«Я могу прямо ответить: никогда они (США — прим. авт.) не отменят санкции в отношении России, потому что вся их политика за последние 100 лет, во всяком случае, была построена на бесконечном применении санкций в отношении нашей страны, как бы она ни называлась — Советский Союз или Российская Федерация», — вот что несколько дней назад заявил российский премьер-министр Дмитрий Медведев и нисколько не ошибся! Правда, только если это «никогда», которое относится к будущему, мы воспримем буквально, а не метафорически. Ведь когда-нибудь может исчезнуть понятие Запада, которое существует сегодня, или по крайней мере может исчезнуть его экспансионистская мощь, воплощенная его ударной силой — Соединенными Штатами Америки.

Антироссийские повторения

В последнее десятилетие в мире и у нас много писали и говорили о причинах и проявлениях распространенной на Западе русофобии. Я не буду снова писать сейчас об этом. Я только констатирую, что история учит нас: как бы западные силы ни соперничали и ни соревновались (а их отношения далеки даже от сложных «братских» отношений), все это возводится «в квадрат», когда речь заходит о России. Как правило, в этих упомянутых жестоких играх сопричастные к ним западные силы воспринимают Россию как временного партнера. Порой — даже как вынужденного союзника. Но чаще всего они видят в ней чужеродный элемент, угрожающий примату Запада. Даже когда Россия им нужна, ее западные партнеры мечтают сбросить ее в бездну, как только перестанут в ней нуждаться.

То есть Россию не воспринимают как часть «западной семьи» народов и государств, а видят в ней опасного чужака в зоне, которую Запад считает своей. Так было во время обеих мировых войн, а также до и после них. Поэтому отчасти правы и те, кто видит тут корни подготовленного большевистского взрыва в царской России. А Америка, с которой мы начали эти размышления, как ныне лидирующая держава Запада, впитывала и усугубляла все старые геополитические и другие антироссийские постулаты.

Разумеется, цель Вашингтона состоит в том, чтобы ни одна другая держава не стала равноценным соперником США в мире. Америка своевременно предотвращает подобные ситуации, а также мешает возвышению крупных региональных держав, которые не контролируются иностранными евроатлантическими стратегами. Однако что касается России, у американцев накопились традиционные (собственные и чужие, но очень хорошо прижившиеся) негативные исторические предрассудки. Для США именно Россия, несмотря на подъем Китая в экономике и других сферах, является истинным военно-политическим соперником.

Место Сербии

В общем, невзирая на идеологию к России относились негативно, и так останется впредь. Более того, это отношение негативно в высшей степени. Оно не менялось даже тогда, когда при Ельцине Москва поступала почти как мазохист, только чтобы ее считали другом Запада. Но довольно об этом. Давайте теперь узнаем, как в упомянутом контексте российско-западных отношений, а также вообще обстоят дела с сербами. Об этом стоит поговорить именно сейчас, когда нам со всех сторон твердят, что западные народы, начиная с немцев и британцев вплоть до французов и американцев, — наши друзья.

Конечно же, это не так. Друзья не отнимают у вас часть территории и не делают ничего, что противоречит вашим жизненно важным интересам. А вот наши мнимые западные друзья с нами так и поступают. Возможно, сегодня все эти народы менее враждебно настроены по отношению к нам, чем прежде, поскольку сегодня мы менее значимы и больше готовы на разного рода унижения. Но я повторю, что они нам не друзья. Это константа с тех пор, как в начале XIX века в Подунавье появилось возрожденное сербское государство, и так остается до наших дней. Даже когда мы были союзниками, к нам по сути относились так же — как к псевдопартнеру (и так же относились к России).

