Результаты выборов, а так же первые шаги и заявления Владимира Зеленского и представителей президентской команды привели к тому, что часть политических комментаторов начала проводить параллель с Александром Лукашенко. Роспуск парламента, заявления о необходимости люстрировать предшественников и публичные ссоры с чиновниками в прямом эфире. Такие действия действительно можно сопоставить со стилем работы президента соседней страны и рассматривать как первые шаги в направлении к авторитарной модели руководства государством.

Делать четкие выводы преждевременно, однако стоит проанализировать, действительно ли это будет иметь значение для Зеленского и к каким последствиям приведет не только для него, но и для всей страны? Будет ли шанс у Зеленского в такой ситуации удержаться у власти, несмотря на все обстоятельства, в том числе и на вооруженную агрессию России в отношении Украины?

Акцент на Лукашенко может стать замечательной идеей для отечественных политиков, ведь опрос многолетней давности, проведенный социологической группой «Рейтинг» свидетельствует о том, что президент Белоруссии является самым популярным иностранным главой государства среди украинцев.

Один из парадоксов отечественной политики состоит в том, что авторитарным правителем на Украине быть как бы и комфортнее, ведь у общества, которое с советских времен сохраняет патерналистские настроения, существует большой запрос на появление «сильной руки». У такого главы государства остается относительно высокий рейтинг доверия к концу срока, а также ему может пригодиться админресурс, что суммарно дает шанс еще раз переизбраться. Однако, попытка узурпации власти на Украине или передача ее в другие руки приводит к Майданам и окончательной ее потери для горе-недодиктаторов, как случилось в 2004-м и 2013-м годах с Кучмой и Януковичем.

Если же политик демократичный, то его рейтинг поддержки довольно резко начинает падать. В парламентско-президентской форме правления власть президента достаточно ограничена, а граждане не достаточно разбираются в тонкостях распределения сфер ответственности ветвей власти, поэтому гарант конституции отдувается за всех, как в случае с Ющенко и Порошенко. Хотя и не все так просто, например, в случае с предыдущим президентом, ведь его фракция в парламенте была самой крупной.

Поэтому в данном случае стоит разделить повторение за Лукашенко на две части: на авторитарную модель правления и на то, что можно обозначить как «бацьковство» — роль патриарха, отчитывающего чиновников и притворяющегося отцом нации, который окутывает народ своей странной патриархальной любовью.

Возможно ли движение к авторитаризму? Получение монопартийного большинства в Раде по результатам парламентских выборов открывает Зеленскому такой путь. В стране нет достаточных предохранителей, чтобы сдержать политика от такого соблазна. Так что государство от этого до сих пор не застраховано.

Однако, стоит ли игра свеч? Если Зеленский действительно захочет превратиться в украинского аналога Лукашенко — то это очень рискованная затея. Повторить трюк белорусского главы государства по сидению на нескольких стульях у него вряд ли получится, ведь Минск с Москвой не воюет, по крайней мере, пока что. Минск также не имеет и теплых отношений с Западом. Да и самому президенту Белоруссии становится все сложнее балансировать между Москвой и Брюсселем — Кремль все решительнее настроен не отдавать бесплатно свои энергоносители, не получив взамен части белорусского суверенитета.

Украина находится в кардинально противоположной плоскости. Она непосредственно зависит от поддержки Запада, ведь дело не только в донорских средствах и продвижении реформ, но и в переговорном процессе по Крыму и Донбассу, а также в сдерживании России от более активных действий. Поэтому авторитаризм может оставить Украину наедине с РФ, ведь ЕС и США не будут толлерантными, наблюдая нарушение прав человека и узурпацию власти.

Показательным примером в данном случае может послужить ситуация в другой соседней стране, Молдавии, где олигарх Плахотнюк долгое время пытался продать Западу себя и свою Демпартию как единственную силу, которая может противостоять Кремлю. Подобное искушение может появиться и у Коломойского, если его влияние на Зеленского действительно является весомым. Однако, пример Плахотнюка свидетельствует, что даже Запад и Россия вместе могут устранить лидера, который не устраивает обе стороны.

Следующим вариантом развития событий может стать попытка пойти на компромисс с Россией. Тогда Зеленскому придется согласиться на роль вассала. Однако такие действия могут вызвать значительную напряженность в обществе и привести к настоящему гражданскому конфликту или отстранению его от власти, ведь значительная часть населения не согласится на подобный сценарий. Сейчас в обществе наблюдается наивысшая степень поддержки вступления Украины в НАТО — более половины ее жителей готовы проголосовать «за».

Да и не факт, что в Кремле не нашлось бы лучших кандидатов на роль своего управляемого президента. Также не стоит забывать, что Путину, чтобы поднять рейтинг, который заметно пошатнулся, нужны победы, поэтому появляются сомнения, не захочет ли он осуществить триумфальное присоединения к РФ, если не всей Украины, то хотя бы ее куска, кроме уже оккупированных территорий.

Для противостояния и Москве, и Брюсселю одновременно, Зеленскому необходимо будет найти поддержку внутри страны. Но единственной серьезной базой поддержки, которая могла бы обеспечить сопротивление Кремлю — это разве что ультраправые силы и вооруженные силы. Но это явно не его электорат.

Что же касается продолжающихся попыток заигрывания с народом с помощью публичных порок случайных чиновников, то на первых порах это может принести политические дивиденды. Рост рейтинга «Слуги народа» после таких действий прекрасно это подтверждает.

Однако эта позиция нуждается в подкреплении слов делом. Одним только публичным изгнанием из зала не обойтись. Народ, насмотревшись сериала, ожидает от Зеленского «сильной руки», то есть той же авторитарной модели руководства страной, которая готова, если не расстреливать, то бросить коррупционеров, «плохих политиков» и олигархов за решетку. А с этим стоит быть поосторожнее, ведь продолжение ведения параллелей с сериалом может сделать Зеленского заложником собственного образа.

Готов ли к этому сам Зеленский? Конечно, нет. Однако большинство в парламенте позволяет добиться результатов без показательных шоу и попыток работать на камеру.

Поэтому, если Зеленский попытается узурпировать власть — это станет шагом к его политическому самоубийству. Остается надеяться, что он это понимает, как и понимает, что заигрывание с телеобразом следует прекращать, чтобы не потерять связь с реальностью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.