Хулио Борхес (Julio Borges), представитель венесуэльских правых, стоящих на проамериканских позициях, заявил: «Мы, оппозиционеры, знаем, что ни один из путей выхода из кризиса, который мы предложили бы Мадуро, не возымеет действия до тех пор, пока Куба не обретет свободу». Из этого заявления явствует, что в итоге Вашингтон стремится распространить конфликт на весь регион.

Беспрекословно следуя инструкциям Вашингтона, Борхес отказался подписывать соглашение между оппозицией и правительством в Санто-Доминго в 2017 году.

В субботу 23 марта исполнилось два месяца с того момента, как, в нарушение действующего законодательства, депутат Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо объявил себя временно исполняющим обязанности президента. Сейчас, ввиду провала этой затеи американской дипломатии, сторонники Гуайдо пытаются представить его в виде жертвы.

Четырьмя днями ранее, руководитель «Народной воли» (членом которой является Гуайдо) Карлос Веккьо (Carlos Vecchio) заявил во время нападения на венесуэльскую дипмиссию в Нью-Йорке, что возможное задержание Хуана Гуайдо будет иметь «положительный эффект» и «ускорит» смену правительства в Боливарианской республике.

Между тем, адвокат Роберто Эухенио Марреро (Roberto Eugenio Marrero), управделами Гуайдо, был задержан рано утром в четверг 21 марта Боливарианской службой разведки по обвинению в принадлежности к «террористической ячейке», планировавшей силовые акции в стране с целью «создания атмосферы хаоса».

Министр внутренних дел Нестор Реверол (Néstor Reverol) обвинил его в организации и руководстве этой преступной группировкой. У него были изъяты партия боевого оружия и наличная иностранная валюта. Как сообщил Реверол, группировка привлекала колумбийских и центрально-американских наемников с целью покушения на политических лидеров, военачальников, членов Конституционного суда и для проведения диверсий на социально значимых объектах.

Госсекретарь США Майк Помпео осудил в Твиттере задержание адвоката и потребовал его «немедленного освобождения». В интервью телекомпании «Фокс Ньюс» он заверил: «Мы сделаем все возможное, чтобы ввести санкции в отношении тех, кто отдал приказ и руководил проведением этой операции». Помпео хочет подчеркнуть, что именно он является идейным вдохновителем всей этой возни.

Очевидно, что Гуайдо не удалось внести раскол в вооруженные силы, спровоцировать военный переворот, военное вторжение соседних стран или выступление народных масс в Венесуэле.

Как гласит Конституция Венесуэлы, «исполняющий обязанности президента» обладает лишь полномочиями на проведение выборов в течение 30 дней, а он самопровозгласил себя уже 60 дней тому назад. Гуайдо не признали ни одна воинская часть и ни один суд, он не обладает никакими административными функциями, у него даже нет своего кабинета.

Различные силы, составляющие разномастную оппозицию, обсуждают пути смены правительства. Большинство считает, что попытка создания образа двоевластия и обработка военных с целью склонения их к мятежу или перевороту потерпели неудачу. И предлагают другие варианты, рассчитанные на краткосрочную или долгосрочную перспективу.

Начальник Главного штаба Сухопутных войск Вооруженных Сил РФ генерал Василий Тонкошкуров прибыл в аэропорт Майкетиа в сопровождении делегации из 99 военнослужащих. В этом же аэропорту приземлился еще один самолет российских ВВС Aн-124-100 с 35 тоннами груза на борту. Своего рода предупреждение вашингтонским ястребам.

Между тем, возник вопрос о том, кто будет контролировать здания посольств в тех странах, которые признают Гуайдо в качестве временно исполняющего обязанности президента. Следует отметить, что США — единственная страна, где сторонники Гуайдо держат под своим контролем здание консульства. Во всех прочих государствах они не могут выполнять такие основные задачи как выдача паспортов, поскольку служба государственного учета по-прежнему подчиняется конституционным властям.

Несмотря на историческую победу, одержанную в Мадриде над аргентинской сборной, тренер сборной Венесуэлы Рафаэль Дудамель (Rafael Dudamel) заявил о том, что намерен оставить свой пост. «К нам приезжал ‘посол' Хуана Гуайдо в Испании Антонио Экарри Боливар (Antonio Ecarri Bolívar). Они очень неуклюже использовали этот визит, политизировав его», — заявил он.

На страну продолжают оказывать сильное давление. Слышатся угрозы военной интервенции со стороны иностранных государств и введения новых санкций, вплоть до нефтяного эмбарго, которое, наряду с финансовой и банковской блокадой, нацелено на то, чтобы лишить страну продовольствия и лекарств, а производственные мощности — необходимого для производства сырья.

