Президент Дональд Трамп заявил, что с нетерпением ждет звонка из Ирана. По собственному признанию, он добивается лишь «сделки, и притом справедливой». Похоже, он и сам осознал свою ошибку: режим, который он пытается свергнуть, просто так не рухнет. И вот Белый дом объявил, что он поручил швейцарскому правительству передать в Тегеран свой номер телефона.

Вероятно, у Швейцарии возникнет ощущение дежа вю. В 2003 году о переговорах с Джорджем Бушем через швейцарского посла уже договаривался Тегеран. Однако администрация Буша, напичканная воинственными «неоконами» (фракция «новые консерваторы» выступает за последовательное установление во враждебных странах демократии при помощи экономической и военной мощи, — прим. редакции ИноСМИ), и слушать не захотела.

Кроме того, администрация Трампа тщетно пытается уломать Европу, чтобы та перестала противиться санкциям США. Но как бы Вашингтон ни приказывал и ни канючил, особого успеха он не добился. Тем временем всегдашние вояки, возомнившие себя знатоками, пришли к такому выводу: европейцы должны поступить столь же вероломно и заставить Иран капитулировать.

Тегеран, что неудивительно, от контактов с Вашингтоном отказывается наотрез. Всего лишь год назад президент очертя голову вывел США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), хотя это многостороннее ядерное соглашение в свое время потребовало сложных переговоров и целой серии взаимных уступок как на внутриполитическом, так и на международном уровне. На 159 страницах СВПД излагался подробнейший за всю историю план ядерных инспекций. (Месяц спустя президент Трамп радостно принял по существу бессмысленное двухстраничное заявление сингапурского саммита как окончательное обязательство Северной Кореи разоружиться).

И хотя Трамп обожает красоваться в роли главного «решалы», он самолично закрыл иранскому правительству путь на переговоры, — а о том, чтобы принять его требования, и речи быть не может. По существу, его конфронтационный подход обернулся провалом для Америки и катастрофой для иранского народа. Политика президента гарантирует лишь сохранение напряженности: его назначенцы-подстрекатели нацелены на смену режима. Лицемерие его администрации попросту ошеломляет: обвиняют Иран во вмешательстве в дела Ближнего Востока, а сами вторглись в Ирак, напали на Ливию и пытались свергнуть сирийское правительство, выговаривают Ирану за нарушение прав человека, а сами заключили союзы с деспотическими режимами в Бахрейне, Египте, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах.

Мирному решению вопроса администрация Трампа помешала сама, собственными просчетами.

  • США вышли из СВПД и настаивают на масштабных и к тому же односторонних уступках. Такое требование отклонила бы всякая страна, тем паче сами США. Какое правительство пойдет на дипломатическую капитуляцию и национальное унижение просто так, не в условиях военного поражения? Выдвинь такие условия ему самому, Дональд Трамп, застройщик и делец, сам не обрадуется.
  • США неверно оценили причины, побудившие Тегеран вступить в переговоры с администрацией Обамы. Да, Иран добивался ослабления санкций, но еще важнее оказалось признание США его права на дальнейшее обогащение урана, — а администрация Трампа в нем отказывает наотрез.
  • Разорвав СВПД в одностороннем порядке, Вашингтон заработал себе дурную репутацию партнера, на которого нельзя положиться. Предположим, будет достигнуто новое соглашение. Но если на дополнительные уступки Иран и на этот раз не пойдет, что помешает президенту разорвать и его, ввести новые санкций и снова грозить войной? И почему бы следующей администрации не последовать его примеру? Получается, договариваться с администрацией Ирану нет резона.
  • Уничтожив компромисс, которого добивались умеренные иранские фракции, Вашингтон разом дискредитировал тех, кто в переговорах заинтересован больше других. Относительный баланс сил в Иране теперь сместился в сторону проповедников недоверия и конфронтации. Какой здравомыслящий иранский политик сегодня сочтет Дональда Трампа серьезным партнером по переговорам? Даже президент Хасан Рухани теперь разыгрывает из себя ястреба, угрожая выйти из СВПД, если европейцы не обеспечат обещанные экономические выгоды.
  • Своими санкциями США больнее всего ударили по среднему классу и бизнесменам, которые заглядываются на Запад. Несмотря на всё свое недовольство исламским правительством, в первую очередь их волнует экономическое выживание. И главная причина их бедствий — отнюдь не Тегеран, а Вашингтон.
  • США настаивают на том, чтобы Иран ликвидировал ракетную программу и тем самым отказался от основных средств обороны. Обычные вооруженные силы страны резко сократились, — и это несмотря на то, что США укрепили арсеналы врагов Тегерана (в первую очередь, Саудовской Аравии и ОАЭ) современными вооружениями. Поскольку эти страны по сути своей остаются объединением городов-государств в пустыне, нанести удар Иран может лишь ракетами.
  • США зря ожидают, что Иран откажется от независимой внешней политики. По просьбе Багдада Тегеран помог своему шиитскому соседу одолеть яростный мятеж суннитского «Исламского государства»* (пусть и ослабленного вторжением Америки). Точно так же, откликнувшись на призыв Дамаска, иранские войска помогли Сирии разбить целый ряд повстанцев, многим из которых помогал Вашингтон. Считать США врагом у Исламской Республики есть свои причины: Вашингтон устроил переворот 1952 года, поддержал шаха и его репрессии, в конфликте с Ираком выступил на стороне Багдада и вообще постоянно угрожает войной. И несмотря ни на что администрация Трампа ожидает, что Тегеран возьмет и признает себя марионеточным государством в сфере интересов Вашингтона.
  • США напрасно рассчитывают, что шиитский Иран станет вассалом суннитской Саудовской Аравии. В суннитско-шиитское противостояние США втравил агрессивно настроенный наследный принц Саудовской Аравии. Так Америка уже стала союзником в жестокой захватнической войне Саудовской Аравии против Йемена. Но Эр-Рияд добивается, чтобы США объявили войну и Ирану. Если Иран с требованиями администрации Трампа согласится, весь Ближний Восток окажется в жестких руках Саудовской Аравии — причем без единого выстрела.
  • Революции и смены режима США добиваются, моря иранцев голодом. Это не только бесчеловечно, но и контрпродуктивно. Санкции лишь разжигают внутреннее недовольство, давая режиму повод обвинять Америку. Более того, перевороты редко приводят к либеральным прозападным режимам. Примечательно, что ничуть не лучше дела у администрации Трампа обстоят и в других местах — на Кубе, в Венесуэле, России и Северной Корее. Даже если Вашингтон и обрушит нынешнее правительство Ирана, те, кто придут ему на смену, вряд ли станут нам друзьями.

