С 2008 года, когда произошло краткосрочное, но полномасштабное военное столкновение между Россией и Грузией, отношения сторон в целом оставались напряженными. Несмотря на кратковременные улучшения за прошедший 11-летний период, они находились на довольно низком уровне. И вот — новое обострение: в субботу 22 июня сотни протестующих вышли на главные улицы столицы Грузии. Они несли национальные флаги, скандировали лозунги антироссийского содержания, которые сводились к протестам против «вмешательства России» и «российской оккупации». На самом деле, мировые СМИ начали писать о протестах в Грузии еще раньше: уже в четверг 20 июня протестующие стали собираться у здания парламента страны, после чего последовали столкновения манифестантов с полицией и разгон первой волны протестов (сообщалось, что полиция действовала очень жестко), упоминалось о 250 пострадавших. Но выглядело все так, что протестующие выступили не против России в целом, а против указа президента России Владимира Путина, запретившего с 8 июля авиапассажирские перевозки из России в Грузию и обратно. Причиной запретов послужила «неспособность властей страны обеспечить безопасность» на территории Грузии. Ранее с предупреждением о небезопасности поездок в Грузию выступил и МИД России. Из заявлений на пресс-конференции секретаря президента России Дмитрия Пескова следует, что рейсы в Грузию были приостановлены на неопределенный срок и будут возобновлены, как только обстановка в Грузии нормализуется. Как говорят, «как только, так сразу»…

Как подчеркивала западная пресса, в частности, издание «Нью-Йорк таймс» (The New York Times), действия России были, как всегда, точечными и целенаправленными: они имели целью нанести как можно больший урон туристическому сектору и бизнесу страны. При этом отметим, что в определенной степени туристический сектор экономики Грузии сформирован российскими же гражданами, приобретающими в этой стране гостевые дома и недвижимость. Ежедневные сходки протестующих начались 20 июня, и происходят вокруг здания парламента: подавляющее большинство из них — это студенты и активисты оппозиции. С чего же на этот раз начались акции протеста или, как сказано в указе президента РФ, «небезопасная обстановка»? Нынешние беспорядки начались после визита в Грузию делегации во главе с депутатом Государственной Думы России от фракции КПРФ Сергеем Гавриловым: делегация прибыла как раз в здание парламента Грузии, с трибуны которого и выступил Гаврилов. Кроме того, российский депутат, правда, не по своей инициативе, а по инициативе приглашавшей стороны, сел в кресло председателя грузинского парламента, это резко обострило «дремавшие все это время» антироссийские настроения в стране. Российские же СМИ считают, что протесты охватили отнюдь не все население, и были инициированы лишь отдельными «непонятными» группами граждан, предпочитающими «изъясняться исключительно на английском языке с американским акцентом», цель которых, — вызвать новые осложнения в отношениях двух стран. И президент Грузии Саломе Зурабишвили действительно говорила о наличии в стране некой пятой колонны, но только ее действия были направлены не Западом, а как раз Россией. В своем выступлении президент Грузии назвала Россию «врагом» и «оккупантом», а в организации беспорядков обвинила Москву. Глава правительства России премьер-министр Дмитрий Медведев назвал подобные утверждения не соответствующими действительности, и «грубым искажением» реальности. Медведев, в частности, заявил, что президенту Грузии либо неизвестна суть происходящего, либо она намеренно стремится к осложнению отношений между обеими странами. В Кремле также обвинили радикальных грузинских политиков в антироссийских провокациях. 

Манифестации, прокатившиеся по грузинской столице в субботу 22 июня, уже почти прекратились, но затем к протестующим последовал призыв выдвинуться от здания парламента Грузии к ЦК партии «Грузинская мечта». Грузинские оппозиционеры полагают, что данная партия является «рукой Москвы». Кроме того, грузинская оппозиция обвиняет президента России Владимира Путина в оккупации 20% территории страны и последующей передаче этих территорий «сепаратистам», которых якобы «поддерживает Москва». Как раз накануне субботних манифестаций Путин подписал указ о временном запрете пассажирских авиарейсов по грузинским маршрутам, что также стало дополнительным поводом для манифестаций. Напомним, что Россия официально обосновывала военные действия на территории Грузии и так называемую аннексию части грузинской территории соображениями «национальной безопасности России», а также безопасности российских граждан, защите их от действий экстремистов и прочих противоправных действий. Однако большинство грузин полагают, что современная Россия стремится воссоздать на бывшем постсоветском пространстве российскую гегемонию, подобно той, которая имела место во времена СССР. По итогам военного конфликта 2008 года, Грузия лишилась автономных территорий Абхазии и Южной Осетии. Россия же, вопреки протестам так называемой «мировой общественности», официально признала независимость этих двух областей.

В свою очередь, Алексей Навальный, лидер уже российской оппозиции, откровенно высмеивал нынешнюю мотивацию российских властей обеспечить безопасность российских граждан путем запретов на авиасообщение: он утверждал, что на деле получилось не обеспечение безопасности, а лишение части россиян их летнего отпуска. Дело в том, что для многих россиян, не желающих проводить отпуск на российских курортах из-за низкого качества сервиса и дороговизны услуг, Грузия стала в последние годы наиболее подходящим и экономичным маршрутом для летнего отдыха. С другой стороны, приостановка полетов в Грузию уже нанесла заметный ущерб экономике страны. Но есть и еще одна проблема, о которой говорят меньше, в том числе и на Западе: сотни тысяч грузин сейчас постоянно проживают на территории России, многие из них имеют даже российское гражданство. Однако и они сейчас лишились возможности навестить родственников, проживающих в Грузии. Таким образом, слишком много измерений у нового витка российско-грузинских противоречий.

