«Мы не на войне, а на работе». Этой фразой мудрый главный редактор «Вашингтон Пост» Марти Бэрон (Marty Baron) пытался в октябре 2017 года успокоить страсти в профессии, которую президент США Дональд Трамп регулярно обозначает целью народного гнева и даже занес в ряды «врагов народа». Речь идет о журналистике.

Стоит отметить, что за несколько месяцев до того эта же самая газета заняла открыто провокационную позицию по отношению к эксцентричному американскому лидеру и утвердила новый девиз: «Демократия гибнет во тьме». Так, кто же тогда ее сотрудники? Борцы за демократию или журналисты? Можно (и нужно) ли быть и тем и другим одновременно? Как следовать канонам качественной журналистики, если Белый дом не уважает ни фактов, ни истины? В царстве свободы прессы у четвертой власти (или того, что еще от нее остается) нет четкого понимания себя.

Как отмечает преподаватель журналистики Нью-Йоркского университета Джей Росен (Jay Rosen), метод Трампа «сломал все привычное в журналистике. Бессмысленной стала даже проверка фактов», поскольку популистская риторика не признает основанной на фактах журналистики. Обвинения во лжи нисколько не смущают Трампа. Более того, они активизируют его электорат. «Система сломана, но журналистам очень трудно это признать», — уверяет Джей Росен.

Могли ли СМИ избежать общего кризиса политических систем либеральных демократий в США и Европе? Разумеется, нет, поскольку журналисты, хотят они того или нет, относятся к той самой элите, которую критикуют экстремистские, националистические и антисистемные партии. Но если политики выведены из равновесия зияющим демократическим разломом, то традиционные СМИ уверены в своей способности удержаться на плаву во время бури. 12 лет назад они прошли через кризис их экономической модели, а сейчас, судя по всему, отказываются взглянуть в лицо новому кризису, который касается их модели журналистики.

Травма Брексита

В настоящий момент специалисты тревожатся куда сильнее главных редакторов. На прошедшем в Италии в начале апреля Международном фестивале журналистики Дэн Гиллмор (Dan Gillmor) из Аризонского университета говорил об «экзистенциональной угрозе». Джулия Энгуин (Julia Angwin), перешедшая на сайт propublica.org бывшая сотрудница «Уолл-стрит Джорнел», заявила об «идеальном шторме» из трех составляющих: бесконечные финансовые проблемы традиционной журналистики, возвышение авторитарных лидеров и усиление гигантов вроде «Гугл» и «Фейсбук», которые «становятся мировыми хозяевами свободы слова, не подчиняясь никакому регулированию». Новая обстановка, в которой «кто угодно может распространять какую угодно ложь» неизбежно ставит под сомнение догму объективности, этого теперь уже «ложного бога»: зачем упрямо предоставлять слово обеим сторонам, если прекрасно знаешь, что одна из них неправа?

В основе этого вопроса лежит и другая травма: Брексит. Как отмечает преподаватель Оксфорда и бывший руководитель редакции «Гардиан» Алан Расбриджер (Alan Rusbridger), британские СМИ явно не смогли должным образом проинформировать граждан о последствиях выхода из ЕС. «Все это привело нас к страшному хаосу с кризисом не только в журналистике, но и в политике», — сказал он. При этом никто пока не спешит обсуждать роль СМИ: «Журналисты не хотят этого: они завязли в модели, которая был разработана для отживших свое технологий, а также других структур власти и социальных отношений».

В прошлом году Джей Росен провел исследование немецкой прессы по заказу Фонда Боша, в котором он анализирует неспособность журналистов поднять основные вопросы в период массового наплыва беженцев в 2015 году. По его мнению, все это может только укрепить возникший в обществе разлом: «Популизм подталкивает читателей к тому, чтобы выйти из системы, и эту угрозу следует воспринимать всерьез». Так уже обстоят дела в США: треть электората изолирована в собственном информационном кругу и отрезана от либеральных СМИ, которым она совершенно не доверяет.

Независимость от власти и денег

Оказавшиеся посреди бури итальянские СМИ тоже охвачены сомнениями. «Да, мы прилагаем большие усилия, чтобы разобраться в себе, — говорит известный журналист «Коррьере делла Сера» Беппе Севергнини (Beppe Severgnini). — Что мы пытаемся найти? Сложно сказать. Мы знаем, что доверие людей к журналистике сейчас как никогда низкое. Лига и Движение пяти звезд предпочитают обходить нас стороной и обращаться напрямую к избирателями через "Фейсбук" и "Твиттер". К сожалению, многим журналистам сложно отказаться от старых привычек и привилегий. Нам не удается поставить перед собой главный вопрос: как можно рассчитывать, что люди будут платить нам за нашу работу, если они не доверяют нам?»

А что во Франции? Проведенное в январе по заказу газеты «Круа» исследование показало подъем интереса к новостям после трех лет спада. Хорошая новость. При этом лишь четверть респондентов считают, что журналисты независимы от власти и денег. Плохая новость. Организовавшиеся параллельными методами через «Фейбуск» «желтые жилеты» и их критика журналистики (они отвергают ее и считают, что она игнорирует их) ударили по СМИ не меньше, чем по политической системе. Причем, это уже не первое предупреждение. Внимание СМИ к сторонникам «да» на референдуме по европейской конституции в 2005 году и их решение отвернуться от лагеря «нет» формируют неприятные воспоминания. Все это породило недоверие, которое и не думает исчезать сейчас. Еще один аргумент в пользу того, чтобы поразмыслить о причинах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.