Мюллер в своем докладе мог ответить на вопрос о том, не подвергался ли американский президент воздействию иностранной державы. Однако среди документов и аналитических выкладок на 448 страницах о многочисленных контактах между предвыборным штабом Дональда Трампа и связанными с государством россиянами нет почти ничего, что объяснило бы неприкрытое подобострастие президента США перед Владимиром Путиным. Кроме того, специальный прокурор Роберт Мюллер в своем докладе не рассказывает о том, что мешает президенту заняться вопросом о российских атаках на выборы в США в 2016 году и защитить страну от будущих нападений.

В докладе эта тема даже не затрагивается.

После выборов оставалось множество вопросов о возможных связях между Россией и штабом Трампа, однако избранный президент продолжал отрицать все связи с Россией, а в частном порядке выражал обеспокоенность только в связи с тем, что из-за сообщений о российском вмешательстве в выборы общество может усомниться в легитимности его победы.

В этом суть теории «легитимности». То есть Трамп от неуверенности в себе зациклился на расследовании российского вмешательства. Потому что он боится не только результатов расследования, но даже того, что из-за действий следователей он может показаться населению нелегитимным. Проблема в том, что Трамп редко оспаривал наличие неких подрывных действий во время выборов, зато постоянно сомневался именно в российском происхождении этих подрывных действий. В апреле 2017 года он заявил: «Это мог быть Китай, это могло быть множество самых разных организаций».

Но почему не Россия? Почему он никогда не говорит про русских?

Вот отрывок из доклада Мюллера о брифинге для Трампа, в котором участвовал заместитель советника по национальной безопасности К. Макфарланд (K.T. McFarland):

Во время брифинга избранный президент Трамп спросил Макфарланда, не русские ли «это сделали», имея в виду проникновения с целью повлиять на президентские выборы.

Когда Макфарланд ответил утвердительно, Трамп «выразил сомнение, что это были русские».

Итак, Трамп признает, что «это» было, что его избрание запятнано диверсионной акцией. Но он не может признать — ни публично на встрече с Путиным, ни за закрытыми дверями в разговорах с помощниками, — что диверсию совершили русские.

Доклад Мюллера не дает читателям понимания того, почему он так поступает. В нем повествуется о президентской кампании, где было полно русских, а также полно лжи с отрицанием существования таких контактов. Нет сомнений, что русские нацелились на штаб Трампа, потому что в его составе было огромное количество неопытных, некомпетентных и безнравственных сотрудников. Но зададимся вопросом: а не был ли этот штаб скомпрометирован намного основательнее?

Отмечая многочисленные попытки Трампа помешать расследованию Мюллера, Марси Уилер (Marcy Wheeler) пишет в своем блоге по вопросам национальной безопасности Empty Wheel:

Но самое важное, чего нет в докладе, это вопрос о том, не ставил ли Трамп палки в колеса следствию, чтобы оказать услугу России. Согласно имеющейся информации, [заместитель генерального прокурора] Род Розенстайн (Rod Rosenstein) выражал такую обеспокоенность, когда назначал Мюллера.

В докладе Мюллера анализируется смягчение формулировок о российской агрессии на Украине в республиканской платформе, но в этом анализе обойден стороной центральный вопрос.

11 июля 2016 года делегат съезда Республиканской партии предложил внести поправку в платформу, которая поддерживала бы идею о поставках оружия на Украину в связи с ее конфликтом с Россией. Помощник Трампа Дж. Гордон (J.D. Gordon) смягчил это предложение, утопив его в оговорках. Вот как он объяснил свои действия специальному прокурору.

Гордон заявил, что облек поправку в более обтекаемую форму из-за заявленной позиции Трампа по Украине, которую он лично услышал от кандидата на совещании по внешней политике 31 марта. А именно, что дело содействия Украине должны взять на себя европейцы, что США нуждаются в улучшении российско-американских отношений и что он не хочет начинать третью мировую войну из-за Украины. Гордон сказал, что и после мартовского совещания Трамп в ходе кампании делал аналогичные заявления, подчеркивая свои позиции, в силу чего Гордон посчитал необходимым возразить против предложенной поправки и добиться ее смягчения.

Итак, формулировку о российской агрессии смягчили, чтобы партийная платформа соответствовала позиции Трампа. Но почему Трамп с таким сочувствием относился к России, почему он ей симпатизировал, зная о том, что эта страна взламывала компьютеры американских институтов?

Доклад дал нам четкие подробности, подтверждающие, что мир Трампа — до безумия дисфункционален, беспомощен в деловом отношении. Но доклад Мюллера не ведет нас по этому пути далеко, мы практически не сдвигоемся со стартовой черты. Мюллер сообщил, что составивший досье бывший британский разведчик Кристофер Стил ошибался, написав о том, как адвокат Трампа Майкл Коэн ездил на встречу в Прагу. Это еще больше подорвало доверие к и без того сомнительному досье. Тем не менее доклад Мюллер не разбирать досье Стила подробно, оставляя без внимания его главное утверждение — что [у русских] имелся компромат на Трампа.

Мы просто узнали чуть больше о том, что нам уже было известно. Наш президент был избран при помощи скоординированных российских дезинформационных и кибернетических атак. После избрания президент отказался признать враждебную природу этих атак и воспротивился попыткам наказать агрессора. Он ничего не сделал для предотвращения повторных нападений. Он открыто встал на сторону врага, выступив против собственных спецслужб. И он неоднократно пытался сорвать расследование этих атак. (Доклад Мюллера просто криком кричит о том, что Трамп препятствовал правосудию.)

Как сказал бывший соперник Трампа из Республиканской партии Джеб Буш (Jeb Bush), Трамп был «кандидатом хаоса», а посему был обречен стать президентом хаоса.

Но внутри этого якобы спонтанного трамповского хаоса просматривается последовательный российский вектор. Мы приближаемся к 2020 году, и у Трампа с Путиным снова может появиться опасное совпадение интересов.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.