Многие эксперты и аналитики не верят, что удушение Ирана при помощи международных санкций, особенно со стороны США, может дисциплинировать Тегеран, заставить его прекратить террор и поддержку различных группировок в регионе. Среди них «Хезболла» в Ливане, мятежное движение хуситов в Йемене, Силы народной мобилизации в Ираке — все группы, ведущие прокси-войны от лица Ирана в своих странах или нападающие на соседние государства, например, на членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Об этом говорят последние атаки на два завода, принадлежащие саудовскому нефтяному гиганту Saudi Aramco в Абкайке и Хурайсе. Объект в Абкайке — крупнейший нефтеперерабатывающий завод в мире, он играет главную роль в повседневной работе саудовской нефтяной компании. По данным Saudi Aramco, этот завод может перерабатывать 7 миллионов баррелей нефти в сутки.

Иран находится под внутренним и внешним давлением из-за недавних американских санкций, введенных администрацией президента Дональда Трампа, цель которых — свести к нулю иранский экспорт. Особое значение здесь имеет заявление Вашингтона об отмене льгот, предоставленных восьми странам для импорта иранской нефти. Затем администрация Трампа нанесла ещё один удар по иранской экономике, введя санкции в отношении горнодобывающего сектора страны, в частности экспорта алюминия, меди и стали.

«Благодаря недавним санкциям режим в Тегеране лишается примерно 5,5 миллиардов долларов в год от экспорта продукции горнодобывающей промышленности, в то время как 13% ненефтяного экспорта Ирана приходится на сталь. Кроме того, развитие ядерной и ракетной программ страны предполагает использование части произведённой стали», — рассказал Саид Касими-Неджад, политический аналитик Фонда защиты демократий.

В то же время, как сообщает сайт Iran Way, экспорт стали из Ирана составил около 10%. Другими словами, в случае применения санкций государство потеряет около 9,5 миллиардов долларов, поскольку доходы от ненефтяного экспорта составляют 44,3 миллиарда долларов. Согласно Kepler, международной компании, которая занимается отслеживанием информации вокруг нефтяного сектора, политика обнуления экспорта иранской нефти уже близка к конечной цели, поскольку только 180 тысяч баррелей иранской нефти сегодня попадают на рынки. Объём нереализованных запасов нефти в Иране достиг примерно 120 миллионов баррелей к концу августа, в то время как, согласно данным Управления энергетической информации США, «вполне вероятно, что общий объём запасов нереализованной нефти не превышал 55 миллионов баррелей в период до санкций, то есть между 2012 до 2016 годами».

В связи с этим причастность Ирана к недавним атакам на саудовские нефтяные объекты можно назвать криком боли, но на этот раз опасность заключается в том, что нападение на территорию Саудовской Аравии было осуществлено с иранской базы вблизи Ирака. «Иранцы запустили крылатые ракеты, которые пролетели над Ираком и Кувейтом. Летели они низко и в сопровождении беспилотников», — сообщил источник американскому каналу СNN. К такому же выводу пришёл американский представитель, давший интервью агентству «Франс Пресс». По его словам, удар по объектам саудовского нефтяного гиганта был нанесен с помощью ракет, запущенных с иранской территории.

Согласно сообщениям американских СМИ, Вашингтон определил, откуда были запущены иранские беспилотники и крылатые ракеты, нацеленные на нефтяные объекты Саудовской Аравии. Точки запуска расположены на юге Ирана и к северу от Персидского залива.

Как гласят результаты предварительных расследований, проведённых коалицией по восстановлению легитимности в Йемене и администрацией США, нападение не могло быть совершено с территории Йемена.

Обнаружив, что оружие — иранское, Саудовская Аравия пригрозила «странам, стоящим за этими трусливыми террористическими атаками». По её мнению, речь об угрозе не только региону, но и всему миру, поэтому было решено пригласить международных экспертов для участия в расследовании инцидента. Международное сообщество должно выполнить свои обязательства, а международные организации, в первую очередь ООН и ее Совет Безопасности, должны занять четкую и прочную позицию в отношении нападения Ирана на важнейшие нефтяные объекты в мире, а именно саудовский нефтеперерабатывающий завод в Абкайке.

Саудовские НПЗ играют ключевую роль на мировом нефтяном рынке. На завод в Абкайке приходится 5% мирового производства нефти (до 100 миллионов баррелей), при этом от 6 до 7 миллионов баррелей нефти экспортируются через три трубопровода, выходящих к городу Рас-Таннура и Бахрейну.

До нападений на объекты Saudi Aramco целью Тегерана были навигационные суда. Также он угрожал международной торговле, энергетике и свободе судоходства в регионе посредством террористических атак на нефтяные танкеры и торговые суда в водах Персидского залива, Ормузского пролива и Аравийского моря. Время от времени страна угрожала закрыть Ормузский пролив. Эта глобальная артерия имеет жизненно важное значение для поставок энергоносителей.

Международное сообщество должно занять твёрдую позицию в отношении иранского террора, который бьет по мировым поставкам энергоносителей и наносит серьезный ущерб мировой экономике. И не факт, что именно Саудовская Аравия будет жертвой следующего нападения, как полагают некоторые.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.