Обеспокоенность американской администрации о безопасности Европейского союза, видимо, слегка зависит от конкретного момента. Еще недавно президент США Дональд Трамп счел инициативу Франции по созданию новой европейской армии «весьма оскорбительной».

Однако когда речь заходит о газопроводе «Северный поток — 2», представители Белого дома проявляют интерес к сохранению единства ЕС. Этот проект «похоронит безопасность Украины и Европы», предостерег посол США в Германии Ричард Гренелл в своем письме в адрес руководства компаний, участвующих в строительстве газопровода. Это письмо наделало много шума, потому что бизнес-круги восприняли его именно так, как оно и было задумано: в качестве угрозы в свой адрес.

В минувшее воскресенье посол «добавил жару», поделившись в Твиттере ссылкой на резолюцию Европейского парламента, направленную против газопровода. «Мы все выиграем от усиления Европы», — написал Гренелл. При этом всего пару месяцев назад он оценивал европейские институты намного более критически. В своей заметке для крайне правого портала «Брайтбарт» (Breitbart) посол утверждал, что в Европе «политический класс решает перед выборами, кто на них победит и кому следует в них участвовать». Между прочим, руководитель портала «Брейтбарт» Стив Бэннон (Steve Bannon) как-то назвал столицу ЕС Брюссель «сердцем глобалистов», в которое он хочет «вбить кол».

Впрочем, противодействие «Северному потоку — 2» нельзя назвать этаким «чудачеством» Трампа и его команды — по этому поводу в США разногласий нет. Кроме того, против этого проекта выступали комиссар по энергетике ЕС Марош Шефчович (Mares Sefcovic), а также целый ряд восточноевропейских членов ЕС.

Почему против намерений политических кругов выступает такое великое множество экспертов? И как могло получиться, что правительство Германии в этом вопросе, по сути, попало в изоляцию? Давайте проанализируем ситуацию:

1. Станет ли Германия из-за нового газопровода слишком зависимой от России?

Доля России в немецком импорте газа до недавнего времени составляла 34%. После введения в строй новой ветки «Северного потока» протяженностью 1 300 км она в среднесрочной перспективе превысит 50%.

«Однако все исследования говорят о том, что страх перед опасной зависимостью от России преувеличен», — говорит Штефан Майстер (Stefan Meister), эксперт по России Немецкого общества внешней политики (DGAP). Дело, по его словам, в том, что в Европе в минувшие годы были построены несколько портов с терминалами для сжиженного газа. Если Россия вдруг откажется от поставок газа (или решит взвинтить на него цену), эти терминалы будут готовы незамедлительно принять суда со сжиженным газом на борту из таких стран как Катар, Алжир или США.

Наглядным примером такой логики является литовская Клайпеда: загрузка тамошнего СПГ-терминала составляет в настоящий момент менее 20%. Тем не менее, правительство Литвы считает данный проект успешным: группа экспертов пришла к выводу, что этот терминал дает стране «инструмент для регулирования цен на газ». Иначе говоря, поскольку Литва имеет СПГ-терминал и тем самым возможность для альтернативного снабжения газом, российский концерн Газпром постепенно снижает для Литвы цену на газ.

«В краткосрочной перспективе «Северный поток — 2», пожалуй, может иметь для Германии положительный экономический эффект», — считает также эксперт по энергетике при европейском институте «Брейгель» (Bruegel) Георг Цахманн (Georg Zachmann). Германия станет в таком случае главным «перевалочным пунктом» для газа из Норвегии, Нидерландов и России. «У нас возникла бы конкуренция, и мы получили бы более низкие цены и более высокий уровень безопасности», — подчеркнул он.

2. Почему США давят на Германию?

Сами США утверждают, что для них важны энергетическая независимость Европы и стабильность Украины. Но это не единственный их мотив: американские производители сжиженного газа объявили, что хотят стать к 2025 году крупнейшим поставщиком СПГ в Европу. Глава Союза экспортеров Чарли Ридл (Charlie Riedl) сказал недавно в интервью газете «Франкфуртер альгемайне цайтунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung), что их целью является доля рынка не менее 50%.

Все это происходит на фоне того, что администрация США разрешила экспорт газа и наращивает мощности для транспортировки СПГ морским путем. Впрочем, для погрузки в танкер газ должен быть охлажден до температуры минус 192ºС и сжижен, а это довольно затратный процесс, из-за чего СПГ становится существенно дороже трубопроводного газа.

