Глава российского МИД Сергей Лавров, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин и временный поверенный в делах посольства ФРГ открыли в Москве выставку, посвященную Второй мировой войне. Это часть кампании по оправданию пакта Молотова — Риббентропа.

Палачей и их жертв ставят на одну доску, чтобы очернить Россию, выступающую наследницей СССР, и одновременно обелить собственные страны, которые шли на уступки гитлеровскому режиму, или найти оправдание для сноса памятников освободителям, рассказывал Лавров, намекая на то, что в Польше и странах Балтии общественное пространство очищают от символов советского доминирования.

Министр убеждал, что подписать 23 августа 1939 года Договор о ненападении с Германией склонили СССР польско-немецкое соглашение о неприменении силы от 1934 года, а также политика Парижа и Берлина. В анонсе выставки можно прочесть, что Варшава отвергла советское предложение по противодействию немецкой экспансии. Из этого следует, что она несет ответственность за то, что антигитлеровская коалиция не появилась уже в 1939 году. Среди представленных на экспозиции документов есть оригинал договора с Третьим рейхом и секретного протокола, который предусматривал раздел Центральной Европы. Он стал основанием для нападения на Польшу и аннексии СССР стран Балтии, а также части Финляндии и Румынии.

«Россия старается показать, что действия Советского Союза ничем не отличались от действий стран, которые проводили политику сдерживания Гитлера. Между тем пакт Молотова — Риббентропа был экстраординарным документом, ведь он предполагал, что Европу разделят между собой два тоталитарных государства, — объясняет сотрудник Польского института международных дел Лукаш Ясина (Łukasz Jasina). — Россияне продолжают придерживаться принципа царских и советских времен, считая, что хороши все средства, которые можно применить во внешней политике».

В 2018 году мы стали свидетелями сходной российской активности в годовщину подписания Мюнхенского соглашения и захвата Польшей Заользья. Тогда Москва доказывала, что поляки, приняв участие в разделе Чехословакии, способствовали развязыванию войны. Новое наступление России на историческом фронте — это в том числе реакция на отказ Варшавы пригласить Путина на мероприятия, которые она устраивает 1 сентября. «Вспоминать годовщину вооруженного нападения на Польшу в присутствии лидера страны, который использует сейчас в отношении своих соседей те же методы, было бы неуместно», — подчеркивал вице-премьер Яцек Сасин (Jacek Sasin) в интервью порталу «Виртуальна Польска».

Какой линии в ближайшие месяцы будет придерживаться Россия, можно понять из твитов постоянного представительства РФ при ОБСЕ. «Вопреки утверждениям, что договоренность Сталина и Гитлера привела к началу Второй мировой войны, на деле СССР был практически последним геополитическим игроком, вынужденно заключившим договор с нацистской Германией. Этому предшествовали пакты с Германией. Польша: «Пилсудского — Гитлера», "Чемберлена — Даладье — Гитлера —Муссолини"/"Мюнхенский сговор«, Великобритания: «Чемберлена — Гитлера», Франция: «Даладье — Гитлера», Эстония: «Сельтера — Риббентропа», Латвия: «Мунтерса — Риббентропа»«, — гласили записи.

Московская выставка, которую до 10 ноября могут бесплатно посетить все желающие, адресована российской аудитории, но Россия хочет обратиться также к зарубежной публике. В понедельник в Русском доме в Берлине представят аналогичную экспозицию. Наши источники в польском дипломатическом ведомстве указывают, что оно анализирует эти действия российской стороны и обдумывает возможные ответные шаги.

На инициативы Москвы обращают внимание также наши соседи. В докладе литовской разведки за 2018 год говорится, что «Кремль использует победу во Второй мировой войне в качестве обоснования своего права на контроль над постсоветским пространством», а тех, кто «выступает против фальсификации истории», называет «сторонниками фашизма и неонацизма». «Российская историческая политика выступает базой для разрушительных действий Кремля, направленных против Литвы и представляющих угрозу для литовской безопасности», — подчеркивается в документе.

Лукаш Ясина говорит, что в этом нет ничего нового: «Россияне всегда использовали историю для обоснования своих территориальных претензий (разделы Польши, нападение на Украину). Адекватный ответ мог бы заключаться в создании специальной организации, занимающейся польско-российским прошлым, публикации документов и книг, демонстрирующих российские преступления. Правду можно отстоять, но иногда некоторые действуют с особым цинизмом», — отмечает аналитик.

В пропаганде Москвы появляются новые элементы. «Например, при поддержке отдельных кругов на Западе и в Израиле формулируются обвинения в адрес Польши, которую изображают страной, где еврейское население преследовалось так же, как в Третьем рейхе», — указывает Ясина. «Больше евреев в Польше убили не немецкие нацисты, а сами поляки», — заявлял в апреле публицист Владимир Соловьев, а политолог Александр Сосновский добавлял, что «поляки уничтожали евреев и забирали их имущество, а сейчас делают вид, будто ничего такого не было».

Отвечая на обвинения в фальсифицировании истории, российские официальные лица напоминают, что Москва взяла на себя ответственность за преступления, знаком чего было, в частности, присутствие Путина в Катыни 7 апреля 2010 года. С другой стороны, российская прокуратура в 2004 году, не назвав виновных, постановила, что у катынского дела истек срок давности. «Россия одновременно транслирует разные послания, так что верить в ее обещания по поводу извинений особенно не стоит», — подчеркивает Ясина.

В самой России за напоминание об агрессии 17 сентября можно попасть под суд. В 2016 году Владимира Лузгина из Перми приговорили к штрафу в 200 тысяч рублей за то, что он поделился на своей странице «ВКонтакте» статьей о «совместном нападении коммунистов и Германии на Польшу». Суд счел, что такая фраза противоречит выводам Нюрнбергского трибунала и обвинил россиянина в реабилитации нацизма. Лузгин оспорил этот приговор в Страсбургском суде.

В последнее время давлению подвергается также Белоруссия. Российские СМИ внимательно следят за сообщениями, свидетельствующими о том, что в этой стране стали вспоминать о традициях Великого княжества Литовского. «Россияне заинтересованы в том, чтобы мы придерживались советского подхода, гласившего, что белорусские крестьяне на протяжении столетий боролись с польско-литовскими магнатами и мечтали об объединении с Москвой. Между тем Великое княжество Литовское — это неотъемлемая часть нашей истории, — объяснят „Дзенник газета правна" белорусский историк Игорь Мельников. — Сейчас российские пропагандисты готовятся к 17 сентября, то есть дате „освобождения западной Белоруссии от панского ярма". Нашим ученым будет непросто». Мельников добавляет, что Россия обращает внимание на все ошибки, которые в своей политике в отношении белорусов совершила в межвоенное двадцатилетие Вторая Речь Посполитая.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.