Что полезного прежде всего cмог бы сделать новоизбранный президент Владимир Зеленский для Украины? Много чего, учитывая те легитимные, а особенно нелегитимные возможности, которые открывает перед главой государства его должность. Легитимные прописаны в конституции Украины и других законодательных актах. Нелегитимные связаны с теми неформальными воздействиями, часть из которых президент традиционно наследует от своего предшественника, а часть приобретает благодаря своей дерзости, ловкости, хитрости и тому подобное.

Интересно, что именно в зависимости от способности президента добыть себе эти нелегитимные, то есть незаконные полномочия, в украинском социуме и складывалось мнение о том, насколько действующий глава государства является сильным/слабым, насколько он достоин уважения. До сих пор у нас самым слабым президентом считается Виктор Ющенко, который то ли не захотел, то ли не смог усилить свое влияние, в частности с учетом ограничений в конституционной реформе, принятой в декабре 2004 года. Реформа фактически превратила Украину из президентской республики в парламентско-президентскую.

Виктор Янукович (вернее его окружение) оказался в этом аспекте значительно проворнее. Он сумел вернуть себе кучмовские полномочия, фактически совершив конституционный переворот. Осознавая, что вернуть конституцию Украины к ее первичному состоянию парламентским путем никогда не получится, потому что не наберется для этого 300 голосов в Верховной раде, Виктор Федорович «нагнул» Конституционный суд, который, не стесняясь, извлек из текста Основного закона пункты о реформе, несмотря на то, что она уже вошла в конституционное русло, и, по иронии судьбы, денонсировал то, что должен был бы защищать.

А, впрочем, Янукович оказался противоправным в другом — в защите своих стремительно выросших полномочий. Поскольку он не смог рассчитать ситуацию на несколько шагов вперед, то все для него закончилось трагически: преждевременной потерей должности и позорным бегством в Ростов-на-Дону.

Интересен тот факт, что именно Янукович ранее выступал одним из инициаторов создания парламентской республики. Помните печально известную «ширку» 2009 года? Да, да, именно тогда он вместе с прежним премьер-министром Юлией Тимошенко готовили другой конституционный переворот, направленный против Виктора Ющенко. Состоял он в том, чтобы еще больше урезать полномочия президента, сведя его к рангу «английской королевы». А чтобы глава государства не смог апеллировать к народу, который его избрал — проводить выборы президента в парламенте.

Тогда, 10 лет назад, это не удалось воплотить в жизнь. А жаль. Конечно, переворот совершали персонажи, очень мягко говоря, неоднозначные. Однако результат мог бы стать весьма полезным для общества. Ведь в большинстве западных демократий президенты избираются в парламентах (или других представительских органах) и носят исключительно представительские полномочия. В монархиях вообще не избираются, но короли и королевы имеют еще меньше полномочий, чем избранные парламентами президенты. Перенос избрания главы государства в парламент значительно уменьшил бы политическое напряжение, которое сейчас существует на Украине. Верховная рада смогла бы наконец заработать как главная и независимая ветвь власти. Решения там принимались бы благодаря достижению внутреннего согласия, а не потому, что президент ломает через колено фракцию за фракцией.

Закончилась бы эпоха двоевластия. Ведь специалисты-конституционалисты еще 15 лет назад заявляли, что реформа 2004 года является весьма несовершенной, ибо она четко не разграничила полномочия между президентом и парламентом. Поэтому до сих пор происходит перетягивание одеяла в таких важных делах, как назначение министров, судей, губернаторов, руководителей различных государственных ведомств, определение внешней политики.

Канула бы наконец в лету и администрация президента, которая еще с кучмовских времен превратилась в параллельное (или даже приоритетное) правительство. Закончилась бы практика ночных визитов в АП для решения своих вопросов.

Кроме того, выборы президента в стенах парламента создали бы лишний предохранитель от неприятных неожиданностей, связанных с результатом голосования. Конечно, народ у нас очень мудрый, но почему-то обычно выбирает на высшую должность не соответствующих этому креслу людей.

Например, в Германии решили запретить проведение общенациональных референдумов. Не выбирают там и президентов общенациональным голосованием, для этого есть федеральное собрание — конституционный орган, созываемый специально для этой цели. И у рядовых немцев это отнюдь не вызывает возмущения, потому что они знают, что так — лучше. Соответствующие репрезентанты всегда сделают более профессиональный, продуманный выбор, чем тысяча не понимающих в политике людей.

Тем более, что массой всегда можно манипулировать. Примеров этому — тьма. Это и голосование на выборах американского президента в 2016 году, это и референдум о Брексите в Соединенном Королевстве, это и выборы во многих европейских странах, где, казалось бы, есть сильный иммунитет от злоупотреблений, и тем не менее там все больший вес приобретают популисты. Причем, как сейчас уже доказано на конкретных фактах, манипулятором во всех этих случаях был Кремль.

А еще хотелось бы привести очень красноречивый пример Молдавии. Четверть века, с момента обретения независимости, в республике президента избирали в парламенте. Не скажу, что все с главами государства там было хорошо, но по крайней мере не случалось слишком одиозных фигур. А вот в 2016 году молдаване настояли на том, чтобы президента избирали всенародно. И чем это закончилось? Тем, что выбрали определенно пророссийского главу Соцпартии Игоря Додона, который даже не скрывал своих связей с Кремлем.

«Все пропало!» — сокрушалась в 2009 году Юлия Тимошенко, когда узнала, что Виктор Янукович ее предал и отказался от идеи превращения Украины в парламентскую республику. Можно ли теперь возлагать надежды на Владимира Зеленского, что он реализует эту, скажем искренне, не слишком популярную среди украинцев идею? По крайней мере на него больше надежды, чем на кого-то другого.

Ведь, во-первых, у него нет пока никакой лояльной группы (а значит и влияния) в действующем составе украинского парламента. Сделав ход конем, предложив, пусть постепенно, отказываться от части своих полномочий, он может найти общий язык даже с трендовыми депутатами.

Во-вторых, согласно последней социологии, именно партия Зеленского «Слуга народа» имеет шанс получить наибольшую благосклонность избирателей на следующих парламентских выборах, а, следовательно, сформировать там самую большую фракцию, которая сможет контролировать Верховную раду Украины.

И в-третьих, Владимир Зеленский еще до первого тура выборов заявил, что намерен быть президентом только одну каденцию, то есть пять лет. Хочется верить, что он был искренен в этом своем обещании, потому что именно она и дает больше оснований для надежды на прогрессивное государственное преобразование. Ведь выбранный президент не клялся, что совсем отойдет от политики в 2024 году. А поскольку возвращаться комиком на сцену ему уже было бы не к лицу, то дальше свою карьеру он мог бы успешно продолжить в парламенте. И до этих пор ему стоило бы сделать все, чтобы именно Верховная рада Украины стала центром политической силы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.