Киев, Украина — Когда Джозеф Байден в апреле объявил о том, что будет добиваться президентского поста, его сын Хантер покинул крупнейшую частную украинскую газовую компанию, в которой он проработал пять лет.

С того самого момента, когда Хантер Байден получил эту работу в 2014 году, республиканцы говорили, что эта позиция представляет собой конфликт интересов для упомянутых членов семьи Байденов. Джо Байден в то время был вице-президентом, и именно он в администрации президента Барака Обамы занимался формированием политики в отношении Украины. Он предложил Украине помощь со стороны Соединенных Штатов для увеличения добычи природного газа, от которой должна была получить выгоду энергетическая промышленность Украины.

В настоящий момент работа Хантера Байдена в совете директоров компании Burisma Holdings, превратилась в проблему в связи с решением его отца участвовать в президентской гонке, а также стала поводом для нападок со стороны президента Трампа и его союзников. Самому Трампу постоянно задают вопросы о той выгоде, которую члены его семьи пытаются получить от его президентства, и теперь такое же внимание уделяется сделкам Хантера Байдена.

По словам Трампа, было бы «уместным» попросить генерального прокурора Уильяма Барра (William P. Barr) начать расследование того, что, по выражению нынешнего президента, может превратиться в «очень большую ситуацию». Адвокат Трампа Рудольф Джулиани призвал общество потребовать проведения парламентского расследования.

Бывший украинский прокурор, смещенный с должности в результате давления Джо Байдена на правительство Украины, сообщил корреспонденту газеты «Вашингтон пост» (Washington Post) о том, что введение Хантера Байдена в совет директоров компании Burisma было «довольно спорным», поскольку у него не было соответствующего опыта.

Джо Байден и Хантер Байден отклонили просьбу об интервью, однако они стали защищать свои действия с помощью собственных заявлений и заявлений их официальных представителей.

«Тот нарратив, который предлагается и разрабатывается политическим аппаратом правого крыла, очевидно является ложным», — подчеркнул Хантер Байден в своем заявлении, направленном в газету Washington Post.

Эндрю Бейтс (Andrew Bates), официальный представитель избирательного штаба Джо Байдена, в своем заявлении отметил, что старший Байден «всегда действовал в соответствии с устоявшимися этическими стандартами исполнительной ветви государственной власти. Он проводил политику администрации Обамы-Байдена без учета каких-либо других интересов, он не обсуждал эти вопросы со своим сыном и ни в каком виде не участвовал в частном бизнесе своего сына».

Внимание, привлеченное к деловой активности Хантера Байдена, позволило пролить свет на то, что в течение более двух десятилетий его профессиональная работа часто была связана с политической деятельностью его отца — от Вашингтона до Украины и Чили.

Молодой Байден ранее в этом месяце вновь привлек внимание к своей персоне после публикации интервью в журнале «Нью йоркер» (New Yorker), в котором он откровенно рассказал об употреблении им наркотиков. «Такого рода пагубные привычки существуют во всех семьях. Я тоже оказался в этой темноте», — сказал он. По его словам, его отец «никогда не переставал верить в него».

Для обоих Байденов защита друг друга является прочно укоренившейся традиций в истории их семьи.

«Хочу быть важной персоной»

18 декабря 1972 года Хантеру Байдену было два года, когда он оказался на пассажирском сидении семейного автомобиля в штате Делавэр. В какой-то момент грузовой автомобиль врезался в их универсал, и в результате этой аварии погибла его мать Нейлия (Neilia) и его сестра Наоми (Naomi), которой было всего 13 месяцев. Его брат Бо (Beau), которому в тот момент было 3 года, получил многочисленные переломы, но смог выжить. Хантер получил серьезную травму головы, но затем поправился.

В своих мемуарах «Обещания, которые нужно сдержать» (Promises to Keep) Джо Байден рассказывает о том, как он спросил своего сына: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»

«Я хочу быть важной персоной», — ответил Хантер.

Хантер Байден, которому сейчас 49 лет, пошел по пути своего отца и поступил в «Академию Арчмир» (Archmere Academy) в штате Делавэр, в частную католическую школу, которую он окончил в 1988 году.