В Берлине подозревают, что США вводили санкции против второго «Северного потока», в частности, именно с целью изгнания конкурирующего проекта с европейского рынка. Так, в соответствующем законе CAATSA, послужившем базой для введения американских санкций против газопровода, в пункте 257 («Энергетическая безопасность Украины») говорится, что борьба против «Северного потока — 2» направлена еще и на то, чтобы «обеспечить преимущество экспорта американских энергетических ресурсов с целью создания рабочих мест на территории США и помочь их союзникам и партнерам укреплять американскую внешнюю политику». Йозеф Брамль (Josef Braml), эксперт по США Немецкого общества внешней политики, заметил в этой связи: «Трамп стремится шантажировать Германию и Европу, чтобы мы покупали больше СПГ».

3. Что могут предпринять США против строительства газопровода?

С 2017 года ведется активная дискуссия по поводу возможных американских санкций против нового газопровода. В принципе, в этой связи возникают серьезные риски для каждого крупного концерна, действующего на глобальном рынке. Поскольку большинство сделок заключаются в долларах, американские финансовые санкции могут парализовать почти все транзакции. В Германии это может затронуть, к примеру, такие концерны как «Юнипер» (Uniper) и «Винтерсхалл» (Wintershall), вложившие в «Северный поток — 2» по 950 миллионов евро.

По сообщениям СМИ, американские власти, однако, следят за двумя специализированными компаниями, владеющими «ноу-хау», необходимыми для строительства газопровода по дну Балтийского моря: итальянской фирмой «Сайпем» (Saipem), а также нидерландской «Олсиз» (Allseas), имеющей головной офис в Швейцарии.

Впрочем, Saipem, предположительно, уже успела закончить большинство своих работ. В частности, трубы уже проложены на технически сложном мелководном участке вблизи побережья Германии, а строительство остального участка в случае необходимости может взять на себя Россия.

Компания-оператор газопровода утверждает, что 70% труб уже залиты бетоном и готовы к укладке. При этом эксперты исходят из того, что до конца года по «Северному потоку — 2» уже будет пущена первая партия газа. В США, в свою очередь, ожидают, что Конгресс весной примет закон о соответствующих санкциях. Таким образом, намечается своеобразное «соревнование».

4. Германия собирается развивать альтернативные источники энергии. Зачем нам вообще нужен газ?

Мощность первого «Северного потока» составляет 55 миллиардов кубометров газа в год. После введения в строй второй ветки она удвоится, достигнув 110 миллиардов «кубов». При этом в последние годы Германия потребляла порядка 90 миллиардов кубометров в год, но закупала также значительные объемы газа в Норвегии и Нидерландах.

Впрочем, надо заметить, что в Норвегии в ближайшие годы ожидается существенное сокращение добычи газа, а в Нидерландах, в частности, в Гронингене, образующиеся под поверхностью полости провоцируют землетрясения, что вызывает опасения у производителей газа. Кроме того, сокращается и без того скромная добыча на территории самой Германии. В этой связи Европейская комиссия в своих прогнозах исходит из того, что потребность ЕС в импортном топливе к 2040 году будет расти.

Бывший министр экологии Германии Юрген Триттин (Jürgen Trittin) (партия «Зеленых») указывает в этой связи на частичную ответственность федерального правительства: если бы оно всерьез было настроено на переход к «зеленым технологиям» и занималось санацией буквально «пожирающих» энергию старых построек, Германия могла бы к 2030 году «сэкономить столько же газа, сколько мы сейчас закупаем в России», подчеркнул он.

5. Потеряет ли Украина из-за нового газопровода доходы от транзита газа?

На протяжении многих десятилетий Украина была важным транзитным коридором при транспортировке природного газа из России на Запад. После распада СССР и обретения независимости это стало важным «козырем» этой страны перед могущественным соседом — Россией. Так, по украинской территории долгие годы «прокачивались» более 100 миллиардов кубометров газа в год.

В последнее время этот объем сократился до 60 миллиардов «кубов». Тем не менее, Украина по-прежнему зарабатывает на этом от двух до трех миллиардов долларов в год, что составляет более 2% ее ВВП. Впрочем, значительная часть этих средств не доходила до государственного бюджета, оседая в карманах частных компаний, а также в различных «черных кассах». Вложения в поддержание работоспособности трубопроводной системы практически отсутствовали. По этой причине на украинских трубопроводах, по данным СМИ, аварии случаются в 14 раз чаще, чем на других.

