Российско-Германская внешнеторговая палата обнародовала данные о своей деятельности за прошлый год. Они заслуживают внимания не только сами по себе, но и как знак, в каком направлении будут развиваться отношения между Берлином и Москвой. Согласно представленной информации, прошлый год оказался для немецких инвестиций в России самым удачным с 2008 года.

При более внимательном рассмотрении вырисовывается еще более любопытная картина. Немецкий федеральный банк опубликовал недавно скорректированные сведения об инвестиционной деятельности немецких компаний в России, они показывают, что в 2018 году немцы инвестировали на востоке 3,2 миллиарда, а не как изначально считалось 2,1 миллиарда евро. Это, конечно, значительно меньше, чем в рекордном 2007, когда объем инвестиций достиг 7,4 миллиарда евро, однако, стоит напомнить, что в этом последнем перед масштабным кризисом году на показатели повлияла одна сделка: концерн «Юнипер» решил тогда потратить 4,6 миллиардов евро, чтобы занять позицию на российском энергетическом рынке. Если не учитывать эту транзакцию, получится, что сейчас немцы инвестируют в России столько же, сколько до кризиса и до войн Москвы с Грузией и Украиной. Можно, конечно, сказать, что сейчас «сделкой года» выступает строительство газопровода «Северный поток — 2», и это отчасти так, но лишь отчасти, ведь основная доля инвестиций приходится на производителей автомобилей и сельскохозяйственной техники. Неслучайно немецкий министр Петер Альтмайер (Peter Altmaier) вместе с Владимиром Путиным торжественно открывал недавно завод «Мерседес» под Москвой.

Как рассказывал прессе торговый представитель РФ в Германии Андрей Соболев, на открытом с участием немецкого министра и российского президента заводе в подмосковном индустриальном парке «Есипово» в год будет производиться 30 тысяч легковых автомобилей четырех моделей, кроме того, концерн «Даймлер» подключился к еще одному предприятию: он будет выпускать грузовые автомобили совместно с российским КАМАЗом. По мнению Соболева, инвестиции в автомобильную промышленность — это ключевой элемент российского плана по управлению потоками капитала и привлечению иностранных инвесторов к совместным инициативам.

Все они реализуются в особых промышленных зонах (еще одним проектом, который уже находится на заключительном этапе претворения в жизнь, «Мерседес» занимается в Калининградской области), а это означает, что их полностью контролируют российские власти. В целом эти инициативы дали «зеленый свет» европейским инвесторам как из Германии, так и из Франции и Италии, а одновременно зажгли «красный свет» перед американцами. Неслучайно концерн «Форд» недавно сообщил о своем уходе с российского рынка. Здесь сложно не заметить политической подоплеки: шаги Москвы явно и недвусмысленно направлены против тех стран, чьи действия ей не нравятся.

Другим довольно показательным примером, подтверждающим этот тезис, стала судьба совместной инвестиции Газпрома и концерна «Ройял Датч Шелл». В начале апреля руководство российского газового гиганта сообщило, что концепция проекта «Балтийский СПГ» в Усть-Луге (неподалеку от Санкт-Петербурга и эстонской границы) изменилась. Изначально там планировалось построить завод по сжижению газа, поэтому россиянам требовалось сотрудничество с «Шелл», но сейчас они решили возвести нечто более масштабное. Концерн заявил, что на Балтийском море появится гигантский промышленный комплекс, который будет в перспективе ежегодно перерабатывать 45 миллиардов кубометров газа из Западной Сибири, то есть столько, сколько потребляет в год страна размера Франции. Помимо завода по сжижению газа там создадут газохимический комплекс, где будут производиться пропан-бутан, этан и так далее. Этим компания «Шелл» не занимается или, по крайней мере, не хочет заниматься с Газпромом, поэтому британо-голландский концерн объявил о своем выходе из предприятия. Однако, как сообщает российская пресса, Газпром отнюдь не расстроила перспектива лишиться с уходом британцев и голландцев технологии сжижения газа, поскольку он планирует приобрести ее у немецкого гиганта этой отрасли — концерна «Линде». Какое совпадение, что он занимает сильную позицию также на рынке сжижения других газов, и какое совпадение, что Голландия и Британия, у которых в последние годы с Россией возникали проблемы (сбитый над Донбассом самолет и Солсбери), стали относиться к числу стран Западной Европы, выступающих за жесткий курс в отношениях с Москвой.