Хантер, тоже следуя по пути своего отца и брата, поступил на юридический факультет Джорджтаунского университета (Georgetown University), а затем провел год в Иезуитском волонтерском корпусе (Jesuit Volunteer Corps), работая в Портленде, штат Орегон.

Вернувшись домой, Хантер Байден подал документы для поступления в Юридическую школу (более высокий уровень образования, позволяет получить степень доктора юридических наук — прим. перев.) Йельского университета (Yale Law School), однако сначала его туда не приняли. Он поступил в Юридическую школу Джорджтаунского университета, а затем перевелся в Юридическую школу Йельского университета.

После этого карьера Хантера Байдена была во многом связана с работой его отца в качестве сенатора и вице-президента. Он лоббировал интересы клиентов, пытавшихся добиться через Конгресс решения своих вопросов, затем он стал старшим вице-президентом банка MBNA, одного из главных спонсоров его отца, и членом правления одной компании, которую поддерживали китайские организации, а произошло это разу после встречи Джо Байдена с лидерами этой страны.

Все эти позиции вызвали критику со стороны республиканцев, однако самую большую негативную реакцию вызвало решение Хантера Байдена войти в состав совета директоров компании Burisma Holdings.

В тот момент Украина находилась в кризисном состоянии. В феврале 2014 года, когда революционные волны выплеснулись на улицы, президент Виктор Янукович покинул страну. Россия, которая была в союзе с Януковичем, посчитала его отстранение от власти незаконным. В марте российские войска установили контроль над Крымом, а затем и над юго-восточными районами Украину, разделив таким образом это государство.

Администрация Обамы подвергла резкой критике интервенцию России, а вице-президент Байден прибыл в эту страну в апреле и привез с собой подарки. Ключевая часть стратегии Соединенных Штатов, сказал он, сфокусирована на том, каким образом Россия собирается сократить поставку энергоносителей на Украину. Он несколько раз повторил свой призыв относительно увеличения добычи природного газа на Украине и, кроме того, объявил о пакете помощи, цель которого состояла в том, чтобы быстрыми темпами увеличить производство энергоносителей на Украине.

«Представьте, где бы вы могли быть сегодня, если бы вы могли сказать России: „Оставьте свой газ себе", — сказал тогда Джо Байден. — Это был бы совершенно иной мир».

Как оказалось, это был именно тот мир, к которому хотел присоединиться Хантер Байден.

Спустя всего несколько недель после визита своего отца на Украину Хантер Байден вошел в состав совета директоров компании Burisma Holdings. Его друг и партнер по бизнесу Девон Арчер (Devon Archer) тоже стал членом совета директоров этой компании. С учетом потенциала Burisma Holdings, сказал он тогда, она может претендовать на то, чтобы встать в один ряд с ExxonMobil. Арчер не ответил на просьбу о комментарии.

В то время сотрудники администрации президента настаивали на отсутствии какой-либо связи между визитом вице-президента Байдена на Украину и новым местом работы его сына.

Сам Хантер Байден в своем заявлении, направленном в редакцию газеты Washington Post, отметил, что он присоединился к этой компании после беседы с еще одним членом ее совета директоров, бывшим польским президентом Александром Квасьневским. Этот бывший президент Польши оказался недоступным для комментария.

«Мы оба считали, что независимость Украины является центральным фактором для того, чтобы остановить волну путинских атак на принципы демократической Европы. Мы также полагали, что добыча энергоносителей на Украине, в первую очередь природного газа, является центральной частью этой независимости», — подчеркнул Хантер Байден в своем заявлении, направленном в редакцию газеты Washington Post.

«Я никогда не обсуждал с моим отцом дела этой компании или мою работу в составе ее совета директоров», — добавил он.

Его адвокат Джордж Мезайр (George Mesires) отказался ответить на вопрос о том, сколько денег получал Хантер Байден за свою работу в совете директоров, сославшись на то обстоятельство, что это личный вопрос.

Энтони Блинкен (Antony J. Blinken), советник вице-президента Байдена по национальной безопасности в период с 2009 года по 2012 год, сказал в интервью, что не существовало никакой связи между выступлением Джо Байдена в апреле 2014 года, в котором содержался призыв к увеличению добычи природного газа на Украине, и вхождением Хантера Байдена месяц спустя в состав совета директоров компании Burisma Holdings.