Сама Украина, между тем, значительно снизила собственную зависимость от российского газа: по сравнению с 40 с лишним миллиардами кубометров несколько лет назад в прошлом году она закупила всего около 15 миллиардов кубометров, причем не у Газпрома, а у европейских посредников.

Сторонники «Северного потока — 2» указывают на это как на аргумент: Украина в случае необходимости могла бы и дальше закупать газ на Западе, то есть через «реверсивные поставки».

Эксперт Цахманн считает эту аргументацию неполной: по его словам, можно ожидать, что Россия будет целенаправленно использовать обе ветки «Северного потока», чтобы поставлять в Европу максимально дешевый газ и вытеснить с рынка более дорогостоящий СПГ. Но если Россия вдруг прекратит снабжение газом Восточной Европы, то, по словам специалиста, «может возникнуть дефицит: потребление этого региона составляет 154 миллиарда кубометров, а мощность трубопроводов составляет всего лишь 110 миллиардов».

Впрочем, связанные с этим риски можно относительно безболезненно компенсировать, признает Цахманн. ЕС следует, по его словам, расширить пути снабжения восточных регионов с Запада.

6. Германия требует гарантий дальнейшего транзита через Украину. Это поможет?

Если Кремлю удастся полностью исключить Украину из числа транзитеров газа (будь то через «Северные потоки» или почти готовый «Турецкий поток» через Черное море), то, по мнению Штефана Майстера, может возникнуть опасность дальнейшей военной эскалации конфликта с Россией.

У Москвы после аннексии Крыма в 2014 году возникли трудности со снабжением полуострова. Поэтому в последние годы было немало спекуляций по поводу возможных попыток Кремля по захвату территории между охваченным боями Донбассом на востоке Украины и Черным морем. «Пока Кремль нуждается в Украине как транзитном коридоре на пути в Европу, у Киева есть железный аргумент, чтобы помешать России сделать это», — говорит эксперт Немецкого общества внешней политики Майстер.

В частности, именно поэтому министр экономики Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) объявил, что Москва должна гарантировать, что не откажется от транзита хотя бы минимальных объемов газа через украинскую территорию. Канцлер Ангела Меркель, в свою очередь, потребовала от Москвы «ясности по поводу дальнейшей роли Украины в качестве транзитера».

Российский президент Владимир Путин уже отреагировал на это: он говорит о том, что транзит газа через Украину будет сохранен. Весь вопрос в том, насколько Кремлю можно верить в этом вопросе, если учесть, что Путин почти десять лет не уставал повторять, что полный отказ от транзита через Украину имеет массу преимуществ.

И еще: когда-то Путин торжественно заявлял, что Россия «признает нынешние границы сегодняшней Украины», а оккупированный ныне Крым не является «спорной территорией». Это было в 2008 году. А шесть лет спустя он все-таки аннексировал полуостров.

7. Допустило ли федеральное правительство ошибку?

Глава МИД Германии Хайко Маас (Heiko Maas) говорит, что не перестает удивляться. По его словам, в вопросах, связанных с «Северным потоком — 2», ему повсюду «дует холодный ветер в лицо» — будь то в разговорах с восточноевропейскими соседями или с партнерами по НАТО. И даже на Генеральной ассамблее ООН ему пришлось «выслушивать, что Германия, похоже, пошла ошибочным путем», сказал Маас на собрании Восточного комитета немецкой экономики на прошлой неделе.

Но что же получается — ошибаются все остальные, а Германия действует правильно? «Позиция США обусловлена очевидными экономическими интересами», — говорит эксперт по России Майстер. Тем не менее, Германии следует задуматься над тем, как ей быть дальше. В разгоревшемся споре, по его словам, в ход идут уже не только рациональные аргументы — «он уже настолько обострился, что вредит имиджу Германии в ЕС».

Между тем, многие соседи Германии воспринимают ее как этакого «плохого ребенка», так что не исключено, что ей это когда-нибудь выйдет боком, предупреждает Майстер. «Канцлер Меркель терпит поражение, следуя своему принципу по мере возможностей, игнорировать проблему».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.