Возвращаясь к теме развития российско-немецкого экономического сотрудничества, следует добавить, что все, то есть и немцы, и россияне, смотрят в будущее с оптимизмом. Соболев в своем интервью рассказывал, что российское руководство заканчивает переговоры на тему очередных 12 крупных инвестиций (в процессе реализации находится пять), так что в будущем совместная деятельность приобретет еще больший размах. Того же мнения придерживается Российско-Германская внешнеторговая палата, которая отмечает, что в прошлом году количество ее членов, то есть заинтересованных в сотрудничестве с россиянами немецких компаний, увеличилось на 10%, дойдя до 900. Следует добавить, что из всех присутствующих в России аналогичных национальных организаций рост зафиксировала только немецкая палата, другие отмечали, скорее, обратный тренд. И еще один любопытный факт. Немецкий федеральный банк одновременно с публикацией сведений о размере немецких инвестиций за 2018 год обнародовал скорректированные данные за 2017, из которых следует, что немцы инвестировали не, как считалось, 1,6 миллиардов евро, а 2,8 миллиарда. Неужели с немецкой статистикой все так плохо, что она может ошибиться на 75%?

Дело, судя по всему, здесь гораздо серьезнее. Можно предположить, что Берлин готовится к постепенной отмене антироссийских санкций. События, по всей вероятности, будут развиваться согласно сценарию, который обрисовал президент Штайнмайер, когда он еще занимал пост главы немецкого МИД: любые уступки России в направлении урегулирования ситуации в Донбассе назовут жестом доброй воли, а в ответ санкционный режим будет несколько ослаблен. Конечно, контекст, который создают украинские выборы, очевиден. Ожидаемая победа Зеленского позволит оживить «минский формат» хотя бы потому, что новый президент хочет подключения к нему США и Великобритании. Это не слишком реально, но оживление произойдет, тем более что до сих пор западноевропейские (то есть французские и немецкие) дипломаты практически в один голос с Москвой называли главным препятствием к внедрению мирных инициатив на Украине непримиримую позицию Петра Порошенко. Сейчас все указывает на то, что его место займет гораздо более мягкий, а в первую очередь менее опытный (и выступающий с опасными идеями вроде проведения референдума на тему членства Украины в НАТО) Зеленский, значит, переговоры можно будет возобновить. Первые сигналы мы уже увидели: Зеленского в тот же день, что и Порошенко принял президент Франции. Произошло это, правда, как рассказывают, по просьбе штаба кандидата, однако, такое событие сложно не счесть важным сигналом.

Россия тоже готовится к «новой раздаче карт». Появились сообщения, что она запускает ускоренную процедуру выдачи своих паспортов жителям Донбасса. Российским законодателям пришлось отказаться от действовавшего ранее правила, по которому претендент на гражданство должен был доказать, что он прожил на территории РФ как минимум три года. Такой шаг, конечно, выступает, одним из элементов давления на Киев, но одновременно — это подготовка к ситуации, когда Украина станет федеративным государством. Если федерализации не будет, Москва запустит второй сценарий, который описал недавно известный российский эксперт по международным отношениям Дмитрий Тренин. Он предложил России, у которой и так много земель, отказаться от Донбасса, но одновременно пригласить жителей региона к себе, что, как полагает Тренин, наиболее соответствует интересам государства, которое переживает демографический кризис.

Все это вписывается в череду событий, которые ожидают нас в Европе. Однако прежде чем переходить к этой теме, следует обратить внимание на появившиеся недавно новости, касающиеся ситуации в Австрии. Агентство «Рейтер» сообщило, что британские и голландские спецслужбы ограничили до минимума контакты со своими австрийскими коллегами из-за их возможных связей с Россией. Появились подозрения, что данные, которыми в рамках европейского сотрудничества обменивается разведка разных стран, могут попасть в Москву. Ограничение контактов до минимума означает, что обмен будет производиться только информацией, связанной с террористическими угрозами.

