В летнее время великолепный монастырь на лесистом острове Валаам, окруженном темными водами Ладожского озера, можно назвать чудесным, спокойным и вдохновляющим местом. Это любимое убежище Владимира Путина, который регулярно посещает эти святые места на северо-западе России как минимум с 2001 года. На этой неделе он привез туда необычного гостя, ветерана советской системы президента Белоруссии Александра Лукашенко, который не следует посткоммунистической моде на набожность и жизнерадостно называет себя «православным атеистом».

17 июля российские зрители увидели в новостях, как двум президентам вкратце продемонстрировали драматическое возрождение монастыря после того, как в 1989 году советская власть передала его под управление православной церкви. Два гостя отреагировали на это по-разному. Когда им показали священные реликвии и предметы, Путин демонстрировал подобающие православному жесты: он осенял себя крестом и почтительно целовал иконы. Гость тоже сделал ожидавшийся от него поцелуй, но креститься не стал. Некоторым российским зрителям показалось, возможно, что их президент предпринимает довольно отчаянные попытки обратить гостя в свою веру.

Они увидели зрелище, производящее глубокое впечатление. На острове перестроили, по-новому украсили и обновили не только главный храм, но и десяток других зданий поменьше. В годы коммунизма на острове размещались инвалиды Второй мировой войны, причем жили они в довольно суровых условиях. Когда остров фактически перешел под власть церкви, она навела там порядок после серии довольно непростых судебных баталий с жителями Валаама постарше, многие из которых впоследствии уехали. А на Валааме воссоздали мир имперской России, правда, с элементами показухи, которая наверняка привела бы в замешательство Достоевского. Гостям показывают икону Богоматери, которая является копией знаменитой древней иконы. Ее отправляли на Международную космическую станцию, и она там тысячу раз облетела вокруг Земли, после чего вернулась на свое место на острове.

В одной из часовен «гостям недели» поведали несколько подобающих случаю страниц из длинной истории России. Строительство часовни в 1914 году начал великий князь Николай Николаевич, который командовал царскими войсками в войне против кайзера Германии. А завершили строительство после векового перерыва в 2017 году. В знак уважения к основателю этого скита монахи здесь молятся за упокой павших русских воинов, будь то солдаты, погибшие в XVIII веке в сражениях со шведами, или те, кто погиб в сегодняшнем конфликте в Сирии. Здесь также поминают жертв нацистской блокады Ленинграда.

В этом месте Путин сумел за несколько минут довести до своего гостя идею о том, какое государство он хочет возглавить. Оно должно быть достойным наследником всех предыдущих поколений России, от царей до коммунистов; наследником их мужества, готовности к самопожертвованию и воинской доблести. Во все эти времена былой славы Россия и Белоруссия были частью единой империи. Оба руководителя это прекрасно понимают.

Что думал обо всем этом Лукашенко, можно только догадываться. Последний год он вел с Россией упорные арьергардные бои, пытаясь защитить независимость своей страны от неослабевающего давления Москвы. Россия же хочет претворить в жизнь давно уже поставленное на паузу соглашение о слиянии двух государств, которое было заключено в 1997 году (так в тексте, на самом деле соглашение о Союзном государстве России и Белоруссии было принято в 1999 году, о «слиянии» там речь не идет, речь идет пока об общих структурах двух суверенных государств — прим. ред.). Вполне возможно, что Путин мечтает возглавить это новое государство, видя в нем шанс остаться у власти и после 2024 года, когда закончится его президентский срок.

А в ближайшей перспективе Кремль, по всей видимости, стремится утвердить свой контроль над Белоруссией, чтобы как-то компенсировать утрату влияния на Украину. В самые мрачные моменты киевские стратеги беспокоятся о том, что Россия может организовать акцию, которую назовет агрессией Украины против Белоруссии. Это даст Москве оправдание для того, чтобы усилить свой контроль над Белоруссией под предлогом ее защиты и для проведения «контрнаступления» против Украины.

Но Лукашенко, похоже, глух ко всем этим искушениям со стороны Москвы. Когда-то его резко критиковали, называя последним диктатором Европы, но он завоевал определенное уважение со стороны своих либеральных соотечественников за свое твердое противостояние Кремлю. Не разрывая военные связи с Россией, Лукашенко отвергает требования Москвы о создании в Белоруссии постоянной военной базы и улучшает отношения с НАТО.

К удивлению и радости белорусских патриотов, Лукашенко начал говорить на публике по-белорусски. Он также отверг концепцию «русского мира», которую пропагандирует правительство Путина и русская церковь. Суть этой идеи состоит в том, что славянские и православные корни создают естественное содружество, которое объединяет как минимум Россию, Украину и Белоруссию.

Провозглашение в январе независимой украинской церкви стало мощным ударом по этой панславистской концепции. Ее можно будет возродить, если Россия осуществит политический захват Белоруссии. Безусловно, Москву гораздо больше устроит такая ситуация, при которой она сможет утвердить свой контроль над Белоруссией с неохотного согласия Лукашенко, не прибегая к его свержению.

Поэтому на взгляд циника, приглашение Лукашенко в процветавший при царях величественный монастырь выглядит как очередной ход в чередовании то мягкой, то жесткой силы. Но проблема заключается в том, что Лукашенко может оказаться несговорчивым. Впитавший советские инстинкты Лукашенко может просто не обладать слухом для этой новой российской музыки, в которой сливаются в единое гармоничное песнопение православие, коммунизм и светские геополитические мечты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.