Конечно, будет лучше, если режим исламских радикалов Иран сбросит. Но на права человека простых иранцев администрации Трампа — при всей ее фарисейской риторике — похоже, наплевать. Более того, ее подход к Ирану в принципе неверный, — он продиктован Саудовской Аравией и Израилем. Вместо этого политика должна отражать заинтересованность США в том, чтобы добиться в регионе разрядки, сократить число наших противников и передать ответственность за поддержание безопасности друзьям и союзникам.

Это требует участия. Однако президент Трамп доселе прибегал лишь к одной единственной тактике — санкциям. Права была администрация Обамы, полагая, что СВПД поможет преобразовать Иран. Однако быстрых успехов никто не обещал, — ведь исламистские фракции отлично сознают всю привлекательность Запада для иранцев, особенно для молодых горожан. Пока президент Трамп, сам того не желая, не вмешался и не помог клерикалам, внутриполитическая борьба в Тегеране лишь обострялась. А ведь дополнительные внешнеэкономические возможности помогли бы надавить на режим, вынудив его пойти на сотрудничество. И со временем давление бы только нарастало. Хотя поручиться за то, что в Иране установится демократия, не может никто, раньше шансы были выше.

США должны признать иранские интересы в сфере безопасности и уважать их. Да, это враждебный режим. Но ни одно правительство не пойдет на самоослабление и тем паче самоуничтожение добровольно. Каждой угрозой войны США лишь подталкивают США к созданию новых ракет и возобновлению ядерной программы. Заставляя Тегеран безоговорочно принять верховенство США и Саудовской Аравии, Вашингтон лишь вынуждает Иран поддерживать и развертывать нетрадиционные силы и марионеточные войска. Между тем, Вашингтону будет гораздо полезнее поощрять своих хорошо вооруженных партнеров к разрядке, а не к неразрешимому межконфессиональному конфликту.

Представьте себе, что некая иностранная держава вводит жесткие экономические санкции, угрожает США войной, пытается заморить американцев голодом и требует, чтобы Вашингтон примирился с мексиканским владычеством, а Америка отказалась от основного оборонительного оружия. Разумеется, некоторые американцы предложат капитуляцию. Но подавляющее большинство ответит не просто «нет», а «черта с два!» И в этом отношении у нас с иностранцами гораздо больше общего, чем многие привыкли считать.

США и Иран должны вести переговоры. Но вопреки надеждам президента, экономическими ультиматумами Тегеран за стол переговоров не усадишь. Нормальную дипломатию между собственной администрацией и правительством Ирана Трамп сделал невозможной. Если он не сменит курс самым резким образом, весь Ближний Восток станет гораздо опаснее.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона. В прошлом — специальный помощник Рональда Рейгана, автор книги «Внешнеполитические выходки: новая всемирная империя США» (Foreign Follies: America's New Global Empire)

_________________________________________

* ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.