Политические изменения в Венесуэле, приход какой-либо оппозиционной группы к власти имеют как преимущества, так и недостатки для формирующегося блока. У Китая, России, Индии и Ирана крупные и важные инвестиции в Венесуэле. Однако очевидно, что экономические показатели Венесуэлы далеко не идеальны. Развивающиеся державы имеют все законные основания быть недовольными положением дел в Венесуэле.

Группы, составляющие венесуэльскую оппозицию, могут завоевать симпатии формирующегося блока, если им удастся доказать, что при них условия для ведения бизнеса в Венесуэле будут лучше. Проблема заключается в том, что страны блока по-прежнему поддерживают Николаса Мадуро и подписывают соглашения без одобрения Национальной ассамблеи. По Конституции Боливарианской Республики Венесуэла, эти договоры должны утверждаться Национальной ассамблеей.

Формирующийся блок прекрасно это понимает, но законность и легитимность Национальной ассамблеи были поставлены под сомнение, в том числе самими действиями оппозиционных депутатов. После долгих месяцев отрицания решения Верховного суда по делу Амасонас Национальная ассамблея исключила депутатов из Амасонас из состава. Депутат Оливарес заявил, что это был шаг к диалогу со стороны оппозиции.

Несмотря на то, что оппозиция не имела пространства для действий и фактически находилась между молотом и наковальней, решения, принятые Национальной ассамблеей, скорее всего, будут обсуждаться в ходе пересмотра переговоров по недавно подписанным соглашениям. Эти процессы могут быть очень долгими, сложными и даже дорогими для страны, не забывая о том, что роль Китая, России и Индии может иметь решающее значение в политическом переходном процессе Венесуэлы.

Тем не менее, Национальная ассамблея из всех венесуэльских учреждений по-прежнему пользуется наибольшей международной поддержкой большинства стран либерально-демократического мира. С этой точки зрения положение у Национальной ассамблеи гораздо прочнее, чем у правительства, Конституционного собрания, Верховного суда и так далее. Группа высланных судей, даже если они и имели когда-то определенное влияние, окончательно потеряли свое положение, особенно после ухода Алехандро Ребольедо и Томаса Альсуру.

В военной сфере за последнее десятилетие многое изменилось. Постепенно Венесуэла модифицировала свою тактическую стратегию и равнялась на новый блок. Официально 24 апреля 2005 года Уго Чавес объявил о прекращении военного сотрудничества между Соединенными Штатами и Венесуэлой. До тех пор у США были постоянные военные представительства в Фуэрте Тиуна, к югу от Каракаса. С 2005 года вся совместная военная деятельность США и Венесуэлы была негласно прекращена.

В этой связи посол Соединенных Штатов Уильям Браунфилд выразил сожаление о том, что Венесуэла приостановила осуществление программы военного сотрудничества, не отрицая при этом, что она имела полное право принять такое решение. Эта мера не удивила американских военных и дипломатов, которые видели, как правительство Чавеса становилось все более враждебным. За год до этого, в 2004 году, Уго Чавес уже объявил о новом военном порядке в Венесуэле и выслал американское военное представительство из Фуэрте Тиуна.

Венесуэла изолировала себя от Соединенных Штатов и начала приближаться к формирующемуся блоку держав. Сейчас Китай, Россия, Иран и другие развивающиеся страны имеют военных советников в Венесуэле. Китай разместил оперативные команды на венесуэльских военных базах, тренирует венесуэльских военных по соглашениям, подписанным с «Хуавей» и «Норинко», финансирует военные разведывательные лаборатории в венесуэльских университетах и так далее.

Россия, со своей стороны, является для Венесуэлы крупным поставщиком оружия. Сумма продаж российского оружия в Венесуэлу составляет от 4 до 12 миллиардов долларов, в зависимости от источника — российского банка «Еврофинанс Моснарбанк» или «Института стратегических исследований США». Посольство Российской Федерации в Каракасе располагает собственным военным подразделением, в котором работают такие лица, как Павел Трофимов, Алексей Овсянников или Андрей Зима.

