди (особенно на высокомерном Западе) не относились серьезно к Зеленскому и считали его «просто комедийным актером», хотя он всегда доказывал, что это совершенно не соответствует действительности. Говорили, что у него нет программы, но она у него была, и сегодня очевидно, насколько эта программа масштабна и хорошо продумана. Говорили, что украинские избиратели не видят различия между его самым популярным телевизионным героем, «простым человеком», ставшим по воле случая президентом, и реальным кандидатом в президенты. Возможно, некоторые украинцы так его и воспринимали, а, может быть, они думали иначе. 

Говорили, что избиратели просто протестуют против того, что они воспринимали как отсутствие экономического и политического прогресса при Петре Порошенко, при прежнем президенте. Возможно, все именно так и было, однако, сам Зеленский в своем крайне эмоциональном обращении к участникам пресс-конференции в украинской столице — я тоже на ней присутствовала, — выразился примерно так: даже если это и было протестное голосование, украинцы, тем не менее, проголосовали за одного человека, и этим человеком был он.

Спустя шесть месяцев Владимир Зеленский продолжает свои успешные действия. Его партия «Слуга народа» (она названа так же, как телесериал с его участием) получила большинство голосов на досрочных парламентских выборах в июле, и почти две трети членов парламента были избраны в первый раз. Его рейтинг популярности внутри страны находится на уровне 71%, и удивительно то, что столь высокий уровень поддержки характерен для всех частей страны, которая раньше считалась основательно разделенной на восток и запад. 

После своего избрания Зеленский демонстрирует отличную способность учитывать настроение людей и, кроме того, в планировании и в своем поведении он проявляет качества профессионала шоу-бизнеса. В своей инаугурационной речи, произнесенной как раз шесть месяцев назад, он предложил чиновникам правительства заменить традиционные портреты президента на стенах своих кабинетов на фотографии членов своих семей в качестве напоминания о том, для кого они, на самом деле, работают. В ходе своего выступления перед участниками пресс-конференцией на прошлой неделе он на некоторое время покинул трибуну, спустился в зал и ходил между рядами с микрофоном в руке для того, чтобы услышать глас народа. Он назначил на правительственные должности много молодых профессионалов, которые кажутся людьми целеустремленными, лояльными и настроенными на то, чтобы, как говорят американцы, «служить». Премьер-министру Алексею Гончаруку 35 лет; вице-премьеру по цифровой трансформации Михаилу Федорову 28 лет. В свои 49 лет министр иностранных дел Вадим Пристайко выглядит настоящим ветераном. 

И сам Зеленский, и молодые члены его команды хорошо понимают необходимость действовать быстро в тот период, который может оказаться коротким медовым месяцем. 

Новый состав парламента уже одобрил два ключевых законопроекта, принятие которые откладывалось в течение многих лет. Речь идет о лишении депутатов Рады парламентской неприкосновенности, а также о создании специального антикоррупционного суда. Есть планы относительно проведения земельной реформы, разрушающей частные монополии, а также еще дюжина или даже больше крупных инфраструктурных проектов, которые потребуют иностранных инвестиций. 

Однако самым большим и наиболее многообещающим достижением, возможно, является одно дело, над которым работал лично Зеленский и которого он сам ждал с нетерпением. Две недели назад Украина и Россия провели тщательным образом подготовленный обмен заключенными — по 35 человек с каждой стороны. В числе вернувшихся на Украину 24 моряка с военных кораблей, захваченных Россией в ноябре прошлого года в Керченском проливе, а также кинорежиссер Олег Сенцов, получивший тюремный срок по сомнительному обвинению в терроризме и ставший символом недовольства в Киеве действиями России. 

Обмен заключенными прежде всего породил надежды на то, что будут совершены и другие обмены (по мнению украинской стороны, Россия незаконно удерживает более 100 украинцев), а еще более амбициозным является мнение о том, что произведенный обмер, возможно, послужит прелюдией к окончательному разрешению конфликта между Украиной и Россией. 

Обещание положить конец кровопролитию на востоке Украины занимало значительное место в ходе предвыборной кампании Зеленского, и оно находило отклик в этой уставшей от войны стране. Возможно, именно завершение этого конфликта сделает многое для того, чтобы не только укрепить мораль нации и привлечь инвестиции, но и способствовать разрядке геополитической напряженности на востоке Европы. Однако у этого обмена заключенными нашлись критики, что свидетельствует о хрупкости той линии, которой должен следовать Зеленский. На весьма показательной фотографии можно увидеть президента, который стоит в одиночестве на территории аэропорта и ждет, когда откроются люки самолета и появятся бывшие арестованные. Это не образ национального лидера, пытающегося прикоснуться к моменту славы, а изображение президента, рискнувшего сделать политический шаг, и это был его шаг, его одного. 

