Греция бросила еще один вызов принципам послевоенного примирения в Европе. На прошлой неделе парламент в Афинах выдвинул Германии счет в 290 миллиардов евро за материальные и моральные потери, связанные с немецкой оккупацией в годы Второй мировой войны. Речь идет о репарациях за военные преступления, совершенные Вермахтом в Греции, принудительную конфискацию средств из греческой казны и колоссальный ущерб имуществу и инфраструктуре. И это — не считая компенсаций жертвам нацизма, возврата украденных археологических ценностей и процентов за ущерб. На самом деле, соответствующие подсчеты комиссия греческих экспертов представила еще три года назад, но правительство Алексиса Ципраса решило тогда повременить с ультиматумом, пока не закончится программа финансовой помощи Греции, важнейшую роль в которой играет Германия. В ответ в Берлине официально заявили, что согласно договору о воссоединении Германии от 1990 года «никаких дальнейших репараций не предусмотрено».

Немецкая «Тагесшпигель» (Der Tagesspiegel) считает, что выплатив в свое время 160 миллионов марок (81 миллиона евро) жертвам войны и приняв у себя около 420 тысяч греческих гастарбайтеров, Германия выполнила обязательства за оккупацию Греции в годы Второй мировой войны. Однако, отмечает газета, юристы и историки двух стран никак не могут прийти к общей точке зрения, и это взрывоопасное досье может быть передано Международному суду в Гааге. Согласно испанской «Периодико» (El Periodico), речь идет об историческом решении Афин, поскольку до сих пор ни одно из оккупированных нацистами государств не предъявило официального требования о репарациях, только Польша обсуждает такую возможность. Французское интернет-издание «Экономи Матэн» (Economie Matin) задается вопросом, права ли Греция, выдвигая такие требования? Чтобы понять это, необходимо взглянуть на ситуацию в греческой экономике. Греция имеет колоссальный госдолг — примерно 180% ВВП (почти 320 миллиардов евро). В этой связи страны еврозоны во главе с Германией навязали Греции режим жесточайшей бюджетной экономии. Вот почему в связи с нехваткой денег ряд греческих политиков, в том числе премьер-министр Алексис Ципрас начали продвигать идею, согласно которой нынешний греческий долг связан в значительной степени с нацистской оккупацией. Действительно, отмечают историки, Германия так и не выплатила Греции настоящих послевоенных компенсаций, а немецкий оккупационный режим был чрезвычайно жестоким. Кроме того, после войны часть немецкого долга была списана державами-победительницами (в числе которых была и Греция), чтобы не мешать экономическому восстановлению Германии. Аналитики по-разному оценивают сумму военных репараций, которую Германия могла бы выплатить Греции. Однако большинство считает, что речь может идти о 150 миллиардов евро, что составляет примерно половину нынешнего греческого долга. Историки приводят следующие факты: нацистская оккупация Греции продолжалась с апреля 1941 по октябрь 1944 года. Кроме человеческих потерь (число убитых и умерших от голода оценивается в 600 тысяч человек) были разрушены жилой фонд и инфраструктура. Из греческого центробанка были принудительно изъяты и не возвращены 3,5 миллиарда долларов. Правящая левая партия Сириза требует в этой связи от Германии двух видов выплат — военных репараций и возврата с процентами конфискованных средств.

Историки напоминают, что после Второй мировой войны, желая избежать ошибок Версальского мира, державы-победительницы списали половину немецкого долга, греческая доля в котором составляла семь миллиардов долларов. Однако в последующие годы Греция получила лишь ничтожную долю этой суммы. В феврале 1953 года было подписано знаменитое Лондонское соглашение по немецкому долгу: в тот момент Германия уже была поделена на прозападную ФРГ и просоветскую ГДР. В Лондонском соглашении прописано, что долг Западной Германии попросту аннулируется, а выплата долга ГДР откладывается до воссоединения Германии. Западные державы пошли на этот беспрецедентный шаг потому, что им была нужна сильная Западная Германия в противостоянии с Советским Союзом. Действительно, в «освобожденной» от долгов Западной Германии началось «экономическое чудо».

После падения Берлинской стены в 1989 году и последовавшего воссоединения Германии вновь возник вопрос о немецких долгах, упомянутый в решениях Лондонской конференции 1953 года. Однако 12 сентября 1990 года был подписан Московский договор с участием четырех держав-победительниц во Второй мировой войне и двух Германий. Этот договор определял новые границы объединенной Германии, вопросы внешней и внутренней политики, но ни словом не упоминал репараций или долгов. Подписывая этот договор, участники соглашения, включая Германию, де-факто отказались от каких-либо упоминаний о компенсации. Поскольку Греция не потребовала своей части долгов, Германия сочла, что ничего не должна ей. Мало того, Германия считает, что Греция вообще не вправе требовать денег. Действительно, после вступления в Евросоюз в 1981 году Афины получили масштабную помощь, прежде всего от Германии. По ряду подсчетов, только из структурных фондов ЕС Греция получила 68 миллиардов евро. Кроме того, в 2011 году в результате финансового кризиса была списана половина корпоративного банковского долга Греции, и немецкие банки потеряли на этом миллиарды евро. В частном порядке немецкие экономисты говорят, что Греция сама виновата в своем фактическом банкротстве: в стране господствует коррупция, деньги отмываются и выводятся за рубеж, не платятся налоги. Есть точка зрения, что прием Греции в еврозону был большой ошибкой, за которую теперь приходится платить в первую очередь Германии. Наблюдатели считают, что нынешняя инициатива парламента Греции и лично Алексиса Ципраса по вопросу немецкого долга весьма рискованна. Речь идет не о прописанных обязательствах, а о морально-исторических претензиях. Германия заняла жесткую позицию, заявив что ничего не должна Греции.

Действительно, исторические претензии — это ящик Пандоры. Стоит вытащить одно досье, как непременно появятся новые. Вслед за Грецией с требованиями о компенсациях выступает Польша.

Настоящей провокацией стало требование польского парламента, правительства и лично президента Анджея Дуды о выплате Германией репараций за ущерб от Второй мировой войны, который оценивается польской стороной в 850 миллиардов евро. И это при том, что Польша получает 18 миллиардов евро в год из фондов Евросоюза, отказываясь проявлять солидарность буквально по всем вопросам общеевропейской политики. Германия ответила отказом, имея в виду, что согласно послевоенному договору от августа 1953 года вопрос репараций закрыт, а Польша получила немецкие земли — Померанию, Силезию и часть Восточной Пруссии.

Объектом исторических (и денежных) претензий наряду с Германией становится также Россия. Теперь уже страны Балтии выдвигают абсурдные требования к России о компенсациях за «советскую оккупацию», причем сумма требований достигает одного триллиона долларов. Не отстает и киевское руководство: действующий министр иностранных дел Павел Климкин предложил выставить Москве счет за «столетия оккупации». Список территориальных и финансовых претензий в современном мире велик: Сербия не может забыть Косово, Австрия — Южный Тироль, Япония не устает требовать возврата Южных Курил, Турция продолжает считать «своими» сирийские Алеппо и Мосул.

Все это говорит о том, что безудержный национализм поднимает голову повсюду в мире, а нормальные правила поведения, принятые в Европе после окончания Второй мировой войны, отброшены: все, кому не лень, достают припрятанные скелеты из своих покрытых паутиной шкафов. Крах СССР и развал биполярной системы привели к разрушению геополитического баланса в мире, и этот процесс далек от завершения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.