С точки зрения военной географии битва за Идлиб не будет широкомасштабной. В регионе находятся большое количество хорошо подготовленных бойцов, среднее и тяжелое вооружение и военная оппозиция. Многочисленные сражения, в том числе продолжающиеся бои в северной части Хамы, показали, что силы сирийского режима не использовали свой контроль над городами и населенными пунктами для установления прямого военного контроля. Они полагались на интенсивность воздушных бомбардировок, заставивших оппозицию отступить.

Битва за Идлиб не превратится в широкомасштабную войну по политическим, а не по военным причинам. Время и обстановка на сирийской сцене не позволяют Москве и Анкаре разорвать отношения. Они нуждаются друг в друге, но, похоже, России Турция нужна больше, чем Турции Россия, поскольку турецкая сторона на севере Сирии выступает в роли маэстро. Это объясняет турецкое молчание в первые дни битвы за Идлиб и говорит, что у Турции есть понимание границ и целей битвы. Однако Анкара нарушила молчание и стала проявлять политическую активность по отношению к Москве. Можно предположить, что она начинает ощущать себя не в своей тарелке из-за масштабных бомбардировок с одной стороны и холодного отношения России к требованиям Турции с другой.

Россия и Турция объявили о создании совместной рабочей группы по ситуации в сирийской провинции Идлиб. Эксперты считают, что русские пытаются тянуть время, чтобы упрочить достижения на местах в ходе второго этапа битвы за Идлиб. Речь идет о контроле над городами Мурек, Эль-Латамна и Кафр-Зайта на севере провинции Хама и стратегическим городом Кобани на северо-востоке Латакии. Также они стремятся овладеть городом Джиср-эш-Шугур.

Город Кобани — стратегические ворота в Джиср-эш-Шугур к западу от Идлиба. А такие города, как Мурек, Эль-Латамна и Кафр-Зайта, — стратегический путь к городу Хан-Шейхун к югу от Идлиба.

Беспокойство Турции выражается в ужесточении риторики и предоставлении современного оружия некоторым оппозиционным группировкам с целью помешать сирийскому режиму достичь стратегических позиций, представляющих прямую угрозу как для оппозиционных группировок, так и для турецкого присутствия. В связи с этим существует три возможных сценария битвы за Идлиб.

Во-первых, Россия и Турция достигли взаимопонимания всего за несколько дней. Боевые действия были остановлены в обмен сохранение позиций сирийского режима в городах, которые он ранее контролировал. Однако подобный сценарий вряд ли будет реализован, поскольку сирийский режим не удовлетворится только этими районами и даст «зеленый свет» долгожданной битве.

Во-вторых, боевые действия продолжают охватывать север провинции Хама, особенно города Мурек, Эль-Латамна и Кафр-Зайта. Город Мурек наиболее важен, потому что считается труднодоступной «цитаделью» оппозиции. В последние годы сирийский режим неоднократно пытался прорваться в город, но терпел неудачу. Успех требует длительного времени из-за присутствия таких террористических группировок, как Хайат Тахрир аш-Шам (преемница «Джебхат ан-Нусры», запрещенной в РФ, — прим. ред.), Джейш ан-Наср и Джейш аль-Изза.

В-третьих, контроль над севером Хамы, северо-западом Латакии и Идлибом необходим по нескольким причинам:

— Джиср-эш-Шугур. Силы сирийского режима смогут взять город, только если проникнут в город Кобани на северо-востоке провинции Латакия или возьмут под контроль Джебель Шашхабо, расположенный на севере провинции Хама.

— Хан-Шейхун. Правительственные силы смогут завоевать город на юге провинции Идлиб, если возьмут под контроль Мурек, Эль-Латамну и Кафр-Зайту или Кафр-Набуду. Оттуда они смогут перебраться в город Аль-Хбит в провинции Идлиб, а затем уже в Хан-Шейхун.

Пока неясно насколько успешен был бы этот сценарий, тем более что города Джиср-эш-Шугур и Хан-Шейхун находятся в пределах «буферной зоны», согласованной на саммите в Сочи. И если силы сирийского режима достигнут «буферной зоны», то Идлиб окажется перед лицом новой реальности. Конечно, Турция не останется в стороне, поскольку хочет заполучить контроль над Телль-Рифъатом и его окрестностями.

Существует еще и четвертый сценарий. Он заключается в возобновлении контроля сирийского режима над городом Серакиб, через который проходят две международные трассы: Алеппо — Хама и Алеппо — Латакия. Следует отметить, что реализация подобного сценария весьма сомнительна. Сирийский режим не сможет открыть международные трассы, так как присутствие его сил в этой зоне станет нарушением условий Сочинского соглашения.

Пока рано говорить о реализации какого-либо из этих сценариев, тем более что ходят слухи о секретных договоренностях между Анкарой и Москвой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.