Это было словно вчера, в декабре 1991 года. За два года мир изменился до неузнаваемости. Биполярный раздел на Восток и Запад развалился вслед за СССР. Запад победил в состязании, которое, в принципе, продлилось всего 45 лет. Не такой уж долгий период по историческим меркам. Опьяненная нежданным триумфом Америка ликовала, не зная, что делать дальше. В 1992 году американский политолог Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) заявил, что история подошла к концу, поскольку в ней остался всего лишь один протагонист, одна сверхдержава.

И ошеломленный хор западных стран с удовольствием проглотил эту глупость: по мнению самопровозглашенного пророка, у мира не оставалось иного пути, кроме равнения на нового хозяина. Строптивцам оставалось только подчиниться или оставить власть: на смену «цивилизованному миру» колониальной эпохи и «свободному миру» холодной войны пришло «международное сообщество», как принято говорить на глобалистском жаргоне. Несогласным с новыми правилами американской игры государствам было уготовано место в геенне с эпитетами вроде «несостоявшийся», «изгой», «тревожный» и т.д. Мы все это очень скоро увидели. Что касается «освобожденных» от коммунизма стран, от них требовалось в срочном порядке перейти на новые рельсы, безоговорочно и без выкрутасов. Избавиться от серпов, молотов и пролетарского интернационала, а также для многих представителей их элиты — от прошлого, ставшего таким неудобным.

Об «однополярном мире» США тогда еще не говорили, но он уже существовал, и ему были не по душе те, кто выбивались из строя. Как бы то ни было, вечность, на которую намекала книга Фукуямы («Конец истории и последний человек»), завершилась слишком уж быстро: она не протянула и 20 лет. В 2011 году, после двух десятилетий злодеяний, однополярный мир пошел на дно, а история возобновила путь к более сбалансированному мировому порядку. В марте 2011 года Россию и Китай в последний раз заставили присоединиться к «международному сообществу», чтобы тем самым развязать НАТО руки для вмешательства в Ливии. Тем не менее в октябре того же года двойное вето Москвы и Пекина положило конец всемогуществу Вашингтона и его подручных, перекрыв путь для вмешательства с целью свержения власти в Дамаске.

В 2019 году навязанный Америкой несправедливый, тиранический и хаотический порядок находится при смерти. Пусть Запад и не хочет это признавать, он все еще истово верит в свое естественное превосходство во имя провозглашенной им общечеловечности. И он предпочитает не замечать, что его притязания оспаривает огромная когорта народов. В третьем тысячелетии не может быть и речи о признании права первой ночи, которое хозяева мира считали чем-то само собой разумеющимся. За эти несколько лет политическая и аллегорическая география претерпели глубокие изменения, причем не только в арабо-мусульманском мире, но и по всей планете.

Поляризацию зарождающегося в муках нового мира вызывают два «лагеря». Первый делает ставку на законность и международное право, чтобы любой ценой прийти к сбалансированному многополярному миру, способному на мирное существование. Второй, преемник былого «свободного мира», не нашел ничего лучше распространения хаоса («созидательного» или «инновационного») для сохранения оспариваемой гегемонии. Мнения людей с обеих сторон соответствуют этим основополагающим позициям.

Несмотря на значимость обостряющегося с каждым днем соперничества между США и Китаем, а также неизбежного столкновения планов Трампа (стихийный адепт «созидательного хаоса») и Си Цзиньпина (методичный последователь «конструктивной разрядки»), в центре нынешнего противостояния пока находится российско-американский дуэт. Путин и Трамп, лидеры двух лагерей (Евразия и Запад) и наследники конфликта Восток-Запад, сегодня являются ключевыми участниками международной жизни и вынуждены сосуществовать, хотят они того или нет…

Не нужно быть искушенным наблюдателем, чтобы понять, что у них мало общего. Причем, все это не просто упирается в стиль, а касается ментальной и интеллектуальной среды. У судьбы зачастую взбалмошный нрав, и она сделала так, что в этот конкретный и решающий исторический момент два столь не похожих друг на друга человека стали символом возвращения к прошлому, то есть прямой конфронтации США и России.

Владимир Путин — популярный в стране и уважаемый за границей глава государства, а также несомненный творец возрождения России. Этот вызывающий зависть престиж связан не с каким-то нездоровым популизмом или демагогической позицией, а со всеми его заслугами. Российский лидер охотно берет слово, и за его лишенной пафоса речью мы видим уверенного в своей власти и не склонного к фамильярностям человека. Как бы то ни было, за этим невозмутимым лицом скрывается насмешник, который периодически удивляет нежданной остротой, радуя сторонников и позволяя новым кремлинологам расширить свой арсенал «западнических» предрассудков.

