Кремль приостановил все рейсы в Грузию, рекомендовал туристам не ездить в эту страну и пригрозил ввести экономически санкции. Российские СМИ наводнили рассказы — иногда преувеличенные, а то и вовсе абсолютно выдуманные — о росте русофобии в Грузии. Российские дипломаты мрачно, хоть и неопределенно, заговорили о «войне».

Между тем США практически никак не высказывались по этому поводу. Посольство в Тбилиси опубликовало краткое заявление в ответ на протесты, вызванные появлением российского депутата в грузинском парламенте, и жесткую реакцию властей, призвав провести расследование факта применения силы против демонстрантов и наладить «диалог между всеми политическими игроками, который укрепит грузинскую демократию». Высокопоставленные чиновники в Вашингтоне вмешиваться не стали.

В целом реакция США была гораздо более прохладной, чем то, к чему привыкли в Грузии.

«При администрации Буша можно было ожидать реакции Госдепартамента на высоком уровне — со стороны госсекретаря или его заместителя, — сказал Eurasianet.org Пол Стронски, старший научный сотрудник Программы России и Евразии Фонда Карнеги за международный мир. — При администрации Обамы можно было ожидать того же, а возможно еще и звонка от вице-президента. Но эти вопросы, похоже, не интересуют высокопоставленных представителей нынешней администрации».

Реакция Европы была несколько более активной. Президент Евросоюза Дональд Туск посетил Грузию с визитом 11 июля и выступил с жестким осуждением в адрес России.

На протяжении многих лет Вашингтон был более активным сторонником Тбилиси, чем Европа, продвигая идею вступления Грузии в НАТО, несмотря на сопротивление многих западноевропейских стран, и реализуя масштабные программы по подготовке и переоснащению грузинской армии.

Депутат от оппозиционного Единого национального движения Саломе Самадашвили отразила мнение многих в Тбилиси в своей статье под заголовком «Грузины дают отпор Владимиру Путину. Где Запад?», опубликованной 12 июля в американском издании «Вашингтон пост».

«Грузины были немного избалованы, т.к. США принимали столь активное участие во всех вопросах, касавшихся России и безопасности», — сказал Eurasianet.orgКорнелий Какачия, директор Грузинского института политики. А теперь «нам кажется, что мы несколько изолированы».

Поддержка Грузии со стороны Вашингтона достигла пика в 2000-х годах при президенте Джордже Буше-младшем. Занимавший тогда пост президента Грузии Михаил Саакашвили был в Вашингтоне героем, образцом «повестки свободы» администрации Буша. Буш и Саакашвили заложили основу для близких отношений между двумя странами, укреплявшихся на протяжении последующих десяти лет. После войны 2008 года и попытки США осуществить «перезагрузку» отношений с Россией администрация Обамы стала более осторожной в своих высказываниях, но в целом продолжила курс своих предшественников.

При президенте Трампе картина стала более хаотичной. Отношения в военной сфере остаются прочными: в 2017 году США наконец уступили давней просьбе Грузии предоставить ей противотанковые системы. Но Трамп также пытается наладить отношения со своим российским коллегой Владимиром Путиным, и не расположен публично критиковать Россию, которая, по мнению грузин, представляет экзистенциальную угрозу для безопасности их государства.

«Из-за неясной ситуации в Вашингтоне, Грузия не находится в начале списка приоритетов, что немного беспокоит грузин», — сказал Какачия.

«В Соединенных Штатах поддерживают Грузию, но, думаю, она немного опустилась в списке приоритетов», — сказал бывший чиновник администрации Обамы Майкл Карпентер 14 июля в интервью каналу «Аль-Джазира». Другие внешнеполитические приоритеты, включая Украину, Венесуэлу, Северную Корею и Сирию, «сместили Грузию с ведущей позиции, которую она занимала лет 10 назад», добавил он.

В Вашингтоне также растет осознание того, что более напористая политика США в отношении России в прошлом оказалась не только неэффективной, но также часто приводила к негативным последствиям. В качестве примера Стронски сравнил решительную поддержку украинского Евромайдана со стороны США (в рамках которой некоторые «весьма неудачные заявления» американских чиновников позволили Москве представить события в Украине как геополитическую угрозу) с более взвешенной реакцией на протесты в Армении в прошлом году и Казахстане — в нынешнем.

«Россия уже сделала шаг назад и начала по крайней мере говорить о деэскалации, — сказал Стронски. — Я считаю важным позволить Грузии и России разобраться в этой ситуации, одновременно без шума оказывая давление на Грузию в вопросе демократизации внутри страны. Резкое и прямое вмешательство США в эти вопросы не всегда полезно».

Карпентер — советник бывшего вице-президента США Джо Байдена, выдвигающегося сейчас на пост президента — посетил Грузию за несколько дней до начала нынешнего кризиса и подверг критике попытки действующего грузинского правительства нормализовать отношения с Россией.

Вмешательство Карпентера дало России возможность попытаться представить события в Грузии так, как будто за всем стоят США. «У нас есть опасения, что и в этом случае наши американские коллеги пытаются делать все, чтобы не допустить нормализации отношений между Россией и Грузией», — заявил 25 июня министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Указав непосредственно на визит Карпентера, глава российского внешнеполитического ведомства сказал, что американский гость «активно работал не только в кулуарах, но и выступал публично и призывал не увлекаться развитием отношений с РФ».

На самом деле, по словам Стронски, Вашингтон в целом поддерживал попытки грузинского правительства нормализовать отношения с Москвой после ухода Саакашвили в 2013 году. «Подход США стал более гибким и учитывающим нюансы, [Вашингтон] понимает, что эти страны не могут изменить свое географическое положение и им необходимо решить, как вести дела с Россией. Поэтому деэскалация с Россией — неплохая стратегия, и именно это пыталась сделать [правящая партия] "Грузинская мечта"», — сказал он.

«Я понимаю, что [для Вашингтона] существуют ограничения, т.к. у России уже паранойя, она уже возлагает вину за последние события на Соединенные Штаты, — сказал Какачия. — И если бы было сделано какое-то заявление или имела место челночная дипломатия [со стороны США], то эта паранойя усилилась бы еще больше».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.