В последнее время усиливается частота российских заявлений о необходимости начать работу Конституционного комитета в Сирии. Министр иностранных дел России Сергей Лавров провел несколько телефонных разговоров со своими иностранными коллегами о необходимости проведения встреч в Женеве по Сирии, в частности, главной темой переговоров должно стать формирование Конституционного комитета. Замминистра иностранных дел России Михаил Богданов заявил, что Россия исходит из того, что уже в этом месяце (сентябрь) должно быть завершено формирование Конституционного комитета и намечено время начала его функционирования. Он отметил, что этот вопрос обсуждался по телефону с министрами иностранных дел ряда стран, включая Турцию.

Российские заявления можно интерпретировать по-разному. Следует отметить, что формирование Конституционного комитета вызвало бурную дискуссию в Москве, а встречи Лаврова и утечка информации указывают на уверенность русских в том, что политическое решение сирийского конфликта будет возможным только в соответствии с резолюцией СБ ООН 2254. Конфликт в Сирии достиг военного и политического баланса, который Москва не может изменить. В долгосрочной перспективе вышеупомянутый баланс будет не в интересах России из-за американцев, которые осуществляют свое военное присутствие в Сирии и регионе, а также ведут «мягкую войну» с помощью экономических санкций против сирийского режима, Ирана и России.

Американская «мягкая война» ослабляет экономические возможности сирийского режима и его союзников. Русские считают, что их усилия по «воскрешению» режима Башара Асада висят на волоске, а Иран стал ненадежным союзником для России.

У иранцев, по мнению русских, есть собственная повестка дня, основанная на двух важных вещах. Во-первых, иранцы стремятся доминировать в различных секторах экономики Сирии, чтобы возместить затраты на помощь сирийскому режиму, а также они пытаются установить новый торговый путь под названием «шиитский полумесяц»: от Тегерана через Багдад и Дамаск до средиземноморского побережья Сирии и Ливана.

Во-вторых, иранцы хотят распространить шиизм среди населения Сирии с целью создания «инкубатора», который помог бы сохранить иранское влияние в этой стране.

Русские глубоко убеждены в том, что изменчивая политическая ситуация в Сирии не будет отвечать «достижениям» России после военного вмешательства в эту ближневосточную страну в 2015 году, поэтому они создали новую стратегию, которая гласит: «Сохранение российских интересов в Сирии требует уступок Западу и Турции, а также реализации резолюции СБ ООН 2254».

По мнению русских, Запад не собирается участвовать в процессе восстановления Сирии, кроме как в соответствии с всеобъемлющим политическим решением, которое сведет на нет все негативные последствия сирийского кризиса. Эта веская причина привела к изменению позиции русских, которые начали пожинать плоды своего вмешательства в Сирию, но могут лишиться их, если с Сирии не будут сняты санкции, а реализация процесса восстановления будет тормозиться.

«Тихая война» внутри государственного аппарата сирийского режима между русскими и иранцами стоит за падением сирийской лиры и американскими санкциями против сирийского режима. Охлаждение обстановки на «российском» фронте Идлиб произошло благодаря убеждению Москвы в том, что военный конфликт в этой провинции изменит баланс сил не в пользу русских. Турки не смирятся с вторжением сирийского режима в Идлиб, потому что результаты этого вторжения угрожают целостности и национальной безопасности Турции, а также потому, что проблема с «Джебхат ан-Нусрой» (террористическая организация запрещена в РФ — прим. ред.) должна быть решена путем, который не приведет к хаосу и перемещению миллионов сирийцев.

Вот почему русские были рады предоставить Турции новую возможность для урегулирования ситуации с «Джебхат ан-Нусрой», которую международное сообщество считает террористической организацией. Можно сказать, что перенос встречи глав государств-гарантов Астанинского процесса по сирийскому урегулированию из столицы Казахстана (Нур-Султан) в Анкару свидетельствует о возможном сближении позиций России и Ирана в различных соотношениях с турецкой позицией.

Изменение российской позиции по ситуации в Сирии можно считать новой попыткой России познакомиться поближе с американским и турецким подходами к урегулированию сирийского конфликта. Следует отметить, что русские оказывают большее давление на сирийский режим, чтобы заставить его вступить в переговоры в соответствии с резолюцией СБ ООН 2254.

Новая российская стратегия требует ослабления иранской роли внутри военного аппарата сирийского режима, чем и занимаются русские, поскольку именно они отстраняют проиранских офицеров от руководящих должностей. Российские усилия совпадают с усилиями Израиля, который получил «зеленый свет» от США для нанесения ударов по базам и позициям иранских сил и проиранских милиций.

Американские санкции стали серьезной проблемой для российского присутствия в Сирии, поэтому русские поспешили поддержать усилия США и Турции по выполнению резолюции СБ ООН 2254.

В настоящее время русские понимают, что американские санкции против сирийского и иранского режимов будут преодолены, поэтому они спешат начать переговоры, опасаясь, что влияние санкций распространится на их страну и станет угрозой для политического режима Путина, особенно после неутешительных результатов последних выборов, состоявшихся некоторое время назад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.