Поэтому небольшая фраза, которую произнес президент России 15 мая в Сочи после встречи с австрийским коллегой Александром Ван дер Белленом, будет услышана. На пресс-конференции его спросили о том, что его страна может сделать для «спасения» соглашения по иранской ядерной программе. Путин ответил с невозмутимым видом: «Россия — не пожарная команда, мы не можем спасать все подряд». Явный намек на множество поджигателей среди «партнеров», как с неизменным оптимизмом любят говорить в Москве. Наверняка он в душе считает Трампа самым опасным из них.

«Пожарные и поджигатели»? Все это напоминает настольную игру, одну из тех, которые так любили раньше. Они скучноваты и покрыты пылью, но прекрасно подходят, чтобы развлечь детей в дождливую погоду. В любом случае, несложно понять, что Путин имеет в виду поджигателей совершенно иного порядка. Это не хулиганы, которые жгут урны, машины и магазины на западных «улицах» во имя сбившегося с пути «активизма»… Президент России, несомненно, говорит о категории злоумышленников, которые избегают обвинений, преследования и наказания. Это государственные пироманы в деловых костюмах, которые сидят на вершине власти в самопровозглашенных «великих демократиях» оси добра и иже с ними. В «правовых государствах» считают совершенно законным поджечь всю планету, чтобы подавить сопротивление гегемонии Атлантической империи.

В этих самых странах профессионалы от мысли, письма, аналитики, дипломатии и политики обожают разглагольствовать насчет «великого замысла», «глобальной стратегии», «геополитических планов» и прочего вздора. Они явно не видят тень несправедливости и незаконности безрассудных предприятий, которые опустошают страны, народы и даже целые регионы. Их не трогают пугающе кровавые итоги начатых их преступным руководством убийственных войн.

Современные пироманы просто ненасытны. Они не испытывают ни капли стыда и раскаяния за совершенные ими военные преступления, преступления против человечности, геноцид и политицид. Они сыплют угрозами и санкциями, объявляют во всеуслышание свои агрессивные намерения: Сирия, Ливия, Украина, Иран, Венесуэла, Россия, Китай — иначе говоря, все страны, несогласные выполнять их указы.

Прощайте, международное право, международные соглашения, Устав ООН, дипломатия с ее отжившим свое языком и правилами. Пентагон насчитывает по всему миру около 700 баз (в частности, в Европе, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке и в Африке) и более 200 000 военных за границей (более 50 000 в Германии, десятки тысяч в других европейских странах, 40 000 в Японии и 28 000 в Южной Корее), и США, и их прихвостни выступают одни против мира.

Под прикрытием изменчивых решений, противоречащих друг другу распоряжений и разногласий в администрации Трамп и его ключевая команда (печально известный Джон Болтон, слащавый Майк Помпео, элегантный Майк Пенс и пижонствующий зять Джаред Кушнер) сеют хаос и разжигают пожары на всех континентах, поскольку именно это лежит в основе великого замысла, который должен позволить Америке навязать свои законы миру.

В годы Рейгана Вашингтону удалось втянуть СССР в гонку вооружений, а затем — в безвыходную войну в Афганистане, что привело к его развалу. Команда Трампа, безусловно, пытается повторить этот опыт и разжигает повсюду огонь в надежде на то, что Россия Путина позволит навязать себе роль всеобщего пожарного. В Венесуэле вмешательство Москвы напоминает действия СССР на Кубе, а попытки воспламенить Прибалтику, Грузию и Украину представляют собой провокации у российских границ.

Остается Великий Ближний Восток Дебелью, который сейчас находится в самом центре нового конфликта Востока и Запада, от эпицентра (Сирия, Ливан, Палестина, Иордания, Ирак) до более отдаленных регионов (Иран, Турция, Йемен, Аравийский полуостров) и даже Африки (Северная Африка, Сахель, Африканский рог, Гвинейский залив). Наконец, существует «сделка века», которую придумал Трамп, чтобы развалить палестинский народ за красивые глаза Израиля: потраченные миллиарды и глупые улыбки автократов могут стать искрой в пороховой бочке.