Мы славяне и православные, и уже одного этого достаточно, чтобы мы считались европейцами второго сорта. Кроме того, мы весьма гордый народ, который, в отличие кое от кого в нашем окружении, не станет пресмыкаться, чтобы Запад признал его своим третьесортным «отростком», несмотря на славянско-византийские «недостатки». Многие представители нашей политической элиты и всех остальных элит нередко раболепствуют перед Западом, из-за чего наша государственная политика носит достаточно неопределенный характер, но тем не менее мы как нация еще стоим на ногах. Именно поэтому над нами по-прежнему витают слова одного известного американского дипломата, сказанные в конце прошлого века: «Не только вы и ваши дети, но и дети ваших детей будут наказаны за то, что вы не подчинились нашей воле».

Пустые иллюзии

Мы все время вяло или решительно, отчасти или полностью, зачастую невольно, но все же противостоим чьей-то воле на Западе (совершенно пагубной для нас, а не для других). Кроме того, нас считают «малыми русскими», и поэтому мы там, где мы есть. Как говорят у нас в народе, из мухи делают слона, и поэтому мы страдаем. Так будет и в будущем, даже если мы откровенно отречемся от России и войдем в НАТО. Этого все равно будет не достаточно. Пусть никто не питает иллюзий насчет того, что нам даруют геополитическое помилование. В прошлом значимые западные центры власти принимали сербов и Сербию только тогда, когда мы безусловно соглашались на то, чтобы быть «малыми», то есть отказались от наших законных государственных притязаний, или когда мы утопали в собственных проблемах, были вынужденно разделены, рассорены, измождены настолько, что опускались на самое дно геополитической пропасти.

Туда, где, по мнению некоторых, нам и место. По двум причинам. Во-первых, дело в нас самих, а во-вторых, западные силы не могут разрушить Россию и поэтому отыгрываются на нас. Бывали, разумеется, и такие периоды, когда, например в пору югославской интеграции, признавались наши яркие национальные порывы. Однако всегда делалось так, чтобы внутри этого договора как можно больше задвигалась наша сербская национальная роль, и государственные успехи уже не считались нашими. В то время нас подталкивали к пропасти, возможно, больше, чем тогда, когда они действовали прямо против нашей государственной целостности.

Национальная ненависть

За великодержавную политику, которая получала поддержку Запада, мы всегда так или иначе платили триумфом «малосербской» идеи внутри страны. Ничего не изменилось до сегодняшнего дня. Только вместо югославской идеи у нас есть фетиш в виде интеграции с Евросоюзом. Наконец, мы много обсуждаем нашу мудрую политику геополитического балансирования и нашу успешную модель сотрудничества с Западом. Я не утверждаю, что это неправда или что это не приносит нам определенной пользы. Тем не менее в бочке меда есть ложка дегтя. И довольно большая.

Сербия ведет себя пассивно и даже национально-нигилистически в том, что касается некоторых ее интересов, начиная с положения сербов в Черногории и заканчивая защитой Косово и Метохии. Похоже, мы вполне официально и малодушно придерживаемся антигосударственной линии, то есть национально мы слабо ориентированы, хотя формально не капитулируем и иногда вступаем в споры и получаем промежуточные оценки от тех, кто не хочет нам добра. При этом нет никаких сомнений, что в какой-то степени мы должны стать коллаборантами, чтобы устоять, но нужно ли делать столько, сколько делаем мы, несмотря на происходящие время от времени пропагандистские взрывы позерского национализма? Причем действуем мы зачастую совершенно губительным для себя образом.

Рациональный выбор

Вот в чем дело. Нам остается лишь задаться вопросом, что будет с сербами, если прогнозы Медведева оправдаются (а они, судя по всему, оправдаются)? Отмечу, что речь идет не о вечности, а о нескольких ближайших десятилетиях. Отношения между Россией и США, а также другими лидирующими государствами Запада, останутся такими же напряженными, если не станут еще хуже. Опять-таки Москва была и будет для нас главной опорой при защите наших национальных интересов, оказавшихся под угрозой. С другой стороны, мы, несомненно, находимся в зоне доминирования Запада и экономически преимущественно ориентированы на него.

