Прежде всего, стоит напомнить историю термина «молодая команда», который уже давно стал самостоятельным определением. Приблизительное значение его таково: это определенная группа сообщников, которым одним из многих удалось получить власть относительно честным путем. Полученная власть используется демонстративно вызывающе, особенно в сфере личного обогащения.

Впервые этот термин появился в более широком применении благодаря бывшему мэру Киева Леониду Черновецкому и его золотым словам «я и моя молодая команда делаем что-то важное, что-то нужное». Сам товарищ «Космос» сейчас якобы находится в изгнании, в Грузии, но, судя по странице в фейсбуке, на жизнь не жалуется. Не могут пожаловаться на жизнь и те, кого Леонид Черновецкий назвал своей «молодой командой» и чья бурная деятельность на ниве «разгосударствления» столичной недвижимости стала легендарной. Лесик Довгий, который во времена президентства Януковича удачно влюбился в дочку депутата Верховной рады от Партии регионов, сейчас вновь избран в парламент «по мажоритарке», ресурсов хватает. Сергей Березенко — едва ли не главная «молодая» надежда и опора БПП, патриот и государственник. Персонажи меньшего масштаба — так же не чуждые власти люди, в частности Киевсовету и столичной городской администрации, без сомнения, патриоты и государственники.

Теперь нужно определиться, что такое популизм на Украине и когда вся эта вакханалия началась. Учитывая то, что Украина объективно является бедным государством (я не говорю о потенциале или недрах, а о ВВП и средствах, которыми оперирует государственный аппарат), это влияет и на способ самовыражения популистов. Популист без ресурсов — это печальное и неприглядное явление, он не может предложить ни хлеба, ни приличных зрелищ. Вместо этого он предлагает врага. Причем для нас этого врага нельзя даже ограбить, поэтому популист предлагает просто сделать ему плохо.

Например, когда сказка о поддержке украинского автопроизводителя надоела окончательно и слова «Васадзе» (Тариэл Васадзе — украинский политик и предприниматель, народный депутат Верховной рады, президент ОАО Украинская автомобильная корпорация, — прим. ред.) и «ланос» (автомобиль, разработанный компанией Daewoo, производившийся в том числе и на Украине — прим. ред.) перешли в разряд неприличных, страна несколько лет жила в режиме натравливания «жестянщиков» на «честных налогоплательщиков» и наоборот. Закончилось все чисто по-украински: растаможили как-то «по льготному тарифу», сами правила так и оставили половинчатыми, а средства направили в пенсионный фонд накануне выборов. Браво!

После перехода к энергоэффективности государство тратит миллионы на утепление и замену котлов, причем в виде кредитов. В то же время миллиарды безвозвратно идут на субсидии. Кому, кроме Фирташа и Ахметова, от этого хорошо?

Главной чертой украинского популизма является то, что он не приносит пользу «народу» даже в краткосрочной перспективе. Это просто процесс, в котором большинство (народа, пешеходов, жителей) якобы «ставят на место» меньшинства (водителей, предпринимателей, собственников). Это просто удовольствие от процесса, которое превращается в голоса во время выборов.

Так складывалось годами. И готовили почву для этого как раз те, кто сейчас становятся в позу римского сенатора и клеймят «быдло» с высоты своей «консервативной» или «правой» идеологии. Хотя в них столько консерватизма, сколько у Богдана либертарианства (набор политических философий и движений, которые поддерживают свободу как основной принцип — прим. перев.). Это люди, которые затеяли игру «разведи народ на популистской теме» и проиграли в ней.

Особенно радует сравнение наших популистов с западными. Хотя никакие сравнения тут не к месту ни по форме, ни по содержанию. Дональд Трамп действительно уменьшил нагрузку на бизнес и сделал жизнь простого «реднека» (жаргонное название белых фермеров, жителей сельской глубинки США — прим. перев.) финансово проще. Это по содержанию. А Борис Джонсон может цитировать греческую классику на языке оригинала. Это если о форме.

У нас же оно не идет ни по форме, ни по содержанию. Потому что это — не популизм. Это типичное «разделяй и властвуй», но в пределах одного социума. Верхушка — это будто бы Рим, а общество — это как племена берберов, где одному соплеменнику вождя пообещали велодорожку, а другому — снижение пошлины на импорт автомобилей. Берберам интересно, Риму выгодно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.