© AP Photo, Bernd Wuestneck/dpa via AP
Судно в Балтийском море на прокладке газопровода «Северный поток-2»
Австрийские газеты пишут, что когда в ноябре прошлого года в Австрии арестовали высокопоставленного сотрудника разведки, который оказался российским шпионом, начали происходить странные вещи. Следует, кстати, напомнить, что шпиона разоблачила отнюдь не австрийская контрразведка: информация поступила из другой страны (в этом контексте упоминались Германия и Великобритания). Сразу же после задержания австрийского полковника из Генштаба в центральном офисе контрразведки и квартирах некоторых ее сотрудников прошли обыски, в ходе которых полиция изъяла множество документов. Эту акцию, признанную венским судом спустя несколько недель незаконной, провели по запросу министерства внутренних дел, а следует напомнить, что его, как оборонное ведомство и МИД, возглавляет политик из «Партии свободы» — партнера канцлера Курца по коалиции.

Вся эта история кажется, мягко говоря, странной, но меня удивляет нечто другое, а именно то, что неоднозначная политика Австрии в отношении России не вызвала недовольства Германии — ключевого политического партнера Вены. Российские аналитики прямо пишут о том, что во внешней политике Курц не сделает ничего, что расходилось бы с линией Берлина. Прежде всего он не станет поднимать вопрос о будущем антироссийских санкций, но когда ситуация изменится, он наверняка присоединится к лагерю сторонников их отмены. Такой лагерь в современных европейских условиях может сформировать только Германия. Вена, несомненно, извлечет выгоду из российских газовых инвестиций в Европе, как и Берлин, который собирается на них заработать. Сейчас отчетливо видно, что сфера, связанная с экономикой, постепенно выходит на первый план. Больше внимания обращают не на подозрительные связи с Москвой, а на желание вести сотрудничество, и даже позиция по вопросу мигрантов из мусульманских стран перестает быть камнем преткновения.

Российские наблюдатели смотрят на все это крайне прагматично. По их мнению, Брюссель выдвинул Лондону такие жесткие условия выхода из ЕС не потому, что стремился удержать его в европейском сообществе, а потому что хотел преподать урок другим странам, которые могли бы захотеть пойти тем же путем. Как полагают россияне, «жесткий Брексит» может привести к нарушению территориальной целостности Великобритании или даже к утрате ей части территории в связи с ситуацией с Северной Ирландией. Это должно послужить для других предостережением: если такие проблемы возникли у Великобритании, страны с ядерным потенциалом, что же будет с другими желающими последовать ее примеру?

Российские аналитики считают, что канцлер Меркель склонила Европейскую народную партию выдвинуть кандидатуру Манфреда Вебера (Manfred Weber) на пост нового главы Европейской комиссии потому, что в ближайшие годы она хочет провести реформу Евросоюза. Реформы нужны Европе во многих областях, но в данном случае речь идет об отказе от принципа консенсуса во внешней политике. Европейская народная партия, по всей видимости, сформирует самую крупную фракцию в Европарламенте, а это в соответствии с Лиссабонским договором, означает, что ее кандидат будет предложен в качестве нового председателя Еврокомиссии. Именно поэтому британцам продлили срок на выработку нового соглашения о Брексите до последнего дня работы ее действующего состава: выборы нового руководителя этого органа будут проходить одновременно с переговорами о соглашении, что даст возможность Берлину оказывать давление в первую очередь на страны нашего региона, поскольку их граждане работают в Великобритании.

Альтернатива проста: заключение договора с Лондоном за избрание Вебера новым председателем Еврокомиссии или хаос. А, как мы помним, как раз Комиссия будет следить за применением европейских норм к газопроводу «Северный поток — 2».

В символическом плане то, что российский учебный парусник, который не впустили ни в Эстонию, ни в Польшу, в итоге приняли в немецком порту, следует воспринимать как четкое заявление: вопросы, связанные с Крымом решено предать забвению, а на первый план выходит стремление к сотрудничеству.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.