«Любая связь опровергается тем фактом, что вице-президент Байден изложил давно утвердившуюся политику Соединенных Штатов, направленную на поддержку энергетической независимости Украины», — сказал Блинкен.

Угроза Джо Байдена

Компания Burisma, крупнейшая в стране частная фирма по добыче природного газа, привлекла к себе внимание, в частности, потому, что Николай Злочевский, ее генеральный директор, был чиновником правительства Януковича, бывшего президента. В 2015 году западные официальные лица и украинские активисты стали задавать вопросы о том, насколько серьезно генеральный прокурор Украины Виктор Шокин проводит расследования, связанные с обвинениями в коррупции, особенно те дела, в которых фигурируют представители бывшей администрации. Джеффри Пайетт (Geoffrey Pyatt), американский посол на Украине в то время, подверг критике отсутствие активных действий по борьбе с использованием в корыстных целях своего положения, с неправомерными действиями, подрывающими доверие общества.

Критику со стороны Пайетта поддержал Джо Байден, бывший в тот момент вице-президентом. Он сказал, что коррупция является «раковым заболеванием» на Украине. Позднее он также отметил, что он добился отставки Шокина с помощью направленной в адрес украинских чиновников угрозы, что в противном случае он прекратит направление помощи Украине в размере 1 миллиарда долларов.

«Я сказал: «Вы не получите этот миллиард», — сказал Байден в прошлом году, вспоминая об этом инциденте.

Именно подобная угроза, а также связь Хантера Байдена с компанией Burisma были использованы Трампом и его союзниками как доказательство того, что Джо Байден препятствовал расследованию дела в отношении своего сына.

Однако остается неясным, насколько серьезно Шокин — он подвергался серьезному давлению со стороны американских и европейских официальных лиц за недостаточно жесткую позицию в отношении коррупции в целом — исследовал деятельность компании Burisma до того момента, когда его заставили покинуть свой пост.

Ведомство Шокина открыло одно дело по поводу этой газовой компании, и это было сделано под давлением со стороны Парламента Украины.

В своем проведенном по электронной почте интервью Шокин сказал, что, по его мнению, его отставка произошла из-за проявленного им интереса к этой газовой компании.

Вот что сообщил нам Шокин: «Вы спрашиваете меня о мотивах Джозефа Байдена? На мой взгляд, деятельность компании Burisma, участие в ее работе его сына Хантера Байдена, а также расследование следователей ведомства генерального прокурора его работы являются единственными — я подчеркиваю, единственными — мотивами организации моей отставки».

Шокин утверждает: если бы он остался на своем посту, он бы допросил Хантера Байдена. «По моему мнению, введение Хантера Байдена в состав совета директоров этой энергетической компании является довольно спорным решением с точки зрения эффективности. В конечном счете, этот человек не имел опыта работы ни на Украине, ни в энергетическом секторе», — написал он в своем электронном сообщении.

Одна из ведущих антикоррупционных активистов оспорила утверждение Шокина о том, что тот проводил расследование в отношении компании Burisma.

«Шокин не проводил никакого расследования. Он не хотел заниматься компанией Burisma, — сказала Дарья Каленюк из украинского Центра противодействия коррупции. — А Шокин был уволен не потому, что хотел провести расследование, а как раз по противоположной причине, поскольку он не добился никаких результатов в рамках этого расследования».

Йошико Херрера (Yoshiko M. Herrera), политолог из Висконсинского университета в Мэдисоне и эксперт в области российской и евразийской политики, сказала в своем интервью о том, что работа Хантера Байдена в компании Burisma — это серьезный вопрос.

«На мой взгляд, имеется конфликт интересов, даже если никакой закон не нарушался, — отметила она. — Это очень серьезный вопрос. Речь идет о вице-президенте, отвечавшим в администрации Обамы за политику в отношении Украины, а его сын вдруг становится членом совета директоров крупнейшей украинской фирмы в области добычи природного газа».

В своем заявлении, направленном в редакцию газеты Washington Post, Хантер Байден, в частности, отметил, что он вошел в состав совета директоров для того, чтобы помочь компании Burisma в области транспарентности, корпоративного управления и ответственности«.

По его словам, он был подготовлен для такой работы, поскольку ранее он возглавлял совет директоров Всемирной продовольственная программы США (World Food Program USA), а также был вице-председателем совета директоров компании, контролировавшей работу Национальной железнодорожной пассажирской корпорации Amtrak.