Президент РФ В. Путин встретился с президентом Сербии А. Вучичем
В таких обстоятельствах — если мы хотим свести ущерб к минимуму — мы, без сомнений, обречены на балансирование. Однако оно должно быть подлинным, а не ассиметричным, как было до сих пор. Я говорю не о балансировании между собственными и чужими интересами (что мы нередко делаем), а о балансировании между ведущими государствами, причем так, чтобы мы упорно отстаивали то, что для нас важно. Если это невозможно, то меньшим из зол будет пойти на риск и, стиснув зубы, встать на сторону тех, с кем нас связывают общие интересы, то есть с русскими. Польза от Запада для нас несопоставима с тем вредом, который приносит нам отказ от самих себя. Если мы обречены страдать, то давайте хотя бы поборемся, а там будь что будет!

Право на балансирование

Вероятно, этого можно избежать и не расплачиваться самоотречением. Вероятно, но я не говорю, что точно. Однако мы ни к чему не придем, если будем продолжать делать то же, что делаем сейчас. Я говорю о том, что мы пренебрегаем по крайней мере частью наших национальных интересов. Пример — то, что уже многие годы происходит в Черногории. Там и в других регионах Сербия без стеснения должна бороться за сербские интересы и пытаться балансировать, насколько это возможно, на данной основе. Иначе нам не избежать огромных потерь.

Мы официально делаем многое, что мешает нам балансировать. Это и курс «у ЕС нет альтернативы», и излишне интенсивное сотрудничество с НАТО, и уже не раз упомянутая сдержанность в борьбе в разных сферах за наш народ, который в соседних с Сербией странах оказался под угрозой. Все это мы должны изменить, если хотим выстоять, а не тихо сдаться, пройдя несколько шагов (то есть лет, но последствия будут теми же). Произойдет ли это сегодня и с помпой или завтра и скрыто, неважно. Важен исход.

Разрушительная инерция

Мир останется и даже в еще большей степени станет ареной для соперничества больших держав, что для нас представляет не только опасность, но и шанс, если мы будем достаточно умны. При этом нам не стоит погружаться в пучины прагматизма настолько, чтобы забыть, кто наши настоящие друзья и партнеры. Только если мы будем твердо помнить это, какими бы расчетливыми мы ни казались, мы сможем отстоять свои интересы. И не думайте, что это нереально, так как евроатлантические структуры не так наивны, чтобы не понять положения дел. Они не наивны и действуют против нас, поэтому готовы мимикрировать, если поймут, что другое им не поможет.

Для нас главное постараться, насколько это возможно, чтобы они не перешли к решительным действиям против нас. В таком случае нам придется занять сдержанную, но решительную позицию в защите наших интересов. Но если кому-то кажется, что какими-то частичными уступками в том, что касается наших интересов или отношений с Россией, нам удастся купить их подлинную милость, то, я повторю, тот фатально ошибается. Как в свое время сказал один наш великий государственный деятель, в геополитике обещания мало что значат — лучше всегда держать при себе острый меч и сухой порох. В соответствии с этим давайте сосредоточимся на расширении государственных возможностей, начиная с оборонных и заканчивая геополитическими, и продолжим балансировать, исходя из этого, насколько это возможно долго. Будь что будет.

В конце я хочу сказать совершенно прямо: все остальные пути приведут нас на национально-государственное дно, чтобы нам ни рассказывали политики, упирая на патриотизм и прибегая к маркетингу. Неважно, когда мы достигнем этого дна в демографии, самосознании, геополитике и чем-либо еще. Рано или поздно это произойдет, и мы точно потонем. А нам важно не потонуть. Что касается России, то глава правительства этой большой страны, со слов которого я начал статью, еще год назад сказал гражданам, чтобы они не питали иллюзий и приспособились к жизни под долгосрочными санкциями. Для нас это тоже по-своему актуально: от отношений с Западом мы не получим ничего хорошего, если только не признаем себя ничтожными и подчиненными сербами. Имеет ли кто-то право, чтобы от нашего имени пойти на это, даже если просто предоставит нас пагубной инерции?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.