В геополитическом плане правительство Венесуэлы завоевало доверие россиян. Венесуэла является одной из немногих стран, в которой, помимо посольства России, есть посольство Абхазии, независимого государства, образовавшегося после войны в Южной Осетии (2008). Спустя десять лет после вооруженного конфликта суверенитет Абхазии признан только несколькими странами, такими, как Никарагуа, Науру, Сирия, Россия и Венесуэла. Хотя Куба и Белоруссия традиционно являются союзниками России, они не признали независимость Абхазии. В результате сложившейся ситуации отношения между Грузией и Венесуэлой являются враждебными.

Это военное, экономическое и геополитическое сближение Венесуэлы с формирующимся блоком придает особые очертания нынешней ситуации. В этой и других областях положение Венесуэлы сильно отличается, например, от положения Панамы. Не стоит забывать, что сотрудничество Панамы с Советским Союзом на самом деле было весьма ограниченным. Хотя Панама сблизилась с Россией в 1903 году, государства отдалились друг от друга после образования Советского Союза и Второй мировой войны. Только в 1988 году появились попытки дипломатического и коммерческого сближения. Но еще до того, как эти попытки обрели реальное воплощение, Соединенные Штаты вторглись в Панаму.

На международном уровне обсуждается, что Венесуэла якобы является наркогосударством. Хотя обвинения все учащаются, федеральные судьи Соединенных Штатов по-прежнему не выдвигают прямых и официальных обвинений Николасу Мадуро в незаконном обороте наркотиков. До сих пор неофициальные обвинения против Венесуэлы напоминают те, которые выдвигались против Советского Союза и Кубы в конце XX-го века. Необходимо, чтобы международная судебная система продолжала расследование и предпринимала решительные меры.

Не будем забывать, что еще в шестидесятые годы военные разведывательные агентства предположили, что Фидель Кастро принимает активное и непосредственное участие в торговле наркотиками. Но обвинений от американского суда не последовало. Что касается Панамы, то примерно за полтора года до военного вмешательства в декабре 1989 года в отношении Мануэля Норьеги было выдвинуто официальное обвинение. Два федеральных судьи обвинили его в незаконном обороте наркотиков, отмывании денег и других преступлениях. Судебное разбирательство началось через несколько недель после военного вмешательства, после того как Норьега покинул посольство Ватикана в Панаме и его перевезли на американскую территорию.

По самым различным причинам военное вторжение в Венесуэлу — довольно сложная и дорогостоящая операция. Венесуэла в 12 раз больше Панамы. Территория Венесуэлы в два раза больше территории Ирака. По расчетам Шеннона О'Нила, в случае военного вмешательства Штатам и их союзникам понадобится мобилизация не менее 100 тысяч солдат. Если США и окажут военную поддержку венесуэльской оппозиции, то она, безусловно, будет очень ограниченной. Если от Соединенных Штатов не будет получена значительная тактическая поддержка, существует опасность повторения опыта военного вмешательства в заливе Свиней (Куба, 1961).

В настоящее время затраты на вторжение в Венесуэлу перевешивают потенциальные выгоды, особенно учитывая, что Венесуэла не обладает столь ценным стратегическим значением, как Панамский канал, необходимый для торговли между восточным и западным побережьем Соединенных Штатов. С колониальных времен Панамский перешеек, дававший выход в оба океана и Карибское море, имел важное стратегическое значение. Хотя Венесуэла и богата природными ресурсами, все эти ресурсы можно найти и в другом месте. США, помимо торговых интересов, связанных с венесуэльским нефтяным сектором, не зависят от Венесуэлы. Если же американские товары не пройдут через Панамский канал, то затраты значительно увеличатся. В случае с Венесуэлой это не так.

Хотя военные отношения Венесуэлы с развивающимися державами не мешают Западу предпринять решительные меры против правительства Мадуро, они сильно усложняют принятие подобного решения. Это возможно, но крайне сложно. В конце октября адмирал Курт Тидд, тогдашний глава Южного командования США, сказал, что урегулирование кризиса в Венесуэле должно быть дипломатическим. Крейг Фоллер, сменивший адмирала Тидда, сказал, что Соединенные Штаты не готовят прямых военных действий против Венесуэлы. «Внутреннего давления на Трампа в вопросе вмешательства в венесуэльский кризис нет», — сказала в начале октября Роберта Якобсон, дипломат и бывший аналитик разведки Государственного департамента.

