Частые заходы в японские порты судов, которые подозреваются в причастности к контрабанде северокорейского угля, подчеркнули опасения, связанные с тем, что Япония негласно используется в импорте/экспорте, запрещенных санкциями ООН. Торговля окольными путями и перемещение грузов с одного судна на другое, когда они находятся в море, становятся все более искусными, и международная система ограничений не успевает их отслеживать.

Экспорт угля из КНДР, приносящий валюту Ким Чен Ыну, был запрещен в 2017 году, однако нарушения следуют одно за другим. Например, по данным Южной Кореи, опубликованным в августе 2018 года, уголь отправляется из Вонсана, расположенного в восточной части КНДР, в Холмске его перегружают на другое судно и переправляют в Южную Корею. 

Велика вероятность, что и сейчас санкции нарушаются. «КНДР избегает санкций, перегружая уголь с судна на судно в море», — заявило в марте правительство США, отметив, что КНДР эксплуатирует по меньшей мере 33 судна, перевозящих уголь. 

По данным проекта предварительного отчета специальной комиссии по санкциям против КНДР Совета Безопасности ООН, который будет опубликован уже в сентябре, в период с января по апрель КНДР за 127 раз экспортировала 930 тысяч тонн угля на сумму 93 миллиона долларов. 

Есть примеры махинаций, скрывающих факт нарушения санкций. После того как Южная Корея запретила белизскому судну «Шайнинг Рич» заходить в свои порты, оно неоднократно появлялось в Японии, а осенью 2018 года корабль был переименован в «Гафон» и стал относиться к Того. 

Через брешь в санкционной сети маячит тень России и Китая, которые пассивно относятся к усилению давления на КНДР. В течение последнего года «Гафон» появлялся в японских портах. Примерно в тот же период он был замечен в Находке и Наньтуне. 

Судно «Джинрон», попавшее под санкции Южной Кореи, в ноябре прошлого года зашло в китайский порт Инкоу, в декабре — в Ниигата, после чего его видели во Владивостоке. При этом судоходная компания базируется в Китае. Находящиеся под американскими санкциями два судна, которые зашли в японский порт в 2018 году, принадлежат России. 

На фоне примирительной позиции администрации президента Южной Кореи Мун Джэина в отношении КНДР эксперты отмечают причастность южнокорейского бизнеса к перегрузке судов в море. В апреле стало известно, что власти РК завели дело против южнокорейского танкера, который подозревается в передаче нефтепродуктов судну из КНДР. 

«Во всех странах буксует законотворчество, которое бы воспрепятствовало экономической деятельности компаний и частных лиц, подозреваемых в нарушении санкций», — отмечает Кацухиса Фурукава, до 2016 года состоявший в специальной комиссии по санкциям против КНДР Совета Безопасности ООН. По его словам, всем заинтересованным странам необходимо усилить сотрудничество в области расследований. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.