Каждый раз, когда власть начинают упрекать в низких темпах экономического роста, ухудшении качества жизни украинцев, росте цен на товары и услуги, нехватке денег на самые необходимые бюджетные программы, находится железобетонный аргумент: в стране идет война. Тут, конечно, не поспоришь — вооруженный конфликт действительно не может способствовать полноценному развитию государства. Между тем, каждый из лидеров президентской гонки предлагает свой вариант решения проблемы Донбасса и Крыма. Кто-то вообще строит на этой проблематике свою предвыборную кампанию, а кто-то — лишь вскользь упоминает выход из кризиса в своей программе. «Апостроф» разобрался, как самые рейтинговые кандидаты собираются возвращать оккупированные территории, и самое главное — сработает ли их план?

Миротворцы Порошенко

Еще год назад тема введения на Донбасс миротворцев ООН, которых лоббировал действующий президент Петр Порошенко в качестве «лекарства» от войны, не сходила с первых полос украинских и даже зарубежных СМИ. Но когда стало ясно, что в Совбезе ООН Россия не собирается соглашаться на украинский вариант (мандат миротворческой миссии не только на линии разграничения, а по всей оккупированной территории), в администрации президента задвинули тему миротворцев на второй план и сконцентрировались на томосе об автокефалии Православной церкви.

Тем не менее, в предвыборной программе Петра Порошенко тема разрешения конфликта все же затрагивается. Итак, президент предлагает восстанавливать территориальную целостность Украины «политико-дипломатическим путем, обеспечивая единство проукраинской коалиции в мире, используя инструмент санкций и механизм международной миссии ООН на всей территории оккупированного Донбасса». То есть ничего кардинально нового. В таком случае, странно ожидать принципиально иных результатов, выполняя одни и те же действия.

Правда, существует вероятность того, что в вопросе Донбасса Кремль просто взял тайм-аут и заблокировал решение проблемы в Совбезе ООН до момента, пока в Украине не пройдут президентские выборы. Но с другой стороны, если Порошенко сам себя называет самым нежелательным и неудобным вариантом для Путина, то тем меньше вероятность, что Кремль пойдет на уступки в вопросах Донбасса с «неудобным вариантом».

Обширный блок в программе Порошенко занимает тема вступления в НАТО. По словам президента, до 2023 года Украина должна получить план действий по вступлению в Альянс. Теоретически, воевать со страной — членом НАТО Россия не будет, что решает проблему Донбасса.

Но, во-первых, никаких четких заверений от НАТО в том, что мы получим ПДЧ (план действий по членству в НАТО), нет, во-вторых, если ПДЧ и будет, его еще нужно выполнить (чтобы не получилось, как с отменой статьи о незаконном обогащении), а, в-третьих, вряд ли в НАТО захотят поменять местами составляющие принципа «утром — деньги, вечером — стулья» и принять Украину с действующим вооруженным конфликтом на большой части территории.

Меморандум Тимошенко

Юлия Тимошенко предлагает освобождать украинские территории на основе Будапештского меморандума. Напомним, что этот документ был подписан Украиной, США, Великобританией и Россией в декабре 1994 года и гарантировал нашей стране безопасность и территориальную целостность в обмен на отказ от ядерного оружия.

«Мы добьемся настоящего переговорного процесса и восстановления мира в соответствии с Будапештским меморандумом. Мы вернем военно-дипломатическим путем мир и оккупированные территории Крыма и Донбасса», — говорится в тексте программы Леди Ю, ведь Порошенко недостаточно настаивал на выполнении документа и тем самым предал народ.

Однако если обратиться к тексту Будапештского меморандума, то становиться понятно, что ни США, ни Великобритания и не были обязаны «вписываться» за Украину в случае вооруженной агрессии, а только лишь «добиваться немедленных действий со стороны Совета Безопасности Организации Объединенных Наций с целью оказания помощи Украине». Это они и делали, но что ж поделать, если у РФ в Совбезе ООН — право вето.

Да, согласно пункту 6 этого соглашения, если встает вопрос по обязательствам стран-подписантов относительно обеспечения украинской безопасности, то США, Украина, РФ и Великобритания «будут проводить консультации». Но обязательств проводить эти консультации, а уж тем более выдать по их итогам какой-либо результат, да еще и положительный для нас, у подписантов меморандума нет.

«В Будапештском меморандуме нет норм прямого действия. Россия всегда может сказать: да, мы аннексировали Крым, да, мы оккупировали часть территорий, но при этом мы уважаем территориальную целостность Украины, — поясняет «Апострофу» аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич. — Преступник, избивая свою жертву на улице, ведь тоже может питать к ней глубокое уважение как к личности».

Тем не менее, Тимошенко настаивает на консультациях и в расширенном формате. Сразу после выборов, Леди Ю предлагает пригласить в Украину лидеров стран — подписантов Будапештского меморандума, а также лидеров Франции, Германии, Китая и Верховного комиссара ЕС по вопросам безопасности. И здесь вопрос в том, приедет ли в Киев Владимир Путин? Ведь Россия же выступала гарантом выполнения Будапешта.

Дальше Тимошенко предлагает усиливать санкции против РФ «благодаря сильному переговорному процессу в формате «Будапешт плюс».