Единственным официальным лицом страны, подавшим в отставку после разгона первой волны манифестаций, стал спикер грузинского парламента Ираклий Кобахидзе. Но протестующие, помимо его отставки, также требовали отставки и министра внутренних дел страны, Георгия Гахарии. Неудивительно, что пытается извлечь выгоду из нынешних событий и бывший президент Грузии, нынешний лидер «оппозиции в изгнании» Михаил Саакашвили. За пределами Грузии он старается раздуть революционные настроения и своими призывами к оппозиции добиться полного отстранения от власти правящей партии. Въезд на грузинскую территорию для Саакашвили, ныне находящегося в Украине, заказан, так как Верховный суд страны рассматривает ряд уголовных дел с участием экс-президента страны. 

Как отмечается западными СМИ, в столкновениях полиции и манифестантов не пострадал ни один российский гражданин. Вероятно, это так, тем более что большинство российских туристов, посещавших Грузию в последние годы, всегда удивлялись отсутствием враждебности к русским, русскому языку или русской речи на улицах грузинских курортных городов, несмотря на имевшее место фактическое состояние войны между двумя странами после конфликта лета 2008 года. Сейчас же, согласно указу Путина, находящиеся в Грузии российские туристы должны ее покинуть и вернуться в Россию. И, похоже, дело не в пресловутой безопасности, а в стремлении российского руководства оказать таким образом политическое давление на Тбилиси и заставить его перестать следовать явным прозападным курсом. Ведь ежегодно около миллиона российских граждан проводили летние отпуска именно в Грузии, что являлось существенным подспорьем для экономики страны. Кроме того, западная пресса активно спекулирует на тему поиска врагов нынешним российским руководством, которое вмешивается в дела других стран то под предлогом защиты своих граждан, то якобы в интересах безопасности границ. Точно так же западные СМИ описывали происходившие пять лет назад события на Украине, когда российские власти, воспользовавшись итогами проведенного в Крыму референдума, присоединили территорию полуострова. На Западе утверждают, что современная пропагандистская машина в России считает эти две соседних с ней страны «оплотом русофобии» на постсоветском пространстве.

Не будем судить о справедливости или правомерности подобных высказываний, вероятно, в них есть доля истины. Но правда и то, что нынешнее руководство Грузии в стремлении гарантировать независимость своей страны пошло так же, как и их предшественник, недальновидным и заведомо неприемлемым для Москвы путем — одновременно стать членом ЕС и в то же время вступить в военный блок НАТО.

Проблема также и в том, что у нынешних протестов в Грузии есть и другая, скрытая сторона: одна часть протестующих действительно вышла на улицы, чтобы лишний раз высказать недовольство действиями России, признавшей независимость сепаратных образований» на территории страны, другой же частью двигал чисто внутренний конфликт, а именно, недовольство правящей партией. Обвинения против нее сводятся далеко не только к тому, что она якобы «рука Москвы». Поскольку у протестующих логично нет разумных предложений по возврату утраченных территорий, они действительно сосредоточились на требовании проведения досрочных выборов, отставке некоторых высокопоставленных чиновников, включая главу МВД, а также на требовании освободить задержанных. Проблема заключается в том, что подобные меры вряд ли помогут вновь обрести контроль над Абхазией или Южной Осетией. И похоже, правы те обозреватели, которые полагают, что нынешняя политически активная часть грузинского общества чрезвычайно поляризована, и один из его полюсов, то есть оппозиция, просто разыгрывает российскую карту с целью дискредитации нынешних властей. А Россия в этих условиях, возможно, также использует нынешний политический кризис в своих интересах, в каком-то отношении ее можно считать даже импульсом грузинского кризиса, но никак не его причиной.

(…)

Что же касается экс-президента в изгнании Михаила Саакашвили и его сторонников, то они хоть и пытаются использовать нынешний кризис в своих интересах, однако никак не могут преуспеть в получении поддержки нынешнего населения Грузии. Ведь последнее давно убедилось — можно считать врагом Москву и нынешнюю российскую власть, но нельзя считать врагом весь народ, за счет которого существует значительная часть грузинской экономики. Отчасти, вероятно, это понимает и сам Саакашвили: потому он так и сосредоточился в последнее время на Украине и ее политических проблемах.

Парадокс же современных российско-грузинских отношений в том, что они с лета 2008 года до сих пор не имеют дипломатического статуса, однако при этом две страны и два народа вовсе не испытывают тотальной вражды друг к другу. Более того, они могут похвастаться даже ростом межкультурных и чисто межчеловеческих контактов, чего не было даже до военного конфликта десятилетней давности. А парадокс нынешних протестов в Тбилиси в том, что протестующие, с одной стороны, жгут портреты Путина и выкрикивают антироссийские речевки, но с другой стороны, градус недовольства, начавший было снижаться, снова стремительно возрос именно после того, как стало известно о прекращении воздушного сообщения между странами. Стало быть, протестующие, на словах называя врагом Россию, на деле же имеют в виду что-то другое… Или кого-то…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.