Знакомый с этим вопросом человек, для большей откровенности говоривший со мной на условиях анонимности, сообщил, что Хантер Байден участвовал в работе совета директоров компании Burisma либо по телефону, либо присутствовал лично. Как сказал этот человек, некоторые заседания совета директоров проводились за пределами Соединенных Штатов, в том числе в Монако. Однако ему не известно, проводились ли они на территории Украины.

После увольнения Шокина его место занял Юрий Луценко, нынешний генеральный прокурор Украины. Он не ответил на просьбу о комментарии.

Обозревателю газеты Hill Луценко в апреле рассказал, что он проводил расследование в отношении компании Burisma и обнаружил интересную информацию о вмешательстве Джо Байдена в это дело. Однако в беседе с автором статьи, опубликованной 16 мая агентством «Блумберг ньюс» (Bloomberg News), он сказал, что не было никаких доказательств незаконных действий со стороны Джо Байдена или Хантера Байдена.

Будучи сыном вице-президента, Хантер Байден не был обязан предоставлять какую-либо информацию о своей работе или о своих доходах даже в том случае, если бы был установлен конфликт интересов. В соответствии с законом, раскрытию подлежит информация только о том человеке, который занимает соответствующий пост, а также о его супруге, и поэтому конфликтные ситуации с детьми или с другими членами семьи остаются неизвестными.

Неоплаченные долги

Вопросы относительно того, что Хантер Байден сделал с деньгами, полученными от этой украинской компании, всплыли в результате публикаций о состоявшемся в 2017 году разводе с его женой Кэтлин. По ее словам, Хантер потратил сотни тысяч долларов из их совместных активов «на свои собственные интересы (включая наркотики, алкоголь, проституток, стриптиз-клубы и подарки женщинам, с которыми у него были сексуальные отношения), тогда как в семье в это время не было средств для оплаты накопившихся счетов».

У Хантера Байдена были проблемы, связанные с употреблением наркотиков. Когда он в 2012 году в возрасте 43 лет поступил в Резерв Военно-морских сил США, ему потребовалась отмена одного правила из-за инцидента в его молодости, связанного с употреблением наркотиков. Его военно-морская карьера быстро закончилась, а произошло это в июне 2013 года после положительного теста на употребление кокаина. Он был уволен из Резерва ВМС в феврале 2014 года.

В иске Кэтлин Байден говорится о том, что «непогашенные долги являются шокирующими и очень большими», речь идет о «максимальном долге по кредитной карте, о двойном залоге на два принадлежащих им земельных участка, о задолженности по уплате налогов на сумму не менее 313970 долларов».

В этом документе также сказано, что поведение Хантера Байдена «создает ситуацию, которая является небезопасной и травмирующей» для их троих детей. Их развод был урегулирован в марте 2017 года.

Это урегулирование произошло вскоре после сообщений о его связи с его невесткой Хэлли (Hallie), которая была замужем за Бо Байденом (он умер от рака мозга в 2015 году). Отношения Хантера Байдена с Хэлли закончились в начале этого года. Недавно он женился на Мелиссе Коэн (Melissa Cohen), уроженке Южной Африки.

Тем временем республиканцы продолжают призывать к расследованию украинских связей.

Джулиани в мае заявил, что он планирует поехать на Украину для поддержки подобного расследования, однако он отменил эти планы под предлогом того, что в нынешнем правительстве (Украины) есть «враги» Трампа.

Хантер Байден в своем заявлении, направленном в редакцию газеты Washington Post, сообщил, что вышел из совета директоров компании Burisma из-за того, что его «квалификация и работа» стали подвергаться несправедливой критике со стороны политических врагов Джо Байдена.

«Подобного рода искажения реальности не смогут отвлечь моего отца и не поставят под сомнение мое первоначальное решение о вхождении в состав совета директоров компании Burisma для проведения хорошей работы в интересах самой компании и Украины», — подчеркнул он.

Дэвид Стерн работал над этой статьей на Украине, а Майкл Краниш — в Вашингтоне. В работе над ней приняли также участие Мэтт Вайзер (Matt Viser) и Элис Крайтс (Alice Crites).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.