Соседские отношения должны быть первым приоритетом. Так всегда было во внешней политике всех стран — отношения с соседями должны быть наилучшими. А в нашем случае это касается всех, кроме России. И частично Белоруссии, которая, к сожалению, очень зависима от своего восточного соседа, и не всегда контролирует то, что происходит на ее территории в том, что касается безопасности. Если же говорить о Польше, которая десятилетиями была нашим самым большим адвокатом в Европе, то для нас она критически важна.

Хотя надо и честно признать, что такое поведение обусловлено не большой любовью к Украине, а пониманием того, что независимая Украина — буфер между агрессивной Россией и Польшей, а это всегда лучше, чем Россия на границе. Поэтому мы должны четко понимать: для Польши здесь речь идет о национальных интересах. Как не вспомнить формулу Юзефа Пилсудского: «Без независимой Украины не будет независимой Польши, а без независимой Польши — независимой Украины». И это абсолютная правда.

Поэтому исторически и объективно отношения между Украиной и Польшей всегда имели стратегическое значение для обеих стран, и именно так и выстраивались с момента независимости. Польша, кстати, была первой страной, которая признала украинскую независимость. Поэтому президенты как Украины, так и Польши пытались делать все, чтобы этот стратегический курс был максимально успешным. И так действительно было. Как Кучма, так и Ющенко делали максимум возможного, чтобы найти взаимопонимание с поляками. Было непросто, и случалось так, что внутри обеих стран определенные силы пытались раздуть недопонимание, и при президентах Кучме и Ющенко, а также Квасьневском и Качиньском, все удавалось урегулировать. Была найдена очень емкая гуманная формула — прощаем и просим прощения. Ведь отношения между украинцами и поляками как в древности, так и в XXI веке, были полны кровавых событий. И виновными были, с одной стороны — поляки, а с другой — украинцы. Взаимное прощение и извинения были тем, что подводило черту.

Но вскоре в Польше к власти пришли другие силы, которые решили, что на историческом прошлом можно строить себе популярность, что отбросило наши отношения назад. Началось это при Януковиче, проявлялось и позже. Драматичность эта тенденция приобрела, как ни странно, после начала российской агрессии. Хотя, учитывая историческую парадигму, поляки должны были наоборот поддерживать и усиливать Украину, но вместо того начались вещи, которые, по моему мнению, шли вопреки интересам самой Польши. Потому что в слабой Украине есть угроза для Польши, зато в сильной — ее безопасность. Все это очевидные, банальные вещи.

А по поводу исторических вопросов, то они все болезненные. Разве мы не испытываем боль от преступлений поляков перед украинцами? Сегодня уже никто не скажет, кто стрелял первым. Поэтому мудрые руководители — а предыдущие президенты, по-моему, именно этой мудростью обладали — искали и находили определенные решения. Те, которые не ворошат кровавое прошлое, а, наоборот, заживляют его. Впрочем, некоторые силы сегодняшней Польши решили, что они могут сыграть на этом в своих внутриполитических целях. Подобные вещи всегда делают из тебя псевдопатриота, который якобы борется за историческую справедливость. Впрочем, бороться надо с двух сторон.

При президенте Порошенко, по-моему, на такие односторонние польские действия были очень адекватные ответы. Это очень не нравилось — никогда не нравится, когда ты чего-то хочешь, а тебе говорят «нет, так не будет». Как-никак, а ты так же должен нести ответственность за то, что происходило с украинцами. Что происходило во время визита Зеленского в Польшу? Вроде как речь идет о начале поиска этого самого примирения. То есть процесса, где каждая из сторон должна сделать шаг навстречу. Для поляков идея поиска могил погибших в годы Второй мировой войны является темой болезненной и важной. Они, вероятно, намерены строить на тех местах памятники, мемориалы и так далее. Хорошо, но точно такую же позицию должно занять польское правительство относительно украинцев, которые были уничтожены поляками на территории современной Польши. А пока, к сожалению, такого подхода не видно. Нельзя тут строить, а там разрушать. Вот как в селе Грушовичи, где варварским образом были разрушены памятные знаки воинам УПА (запрещенная в России организация — прим. ред.). И такой случай не единичный. И в этом должна быть взаимность. Потому однобокость — путь не к примирению, а к еще большему обострению этих тем.

Шаги навстречу искать действительно стоит, но делать это надо совместно. И если президенту Зеленскому это удалось — по крайней мере начать процесс восстановления доверия и взаимного прощения, то дай Бог. Будем веселиться. Сейчас я не слышал ничего, что бы говорило о взаимности. Потому если с нашей стороны это уступка в обмен на квоты на перевозки — это, извините, немного разные вещи. То — политика, а это — экономика. Там говорится о том, что может способствовать и обернуться негативными тенденциями, а здесь элементарная экономика — сегодня дали столько разрешений, а завтра на 100 штук больше. Это очень разные вещи, несовместимые. А сравнивать надо только то, что сравнивается, и именно на этом строить взаимность. Иначе в отношениях никак.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.