После почти семимесячного перерыва представители Еврокомиссии, Украины и России сядут за стол переговоров, чтобы обсудить, будет ли российский газ (а если да, то в каком объеме) поставляться в Европу по украинским газопроводам. Дело в том, что в конце года истекает срок действия транзитного договора, который имеет для Киева ключевое значение: благодаря плате за транзит украинский бюджет получал ежегодно около трех миллиардов долларов, а это примерно 3% ВВП Украины.

Перевес на стороне Украины

Времени на достижение соглашения остается все меньше. Действующий контракт утратит силу 31 декабря 2019 года. Стороны ведут диалог уже больше года, но пока договориться им не удалось. Газпром, однако, осознает, что это неизбежно по двум причинам. Во-первых, имеющиеся мощности газопроводов, идущих в обход украинской территории, даже если учитывать «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», не дадут россиянам возможности выполнить свои контрактные обязательства на поставку газа. Во-вторых, вынесенный недавно cудом ЕС вердикт ограничивает Газпром в пользовании сухопутным продолжением «Северного потока —1» — газопроводом OPAL. Российский монополист будет вынужден сократить объем поставок по «Северному потоку» на 12,4 миллиарда кубометров в год. Это означает, что ему придется сохранить транзит через украинскую территорию и по трубопроводу «Братство». Таким образом за столом переговоров перевес будет на стороне украинцев.

Транзит без договора?

В российской прессе появились сообщения, что в Брюсселе Еврокомиссия предложит вариант сохранения поставок через украинскую территорию без подписания нового договора. Сама Комиссия не комментирует эту информацию: ее пресс-секретарь Анка Падурару (Anca Paduraru) заявила, что нужно подождать окончания переговоров.

Газпром теоретически мог бы не подписывать договор с украинцами, если, как объясняют российские СМИ, те возьмут на себя обязательства с 1 января 2020 года следовать европейским энергетическим нормам. Тогда российский концерн сможет для осуществления кратко- и среднесрочных поставок покупать мощности украинских газопроводов на аукционах, не подписывая долгосрочный контракт, которого он не хочет.

Такое решение в определенной степени выгодно Киеву. Во-первых, уменьшится давление со стороны Газпрома, который обычно увязывает заключение транзитных договоров с подписанием контракта на поставки, которого, в свою очередь, не хочет Киев. Во-вторых, Украина сможет зарабатывать на транзите, возможно, даже больше, чем сейчас, речь, правда, идет только о ближайшей перспективе. Однако и украинская сторона, и Еврокомиссия выступают за долгосрочный контракт, который будет действовать как минимум 10 лет и учитывать ограничивающие Газпром антимонопольные нормы.

Переговоры будут сложными. Принимая во внимание то, как выглядели предыдущие, сложно рассчитывать, что 19 сентября произойдет перелом, тем более что сейчас на повестке дня может появиться тема выполнения вердикта Стокгольмского арбитража, который предписал Газпрому выплатить украинской компании Нафтогаз 4,63 миллиарда долларов за недопоставку согласованных объемов газа для транзита. Пока украинцам удалось получить чуть более двух миллиардов и добиться замораживания части европейских активов российского концерна. В середине августа Юрий Витренко, занимающий в Нафтогазе пост директора по развитию бизнеса, заявил, что до конца следующего года компания надеется взыскать три миллиарда. Возможно, россияне, на что намекал в 2018 году Владимир Путин, потребуют от украинцев «урегулировать споры в арбитраже» взамен за подписание транзитного договора.

Уступит ли Украина россиянам?

Президент Владимир Зеленский объявил, что Киев приложит все усилия к тому, чтобы обеспечить бесперебойные поставки газа в Европу. Может ли это быть знаком того, что Киев готов идти на уступки? В 2018 году Нафтогаз предложил снизить транзитную ставку на 20%, то есть довести ее до уровня в 2,17 доллара за транспортировку 1 тысячи кубометров на 100 километров, если объем поставок вырастет до 141 миллиарда кубометров в год. Следует напомнить, что в 2018 году Россия экспортировала 201,7 миллиарда кубометров газа, из них — 86,8 миллиарда кубометров (около 43%) через украинскую территорию. В 1991-2008 годах по этому маршруту транспортировалось более 100 миллиардов кубометров сырья в год, а в пиковый момент 1998 года — 141,1.

Газпром будет тянуть время?

Если накануне вынесения вердикта Суда ЕС по газопроводу OPAL Газпром мог еще питать надежды, что ему удастся обойтись без договоренностей с украинцами, то сейчас иллюзий у него не осталось. В связи с этим нельзя исключить, что россияне согласятся на подписание договора, а таким образом пойдут навстречу Еврокомиссии и Украине, однако, лишь до запуска в эксплуатацию «Северного потока — 2». Остается вопросом, сможет ли в случае уступок Киев рассчитывать на поддержку западных партнеров, и какие условия те выдвинут. По данным на 16 сентября, европейские газохранилища заполнены на 95,17% (99,96 миллиардов кубометров). Это самый высокий показатель с 2011 года. Для сравнения: год назад они были заполнены всего на 78,41%. Рекордные запасы, каких у нее не бывало с 2014 года, обеспечила себе также Украина, заполнившая хранилища на 64,26% (это примерно 19,07 миллиардов кубометров, что на 3,5 миллиарда кубометров больше, чем в аналогичный прошлогодний период). Так что, судя по всему, атмосфера на переговорах в Брюсселе будет не столь напряженной.

Газпром, в свою очередь, может затягивать принятие окончательного решения, рассчитывая продолжить переговоры с представителями новой Еврокомиссии, которая приступит к работе с ноября. Это был бы рискованный, но очень характерный для российского концерна шаг.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.