Акции сторонников Гуайдо собирают все меньшее число участников. Та, что состоялась в четверг 21 марта, была весьма «худосочной», как сказал бы Уго Чавес. Ее участники требовали «немедленного освобождения» Роберто Эухенио Марреро. Призыв Гуайдо к проведению всеобщей забастовки и намерение взять президентский дворец не основываются на каких-либо реальных возможностях, к тому же доверие к нему продолжает снижаться.

Все труднее становится следовать сценариям, плохо переведенным с английского языка. По сути дела, Гуайдо выбрал путь самоуничтожения, выступив с инициативой ввести новые санкции против народа Венесуэлы и предложив США (или южному соседу Колумбии) осуществить военную интервенцию. Опасаясь возникновения хаоса в регионе, Бразилия отказалась вовлекать своих военных в подобную авантюру. Осторожней стала и «Группа Лимы» после провала «операции Кукута».

Дональд Трамп продолжает раскручивать маховик экономических санкций, незаконно конфискуя венесуэльскую собственность в США, угрожает санкциями банкам и компаниям, которые будут сотрудничать с Каракасом.

Попытка навязать Венесуэле параллельное правительство и свергнуть законное не дала ожидаемых результатов и с треском провалилась. Ярким свидетельством тому стала «операция Кукута», когда США пытались силой доставить свою «гуманитарную помощь» (о которой их никто не просил). Операция проводилась при поддержке руководства Колумбии и президентов еще двух латиноамериканских стран: Себастьяна Пиньеры (Чили) и Марио Абдо Бенитеса (Парагвай).

И все же эта попытка навязать параллельного главу государства, попирая тем самым все устоявшиеся принципы международной дипломатической практики и нормы международного права, не принесла никаких результатов, несмотря на то, что Гуайдо громогласно заявляет о своем признании международным сообществом, под которым следует понимать приспешников Вашингтона.

Поддержка этого «сообщества» сводится скорее к политическому, чем юридическому признанию со стороны 43 правительств, 14 из которых представляют страны американского континента, 28 — Евросоюз (причем, там далеко не все согласны с официальной позицией). То есть, в совокупности, 22,16% из 194 государств, являющихся членами ООН.

Германия, Франция и Испания дали ясно понять, что лидерство Гуайдо не является для них убедительным. Назначенные им «послы» официально не признаны, и их воспринимают лишь как представителей самопровозглашенного.

Межамериканский банк развития (BID), возглавляемый колумбийским неолибералом Окампо (Ocampo), объявил, что назначенный Гуайдо делегат, экономист Рикаро Хаусманн (Ricardo Hausmann), будет представлять Венесуэлу на ежегодной ассамблее банка, которая пройдет на следующей неделе в Китае. Однако ему пришлось отложить проведение ассамблеи после того, как Пекин отказался выдать визу Хаусманну.

Несмотря на необычный шаг, предпринятый BID, Международный валютный фонд признал 21 марта, что между входящими в него странами «все еще существует понимание» относительного возможного признания Хуана Гуайдо в качестве президента Венесуэлы, и указал, что в Совете управляющих нет иного мнения по данному вопросу.

Между тем, банк «Ситигруп» объявил, что переведет еще 200 миллионов долларов, принадлежащих Венесуэле, на счет в США. Эта сумма равна остатку кредита, предоставленного Центробанку Венесуэлы в 2015 году.

В Женеве Совет ООН по правам человека абсолютным большинством голосов принял резолюцию, представленную Венесуэлой от имени Движения неприсоединения. В ней говорится об отрицательных правозащитных последствиях, которые влекут за собой односторонние принудительные меры (санкции).

Среди значительной части населения преобладают настроения ненависти, ожидания смерти и разрушений; на фоне индивидуальной, социальной и культурной пассивности все сферы жизни захлестнула мощная волна нервозности. Большую роль играют подконтрольные мировым финансам СМИ, преднамеренно раскручивающие политическую субъективность, провоцирующие страх, болезненные ощущения, эгоизм, ненависть, зависть, обиду, чувство мести, жестокость и способность убить.

И вот с таких позиций Гуайдо и оппозиция рассуждают о политических издержках, запальчиво заявляя, что «для нас это не издержки, а инвестиции в будущее».

Играя на тонких струнах человеческой души, он завершает свою речь, как бы даже угрожая: «Мы готовы на что угодно ради свободы. У нас нет страха». И как в таких условиях отказаться от логики войны, от насильственных действий? Как восстановить общественную структуру? Как перейти на язык диалога, сосуществования и согласия?— задается вопросом социолог Мариклен Стеллинг (Maryclén Stelling).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.