Были люди, которые возражали против обмена заключенными и которые говорили о том, что он носит односторонний характер; другие говорили, что этих моряков захватили незаконно, и поэтому они не должны участвовать в обмене. Но были и такие люди — их было меньше на Украине, чем за границей, — которые выступали против освобождения Украиной Владимира Цемаха, поскольку его считают ключевой фигурой в инциденте с самолетом рейса MH17. 

Критика в Голландии — большая часть погибших в этой катастрофе были голландцами — была лишь частично смягчена сообщением о том, что голландским следователям было разрешено допросить Цемаха перед обменом. Оказалось также, что несколько человек из числа освобожденных Украиной были украинцами, захваченными в момент участия в боевых действиях на пророссийской стороне. Все это подчеркивает сложность конфликта на Украине, который некоторые называют войной между государствами, а другие — гражданской войной. 

Но это не единственные препятствия, с которыми сталкивается Зеленский. Следующий обмен может оказаться под вопросом, так как у Украины просто не найдется достаточного количества российских заключенных, тогда как Владимир Путин может отказаться от сдачи слишком большого количества позиций — в буквальном и в метафорическом смысле, — не желая выглядеть слабым. Он тоже имеет дело с общественным мнением. Путин считает, что Зеленский настроен более «реалистично», чем его предшественник, и в связи с этим возникает надежда на достижение определенного прогресса в ходе многосторонних переговоров по реализации Минских соглашений, — однако намеченные на эту неделю переговоры были отложены. Это может оказаться плохой новостью (свидетельством тупика), или хорошей (проведение закулисных торгов, чтобы сделать целесообразной следующую встречу). 

Зеленский и его министры, вероятно, столкнутся с яростной оппозицией, направленной против их планов относительно разрушения украинских монополий — эти планы явно угрожают интересам олигархов, которые все еще обладают значительным политическим влиянием. В ходе своей предвыборной кампании Зеленский приводил в качестве примера предложенный (и навязанный) Путиным в 2001 году российским олигархам выбор: вы можете иметь либо ваши деньги, либо политическое влияние, но вы не можете иметь и то, и другое. Украинских олигархов еще только предстоит поставить перед таким выбором. 

Сложность ситуации состоит в том, что позиция самого Зеленского может быть скомпрометирована его собственными связями в прошлом с банкиром и медиа-магнатом Игорем Коломойским. Этот олигарх жил в изгнании, решение о котором было принято им самим после национализации в 2016 году принадлежавшего ему и находившегося в сложном положении банка, однако всего через несколько недель после избрания Зеленского он вернулся на Украину, явно надеясь заключить сделку. Международный валютный фонд и иностранные инвесторы решительным образом настроены на то, чтобы не допустить подобного варианта. Это может оказаться очередным серьезным испытанием для Зеленского. 

И все же, и все же. Украина уже сегодня меняется значительно быстрее и более глубоко, чем в любой период с момента обретения независимости 30 лет назад. Еще большее впечатление производит то обстоятельство, что они были инициированы на избирательных участках, а не с помощью уличных протестов или революций. А также без внешнего участия или даже поддержки — о чем свидетельствуют первоначальные и не отличавшиеся особой искренностью поздравления из некоторых западных столиц. Там продолжает сохраняться определенный скептицизм, поскольку Зеленский и его команда упорно продвигаются вперед и заметно меньше прислушиваются к советам из-за границы, чем раньше. Но вновь возникает вопрос: а разве изменения, реальные изменения, не должны быть инициированы изнутри?

Пока Киев кажется веселым и оптимистичным. Однако любое восторженное отношение к перспективам Украины все еще приходится сдерживать. Мой энтузиазм в тени золотистых каштанов по поводу изменений в настроении после проведенных выборов был прерван одним немецким профессором, у которого незадолго до этого украли бумажник в метро. Я не теряю оптимизма. Но это было полезным предупреждением о том, что нужно быть внимательным — и не только при использовании устаревшего общественного транспорта в Киеве. 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.