Беседа с депутатом Яном Липавским (Jan Lipavský) о чешском варианте закона Магнитского

В будущем Чехия может присоединиться к тем странам, в законодательстве которых есть так называемый закон Магнитского. За этой инициативой стоит британский миллиардер Билл Браудер, который в ответ на убийство своего юриста Сергея Магнитского в России добивается того, чтобы разные страны мира принимали законы, карающие нарушения прав человека. Сегодня в Палате депутатов прошел семинар на эту тему. Его организовал депутат от партии «Пираты» Ян Липавский (Jan Lipavský). «Если все пойдет по плану, я представлю законопроект Палате депутатов после летних каникул», — говорит он.

Respekt: Вы готовите чешский вариант закона Магнитского. Что Вас к этому подтолкнуло?

Ян Липавский: Желание добиться справедливости для жертв нечеловечного обращения, стремление к более безопасной Чехии и к тому, чтобы в чешской внешней политике более четко обозначилась правозащитная линия. Закон называется в честь российского юриста Сергея Магнитского, который умер в российской тюрьме из-за бесчеловечного обращения. Этот закон позволяет вводить санкции против отдельных лиц со всего мира, которые нарушают права человека. И неважно, из какой они страны.

Кроме того, для Чехии это возможность вернуть себе репутацию страны-правозащитницы. Когда-то эту репутацию нам создал Вацлав Гавел. Однако в последние годы наше политическое руководство во главе с китайско-российским троянским конем Милошем Земаном и абсолютно прагматичным и беспринципным Андреем Бабишем упорно уводит нас с этого пути. Так давайте покажем миру, что для Чехии права человека так же важны, как и раньше.

— Споры о правах человека и их применении в зарубежной политике ведет относительно небольшое число заинтересованных людей. Мог бы закон привлечь внимание широкой общественности?

— Закон — абсолютно прагматичный шаг. Я уверен, что он соответствует интересам безопасности каждого из нас. В нашем обществе не должно быть чудовищ, способных разрубить журналиста на куски или отобрать у невинного человека насильно органы. Закон Магнитского — это черный список, который не позволит таким людям попасть в Чешскую Республику. Если ты умеешь себя вести, то тебе рады, а если ты не уважаешь права других людей, то езжай в другую страну, куда тебя пустят. Закон Магнитского отличается от современных санкционных списков Европейского Союза тем, что он направлен не против какой-то одной страны, а сопряжен с одной темой — защитой прав человека. Это универсальный инструмент, который не дискриминирует, а только защищает. Хочу добавить, что сейчас и в европейских институтах оживленно обсуждают закон Магнитского.

— Каким будет этот закон? Вы хотите предложить санкционный список людей, которым запрещен въезд в Чехию? Кто в него может войти?

— Качественный закон должен удовлетворять несколько требований. Он должен быть действенным и целенаправленным. В нем должны быть правильно и исчерпывающе сформулированы причины для введения санкций, а также изложены их цели. Помимо прочего, в законе также должны быть перечислены варианты защиты от санкций. Сам я не хочу составлять список, потому что этим следует заняться Министерству иностранных дел и правительству вообще.

— Кто поддерживает Ваш законопроект? Беседовали ли Вы о нем с министром иностранных дел или премьером?

— Я уверен, что мне удастся найти сторонников законопроекта. Ведь, в конце концов, он укрепляет правозащитное направление в нашей внешней политике. И мы все должны быть в нем заинтересованы. Защита прав человека, по крайней мере я надеюсь, — это внепартийная и универсальная ценность. Дело тут даже не в геополитике, ведь, не забывайте, закон в том виде, в каком я хочу его предложить, коснется всех, кто нарушает права человека. В санкционном списке может оказаться и представитель саудовского режима, виновный в убийстве журналиста, и китайский врач, который участвует в незаконном отъеме органов.

Что касается собственно поисков сторонников, то мы пока стоим только в самом начале пути. Сегодня я провожу семинар в Палате депутатов, где выступят гости из США и Великобритании. Они расскажут нам о собственном опыте в применении закона Магнитского. Это первый шаг к началу общественного обсуждения. Цель семинара — объединить тех людей, кто не равнодушен к проблеме прав человека и кто мог бы помочь продвижению законопроекта.

— Когда Вы собираетесь представить законопроект Палате депутатов?

— Если все пойдет по плану, я представлю законопроект Палате депутатов после летних каникул.

— Если его не примут, значит, Вы положите законопроект на полку?

— Я отстаиваю сильную чешскую внешнюю политику. Укрепление правозащитного направления — одна из многих мер, направленных на это. Среди других, например, — укрепление кибернетической безопасности в Министерстве иностранных дел, а также повышение зарплат его сотрудников (сегодня они получают меньше работников других министерств).

Я понимаю, что принятие законопроекта займет много времени. Ведь даже самому духовному отцу закона Биллу Браудеру потребовалось несколько лет на то, чтобы добиться принятия этого закона парламентами разных стран. И при первой неудаче я не сдамся. Я буду продолжать работать и найду другие способы. Я уверен, что есть вещи, за которые стоит бороться.

— Встречались ли Вы с Браудером лично? Что Вас тронуло в его истории?

— Мне удалось наладить с Биллом Браудером очень продуктивное сотрудничество. Мы общаемся по телефону и по электронной почте. Для сегодняшнего семинара он снял специальное видеообращение к чешской публике, в котором объяснил важность закона и свои личные причины, подвигнувшие его на эту инициативу. На наш семинар он отправил своего близкого соратника Вадима Клейнера.

История Браудера не перестает восхищать меня. Больше всего я ценю его смелость, стойкость и желание что-то изменить. Ему удалось добиться принятия закона Магнитского уже в шести странах: США, Великобритании, Канаде и всех странах Прибалтики. Однако успех пришел не с первого раза. За этим огромным успехом стоит огромная работа и решимость. Неудивительно, что его считают самым грозным врагом Путина. Я не буду вдаваться в подробности и рекомендую всем прочитать историю жизни Браудера. Она того стоит.

— В последнем номере журнала «Респект» мы опубликовали статью о шпионской сети ФСБ, ее деятельности в Праге. Перевозить хакерскую технику шпионам помогает российское посольство. Как Чехия должна реагировать?

— Прежде всего, президент должен извиниться перед Службой информации и безопасности (BIS) за свои высказывания в адрес этой организации. Также Земану стоило бы поблагодарить BIS и полицию за то, что они защищают интересы Чехии. Делать какие-то глубокие выводы на основании одного дела, пожалуй, бессмысленно. Но оно подтверждает общую ситуацию.

— Стоит ли сократить число дипломатов, работающих в посольстве?

— Дипломатов — нет, а вот шпионов с дипломатическим прикрытием — да. Однако важны не только конкретные шаги, которые мы должны предпринять в отношении российского посольства. Нужно рассматривать ситуацию в широком контексте. Наши политики должны раз и навсегда отказаться от покорного и подобострастного отношения к Москве, которое есть сегодня.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.