Русский по происхождению Сергей Магид (72 года) в 1990 году переехал в Прагу, женился на дочери бывшего политического заключенного и с тех пор живет в Чехии. Но впервые он побывал в Чехословакии в августе 1968 года, будучи одним из солдат Красной армии (так в оригинале — прим. перев.). Что думает о тех трагических событиях человек, который с самого начала был не согласен с оккупацией, но при этом непосредственно в ней участвовал?

Не все солдаты, кто в ночь с 20 на 21 августе 1968 года приехал в Чехословакию, поддерживали оккупацию войсками Варшавского договора. Показательный пример — Сергей Магид. Уроженец Санкт-Петербурга (Ленинграда) любил западную культуру, «Битлз» и, наоборот, ненавидел коммунизм. Когда в 19 лет его призвали в армию, он и не подозревал, что станет очевидцем одной из тяжелейших национальных травм для чехов и словаков.

Большинство советских солдат летело в Чехословакию, не зная, что их там ожидает. Сергей перед вылетом прошел политическую подготовку, но к правде советская пропаганда не имела никакого отношения. Командиры сообщили Сергею и остальным солдатам, что в Чехословакию прорвались танки из Германии и что они уже проникли на 50 километров вглубь страны.

Поэтому солдаты думали, что оказывают «братскую помощь для отражения империалистического вторжения». «Сначала никто ничего не мог понять. У нас не было никакой информации, кроме „Красной звезды", но там все, конечно, подтверждали, хотя я знал, что они врут. Но даже я сам, кто ненавидел коммунистов, думал: „Господи, немецкие танки в Чехословакии?" Кто знает? А вы можете себе представить, что было в головах у менее образованных парней?» — рассказал Сергей в прошлом году в 50-ю годовщину оккупации организации «Пост Беллум», которая организовала проект «Память народа»,

«Кроме того, нам говорили: „Мы хотим спасать, а не захватывать. Мы не хотим оккупировать. Мы — благородные рыцари"», — добавил Сергей, заметив, что трагедия советских солдат крылась именно в этом подходе.

Сергей хотя бы знал, куда он летит, а вот некоторые новобранцы думали, что летят на учения в Казахстан. Самолет, на борту которого оказался Сергей, пересек границу с Чехословакией ночью.

«Мы приземлились на каком-то аэродроме. Потом мы узнали, что это „Рузыне". Было темно. Мы видели только огни танков и грузовиков, которые все выезжали. И фонарики. Все выглядело, как в каком-нибудь американском научно-фантастическом фильме», — так очевидец описал исторические события.

На улицах Праги солдат ожидал сюрприз. Их ждали ликующие толпы, которые приветствовали спасителей от врага. Правда, в роли врагов выступали как раз войска Варшавского договора. Еще рано утром танки окружила толпа людей. В одном из них находился Сергей. По его словам, сначала солдаты испугались, что чехи вытащат их и расправятся с ними. Однако действия населения Сергея удивили.

«Это было по-настоящему смешно. Бедные чехи и бедные русские не знали, кто есть кто. Демонстранты подошли к одной из наших групп. Эти парни были откуда-то с Урала, и 50 процентов из них думали, что они где-то в Польше. Студенты заговорили с ними. О чем? Об экзистенциализме! Там стоял студент и говорил о Сартре, Хайдеггере, о похищении. Русским солдатам все это было дико. Он говорил по-русски, но какими-то нечеловеческими словами», — вспоминал Сергей тот культурный шок.

Сергей до сих пор так и не понял, почему граждане Чехословакии не сумели защититься от русских. «Чехи говорят мне, что они малый народ, слабый и так далее. Вы все время становились чье-то жертвой. То Гитлера, то Сталина, то Брежнева. Но посмотрите на финнов. Они сумели защититься от русского чудовища. Их было три миллиона, а вас — 15», — с удивлением сказал Сергей.

Сергей изучал в ленинградском вузе английский язык, но в 1972 году его исключили как антикоммуниста. Потом его, как «элемента», несколько раз сажали, и, по его собственным словам, он не мог вести нормальную жизнь, и ему приходилось работать ночным сторожем. В Чехословакию он вернулся уже после 1990 года и остался навсегда. Он женился на дочери бывшего политического заключенного Вацлава Вашека. Сейчас Сергей занимается литературным творчеством.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.