Долгожданный обмен «удерживаемыми лицами» между Украиной и Россией, состоявшийся в начале сентября, стал действительно важным событием. Домой из плена вернулись 35 наших сограждан — это моряки, захваченные в нейтральных водах Черного моря во время похода на Азов и политические заключенные, осужденные в России на длительные сроки. Москве же отдали боевиков, террористов и предателей, которых почти никто на аэродроме Внуково не встречал.

Последний раз подобный обмен (правда, с ОРДЛО) по формуле «74 на 233» состоялся еще в конце 2017 года. Потом процесс был заблокирован. В это время в Минске заседали переговорщики, Украина судилась с РФ в международных инстанциях. Но, даже несмотря на положительное решение трибунала ООН по морскому праву, которое обязывало Россию освободить моряков и вернуть нам корабли, ощутимого прогресса не было.

Обнадеживающие шаги

Украинские граждане де-факто стали заложниками Кремля, который использовал их как элемент политического давления на Киев и аргумент в переговорах с Западом. Поэтому сентябрьский обмен был воспринят с большим энтузиазмом. Радовались родные и близкие пленных, радовались граждане, которые все это время сопереживали, гордилась новая властная команда, которая смогла сделать то, что не удавалось её предшественникам.

Это событие положительно оценили и мировые лидеры. Президент США Дональд Трамп назвал обмен «возможно, первым гигантским шагом к миру». Его французский коллега Эммануэль Макрон заявил, что «это решающий шаг в возобновлении конструктивного диалога». Канцлер ФРГ Ангела Меркель констатировала, что «обмен — это знак, который дает надежду». Знаменательное событие обсудили в телефонном разговоре лидеры Украины и РФ Владимир Зеленский и Владимир Путин. Пресс-службы обоих президентов отметили важность обмена, результат которого является шагом на пути к нормализации диалога, а россияне еще упомянули «об оздоровлении двусторонних отношений». Ну и, конечно, о необходимости дальнейшего мирного урегулирования на Донбассе на основе выполнения Минских договоренностей.

Вдохновленные положительным результатом, мировые игроки неизбежно захотят закрепить успех и достичь скорейшего мира на Украине, чтобы на Донбассе не стреляли. Собственно, это уже началось. Со сменой власти в Киеве минский формат был перезагружен, идет процесс разведения войск, объявлено очередное перемирие, во время которого, правда, продолжают гибнуть наши военнослужащие. Секретарь СНБО Александр Данилюк заявляет о намерении реализовать «Минск» в полном объеме, потому что стоять и упираться лбом нельзя. «Мы хотим реинтегрировать территории, и считаю, что мы к этому готовы. В 2014 году сделать это было бы смерти подобно — мы как страна просто не выдержали, не смогли бы», — признает Данилюк в интервью LB.ua.

Киев демонстрирует впечатляющую преданность Минским соглашениям, первые из которых были подписаны как раз пять лет назад. В Станице Луганской отведены войска, демонтированы бетонные укрепления на подконтрольном участке линии разграничения, территория разминирована и даже сняты украинские флаги, которые впоследствии все же вернули. Зато «та сторона» не торопится выполнять свои обязательства. Между тем, Киев выражает готовность развести силы и средства еще на двух участках — в Петровском и Золотом, чтобы потом достичь аналогичного результата вдоль всей линии боевого столкновения. «Мы — мирная страна», «Мир является нашим приоритетом» — с такими посланиями постоянно выступают представители новой украинской администрации. Но скептики, критики и конспирологи часто видят в этом «мир любой ценой», под видом которого стране могут навязать «болезненные компромиссы».

И здесь речь идет не только о блоке безопасности, но и о политическом блоке. Ведь именно политико-дипломатический способ урегулирования конфликта является приоритетным и общепризнанным. Составляющей этого процесса является проведение местных выборов на оккупированных территориях Донбасса. Они должны состояться по украинскому законодательству и быть признаны ОБСЕ. И только после этого, если придерживаться последовательности шагов выполнения «Минска», Украине передадут контроль над границей с РФ. Поэтому на идее выборов в ОРДЛО будут делать акцент с особым рвением и каждый раз настойчивее.

Иллюзия волеизъявления

В настоящее время в политический лексикон вернулся позабытый оборот «формула Штайнмайера» (Франк Вальтер Штайнмайер — президент Германии, перед этим занимавший пост главы МИД), суть которой заключается не в последовательном выполнении условий «Минска», а в компромиссной реализации того, что можно сделать, чтобы не топтаться на месте. Например, сначала принять конституционные изменения, которые закрепляют особый статус ОРДЛО, а уже потом провести там выборы и восстановить контроль над границей. Причем проведение выборов — еще до вывода оккупационных войск.

Ярым сторонником этой формулы всегда был глава МИД РФ Сергей Лавров. А помощник президента Путина Юрий Ушаков предлагает, чтобы Киев письменно обязался соблюдать алгоритм «согласно Штайнмайеру». Интерес Кремля состоит в том, чтобы провести на оккупированных территориях выборы под его контролем и сделать своих марионеток стороной прямого диалога с Киевом, который, вероятно, запланировал досрочные местные выборы на весну 2020 года. Возможно, также и на Донбассе.

К таким выводам подталкивает активность Зе-команды по поводу досрочной отставки центризбиркома и постоянные разговоры о референдуме как об инструменте народовластия. Имея послушную ЦИК, можно «освятить» результаты выборов в ОРДЛО, а плебисцитом прикрыться для реализации «мучительных компромиссов». Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко говорит о максимальном приближении мира на Донбассе и тоже называет 2020 год, когда в идеальном варианте должны состояться выборы по общим правилам в Житомире, Киевской области, Донецке и Луганске.

«Сама по себе идея синхронизации выборов там и здесь является адекватной. Рано или поздно нам придется это сделать, если мы хотим реальной реинтеграции Донбасса, — отмечает эксминистр иностранных дел Павел Климкин в статье для «Европейской правды». — Ключевая проблема состоит в том, хватит ли времени, оставшегося до выборов 2020 года, для создания всех необходимых условий для проведения выборов в Донбассе по стандартам ОБСЕ и украинскому законодательству? Лично я сомневаюсь. Чудеса, конечно, случаются, но не тогда, когда имеешь дело с РФ».

Президент Зеленский назвал «формулу Штайнмайера» одним из самых сложных вопросов, которые будут обсуждаться во время предстоящей встречи лидеров стран нормандской четверки (в последний раз они собирались еще в 2016-м году в Берлине). В интервью Associated Press глава украинской делегации на переговорах в Минске Леонид Кучма заявил, что Франция и Германия будут стараться подтолкнуть Украину к неприемлемым уступкам России. «У меня нет большой надежды. Зеленскому будет очень трудно — он будет один против троих», — говорит Кучма.

Поэтому к грядущим переговорам приковано такое пристальное внимание. Ведь ранее соотношение сил за столом переговоров было совсем иным. Инициатива принадлежала Берлину. Сейчас более активен Париж. Стремясь достичь скорейшего мира на Украине и снять санкции с РФ, на Киев будут давить. Перед украинским президентом стоит чрезвычайно трудная и важная задача — отстоять национальные интересы и защитить суверенитет. Общество должно осознавать, что для власти является красной линией, где та грань компромисса, за которой начинается измена и капитуляция.

У нас уже есть информация о рисках «формулы Штайнмайера», но не менее важно также знать, хотя бы в общих чертах, «формулу Зеленского», как справедливо заметил экс-премьер Арсений Яценюк в кулуарах форума YES. Иначе общественно-политическая ситуация в государстве будет напрягаться и это может иметь непредсказуемые последствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.