Мы видим все больше пожаров в мире, где основы международной жизни и права бессовестно нарушаются, а слова систематически используются с противоположным смыслом, чтобы отпугнуть потенциальных пожарных. Нужно, чтобы те угодили в ловушку и не могли найти себе места, растрачивали силы в опровержении фальшивых новостей и лживых заявлений, в осуждении операций под чужим флагом, в поддержании хотя бы подобия разумности во все более хаотичном мире и в одностороннем соблюдении принципов, на которые плевать хотели поджигатели.

Лицемерность ситуации можно проиллюстрировать двумя примерами. Хотя многие эксперты и обозреватели говорят, что война в Сирии закончилась победой Дамаска, она до сих пор продолжается в туманной обстановке, а впечатляющее смешение карт не позволяет провести хоть сколько-нибудь заслуживающий доверия анализ.

Специалист по региону доктор Вафик Ибрагим отмечает, что в одной лишь операции по освобождению Идлиба, которая обладает немалой символической значимостью на девятом году войны, «сирийской армии противостоят десять противников». Все они объединяют усилия, чтобы помешать восстановлению мира. Маски сброшены.

Эрдоган потерялся в акробатическом маневрировании между США и Россией, а также в запутанной стратегии, которая включает в себя Москву, Тегеран, опекаемые им террористические группы и курдов, с которыми он ведет борьбу. Турция проводит открытое военное вмешательство, отправляя подкрепления и тяжелое оружие террористическим организациям, в первую очередь «Джабхат ан-Нусра» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), переименованный «Хайят Тахрир аш-Шам».

Цель Америки — отстрочить или вообще предотвратить восстановление власти сирийского государства на севере страны, в провинции Идлиб и/или на восточном берегу Евфрата. Для этого она сохраняет определенный наземный контингент (он выполняет сдерживающую функцию) под предлогом борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), которое, по факту, представляет собой творение «дяди Сэма». Добавим сюда и «автоматических» соратников Америки:

ООН и ЛАГ играют роль законного прикрытия и полезных вспомогательных инструментов Вашингтона. Великобритания и Франция — подручные. Саудовская Аравия финансирует к востоку от Евфрата нацеленный против турок терроризм, но работает вместе с ними в Идлибе. Наконец, ОАЭ представляют собой главный козырь США, особенно в Сирии. Все эти государства поддерживают сопротивляющиеся террористические силы (порядка 30 000 джихадистов из разных стран).

Параллельно с этим тиски санкций (оружие массового поражения, чье применение представляет собой настоящее военное преступление) призваны помешать восстановлению страны и вызвать восстание против «режима». В такой обстановке появление в конце мая очередной истории о «химической атаке», которую как обычно с ходу записывают на счет «режима Башара Асада», можно считать почти хорошей новостью: это говорит о том, что замороженное в сентябре 2018 года (после формирования зоны деэскалации под эгидой России и Турции) освобождение Идлиба все же было продолжено сирийской армией при поддержке российской авиации, несмотря на махинации нового «Великого турка». Сценарий уже прекрасно всем известен, и в нем не обошлось без «Хайят Тахрир аш-Шам». Угрозы сыплются со всех сторон, но они мало что дадут, поскольку подобные фальшивые истории принимают все хуже.

Наступление Америки на Иран после ее выхода из подписанного в 2015 году соглашения по ядерной программе Тегерана поднимает напряженность на Ближнем Востоке сразу на несколько уровней. Обоюдные угрозы представляют собой в первую очередь пустое сотрясание воздуха, однако мудрость — редкое качество в Белом доме. Пожарные стараются потушить пожар, который все еще готов вспыхнуть на нефтегазовых месторождениях региона: Швейцария, Оман и Россия стремятся залить пламя. Как бы то ни было, Кремль не хочет, чтобы его вынудили слишком сильно распылить свои силы. Он поддержал ядерное соглашение и призвал Иран не выходить из него, но «дело не в нас, дело в наших американских партнерах», поскольку «Иран после подписания договора до сих пор еще является самой контролируемой и прозрачной страной в мире на ядерном уровне». «Россия готова и впредь играть такую же позитивную роль, но будущее договора зависит не только от нас, это зависит от всех партнеров, от всех игроков, включая и Соединенные Штаты, и европейские страны, и Иран».

Россия помогает тому, кто помогает себе сам… Такая риторика настолько рациональна, что иногда возникает вопрос, не ошиблась ли «невыносимо терпеливая» российская дипломатия эпохой, столкнувшись с феноменом Трампа, со смирившимися со всем европейцами и их ненормальными союзниками… Прислушивается ли еще кто-то к словам?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.