Из-за сложного положения Венесуэлы на международной арене оппозиции в Венесуэле трудно прийти к власти без переговоров с формирующимся блоком, который на данный момент может предпочесть чавистские перемены не только по причинам сближения, но и потому, что венесуэльская оппозиция разрозненна и сломлена. Несмотря на очевидные разногласия в рамках чавизма, оппозиция понимает, что для удержания у власти необходимо единство.

В экономическом плане венесуэльская оппозиция может предложить таким странам формирующегося блока, как Китай, Россия и Индия, интересные альтернативы. Естественно, эти страны не хотят терять деньги, которые они вложили в Венесуэлу. Видя результаты, достигнутые на настоящий момент, и уделяя приоритетное внимание возможной рентабельности своих инвестиций, эти страны могут начать переговоры о политических изменениях. Не будем забывать, что это является значительной военной, дипломатической и финансовой поддержкой для Венесуэлы на международном уровне. Благодаря ей у правительства Мадуро все еще есть силы.

Они знают, что так или иначе многое изменится, если к власти в Венесуэле придет оппозиция. Можно предположить, что, скорее всего, любая оппозиционная группа будет иметь более дружеские отношения с Соединенными Штатами в самых различных областях — от экономики до обороны. По крайней мере, в стратегическом, геополитическом и военном плане Единая социалистическая партия Венесуэлы предпочтительнее для них. Или же возникнет альтернатива перемен из чавистского сектора.

Вместе с тем следует помнить, что сближение Венесуэлы с блоком стран не является чем-то новым и исключительным для чавизма. Одним из свидетельств этого был визит Индиры Ганди в Венесуэлу, вдохновивший работу «Yo La Intransigente» Софии Имбер. Конечно, это сближение было более скромным. США по-прежнему оставались нашим главным стратегическим союзником, несмотря на некоторое сближение с формирующимся блоком.

По словам советника российско-венесуэльского банка «Еврофинанс Моснарбанк» Александра Севостьянова, развивающиеся державы стремятся поддерживать достаточно дружественные отношения с Венесуэлой и сохраняют свои инвестиции. Что касается России, то ей хотелось бы видеть, как Венесуэла идет по пути таких стран, как Уругвай. «Россия может вести переговоры с венесуэльской оппозицией, если последняя завоюет доверие россиян. Мнение России о венесуэльской оппозиции может измениться», — говорит Севостьянов.

Формирующийся блок будет играть важную роль при любом сценарии в Венесуэле. Несмотря на то, что венесуэльская оппозиция прекрасно это понимает, для нее это трудный вопрос, во-первых, из-за ее международных финансистов, а во-вторых, из-за сближения Единой социалистической партии Венесуэлы с этим блоком, который по-прежнему поддерживает Мадуро в дипломатическом, финансовом и геополитическом плане. В любом из сценариев они многое выиграют, но также многое потеряют. Хотя оппозиция может вести переговоры с формирующимся блоком держав, поддерживающим Мадуро, по-прежнему существует ряд препятствий, которые усложняют этот путь. В любом случае, ситуация в Венесуэле специфическая.

В политике необходимо действовать осмотрительно. По очевидным причинам заявления, угрожающие доходности и стабильности инвестиций развивающихся держав в Венесуэле, воспринимаются плохо, особенно когда возможность политических изменений все еще остается отдаленной. Помимо того, что в Венесуэле правит Николас Мадуро, Диосдадо Кабельо, Лоренсо Мендоса, Мария Корина Мачадо или Энрике Каприлес, державы следят за своими инвестициями. Многие страны, от Соединенных Штатов и до Китая, имеют интересы в Венесуэле, и не все они дружественно настроены. Оппозиция имеет возможность установить некоторые стратегически важные союзы, которые позволят ей захватить политическую власть в Венесуэле. Чего же она ждет?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.