Переговоры Зеленского

В официальной предвыборной программе Владимира Зеленского вопросу деоккупации Донбасса и Крыма уделяется совсем немного внимания, а то, что все-таки предлагает лидер «Квартала», выглядит очень неконкретно. Например, Зеленский, так же как и Тимошенко, апеллирует к Будапештскому меморандуму.

«Перед гарантами по Будапештскому меморандуму и партнерами по ЕС мы будем ставить вопрос поддержки Украины в стремлении завершить войну, вернуть временно оккупированные территории и заставить агрессора возместить нанесенный ущерб», — значится в тексте программы. Зеленский в своей программе признает и необходимость вступления в НАТО, но только после всеукраинского референдума. Кроме того, кандидат выступает за расширение «минского формата» с привлечением США и Великобритании, а также признает, что прямых переговоров с Россией не избежать, но, конечно же, без сдачи национальных интересов. Впрочем, основные границы компромисса с РФ демаркированы украинским обществом уже сейчас. Например: никакой амнистии военным преступникам, переговоров с террористами, влияния марионеток Кремля на принятие решений украинским парламентом. И на данный момент Путина эти границы не устраивают. Как Зеленский собирается менять положение вещей — пока остается загадкой.

Кроме того, открытость и готовность кандидата к любым форматам переговоров еще не означает, что переговоры эти действительно состоятся, если Зеленский станет президентом.

«Вариант любого формата переговоров, круглых столов и обсуждений возможен только тогда, когда все потенциальные участники согласны на этот формат», — добавил Игар Тышкевич.

Нейтральность Бойко

Несмотря на то, что Юрий Бойко позиционирует себя пацифистом, а его программа акцентировано называется «План мирного развития для Украины», конкретным механизмам достижения мира в ней уделяется не так и много внимания. Бойко обещает «сделать все, чтобы остановить конфликт исключительно мирным путем», но этого «всего» в программе всего два пункта: выполнение всех международных обязательств по Донбассу (то есть Минских договоренностей) и прямые переговоры «со всеми сторонами конфликта». При этом Бойко настаивает на реализации политической составляющей Минских соглашений: выборы и особый статус Донбасса.

НАТО для Бойко, конечно же, — нет, нет, нет, а миротворцы как бы и да, но по российской формуле: только на линии разграничения. Кстати, слова «Крым» в программе кандидата нет вообще.

Вероятно, перемещаясь в системе координат, заданных Москвой, президент Юрий Бойко, действительно, способен добиться прогресса на Донбассе, но лишь формально, с прекращением горячей стадии конфликта, но потерей части суверенитета страны.

«Бойко предлагает прямые переговоры при участии, как представителей непризнанных республик, так и Москвы. У Бойко есть преимущество: Россия демонстрирует, что готова с ним говорить. Он даже посещает РФ, общается там с премьер-министром, что является демонстрацией того, что Россия рассматривает его как максимально договороспособного для себя украинского политика. Может это быть эффективным? Конечно, может, но вопрос в том, насколько подобную эффективность будет готов воспринять электорат», — поясняет «Апострофу» политолог Петр Олещук.

Противоречия Гриценко

Предвыборная программа Анатолия Гриценко относительно судьбы Донбасса и его публичные заявления по этой проблематике противоречат друг другу. Так, в программе политик уверяет, что «капитулянтского возвращения Донбасса не будет — оккупированные территории вернем без «особых статусов», дипломатическими, военными, экономическими, санкционными способами совместно с зарубежными партнерами».

В то же время особый статус Донбасса прописан в Минских соглашениях. Таким образом, следуя логике программы Гриценко, если особый статус — табу, то Минские соглашения стоило бы разорвать. Однако политик уверяет, что разрыв соглашений сейчас не будет для Украины позитивным моментом, напротив, нужно составить мирный план по развитию Минских соглашений.

В прямые переговоры с РФ Гриценко также не верит, только при участии США и ЕС, а вот Крым экс-министр обороны вновь собирается вернуть под юрисдикцию Украины. Правда, конкретный механизм в предвыборной программе отсутствует.

Что дальше

По словам экспертов, опрошенных «Апострофом», вопрос — как вернуть оккупированные территории — менее принципиальный, чем вопрос — что делать с возвращенными территориями после, чтобы Украина вместе с Донбассом не получила бомбу замедленного действия, заложенную под ее государственность.

«Вопрос не в том, кто будет президентом, вопрос в общих интересах РФ, а общие интересы РФ — усилить уже создавшуюся местную идентичность на оккупированных территориях и именно в таком формате отдать нам Донбасс, сначала финансово, а потом и политически. Как раз интерес РФ в том, чтобы Донбасс был украинским, но вопрос в том, какой Донбасс?» — отмечает Игар Тышкевич.

«Представьте, что на нас вешается регион с экономическими, экологическими, инфраструктурными проблемами и проблемами безопасности, и этот регион необходимо финансировать, а это — дополнительные расходы бюджета. Фактически это будет означать, что украинская экономика, в самом лучшем случае, перестанет расти. В худшем случае — мы вернемся к экономическому спаду. А дальше смотрим, как население реагирует на очень медленные реформы, и в результате это перерастает в политический кризис. Я не увидел в программах кандидатов ответа на вопрос: что делать с Донбассом. Они концентрируются только на том, КАК вернуть Донбасс, грубо говоря, как повесить украинский флаг над зданием Донецкой облгосадминистрации. Хорошо, повесили, а что делать через пять минут?», — подытожил эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.