Под сенью давно заглушенного восточногерманского ядерного реактора на берегу Балтийского моря инженеры проводят работы по бурению, углублению дна и выемке грунта на месте сведенных лесов. По мере того, как одна группа рабочих переносит загрязненный бетон и другие радиоактивные материалы со спроектированной СССР станции в Грайфсвальде, в полукилометре подрядчики ПАО «Газпром» строят последний памятник растущей зависимости Европы от России в области энергетики: вызывающий споры газопровод «Северный поток — 2». Уже в конце следующего года Германия сможет получать больше газа непосредственно с сибирских месторождений.

Трубопровод стоимостью 11 миллиардов долларов является одним из трех гигантских проектов, которые помогут крупнейшему в мире производителю газа укрепить контроль над Европой и Азией. За тысячи километров на восток газопровод «Сила Сибири» протянется в Китай, а нитки, проложенные по дну Черного моря, будут доставлять топливо в Турцию и Юго-восточную Европу.

Россия продает газ Европе со времен Второй мировой войны, удовлетворив в прошлом году более трети потребностей континента. К 2025 году эта доля может вырасти до 40 процентов, если повышенный спрос со стороны Китая и его азиатских соседей, а также более высокие цены увеличат поставки сжиженного природного газа на восток, считает старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Стерн. «Дорогая энергия возвращается, главным образом за счет Китая, — говорит исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол. — Мы видим рекордный рост импорта газа из России». Снижение производительности Гронингена, гигантского голландского газового месторождения, также увеличило спрос Европы на импорт.

Президент Дональд Трамп, который стремится продавать природный газ Европе и извлечь выгоду из американского сланцевого бума, назвал Германию «пленницей» Москвы. В прошлом году он подписал закон, дающий ему право накладывать санкции на компании, участвующие в проекте «Северный поток — 2», в числе которых пять европейских партнеров, помогающих его финансировать. Президент России Владимир Путин заявил 3 октября, что трубопровод, чей старший собрат, проходящий примерно по тому же маршруту, начал поставлять топливо в 2011 году, будет построен, даже если другие компании выйдут из соглашения.

«Северный поток — 2» также имеет недоброжелателей поближе к дому. Польша, чьи отношения с ее бывшим советским союзником дали трещину, отклонила предложение о создании совместного предприятия европейских энергетических компаний по эксплуатации трубопровода совместно с Газпромом. Страна все еще покупает российский газ, но планирует заменить его топливом из Норвегии и других стран, когда к концу 2022 года ее контракт истечет.

Немецкое правительство и его крупнейшие коммунальные предприятия указывают на коммерческие отношения с Россией, которые пережили холодную войну, а также рост напряженности в связи с ситуацией на Украине. «Они являются надежным поставщиком на протяжении последних 50-60 лет, — говорит статс-секретарь Федерального министерства экономики и энергетики Германии Томас Барайсс. — И России нужно поговорить с Евросоюзом. Это заставляет нас разговаривать».

Российский экспорт природного газа в Европу переживает еще один знаменательный год после того, как в 2017 году страна поставила рекордные 6,8 триллиона кубических метров. Но коммерческий директор торгового подразделения немецкой компании RWE AG Андри Страке не беспокоится о растущем влиянии Газпрома на рынок. «В какой-то момент политики должны сказать, если они обеспокоены, но для нас это бизнес, — говорит он. — Это свободный рынок. Тот, кто хочет продавать, может продать свои объемы».

Газпрому также пришлось приспосабливаться к тому, как развивался европейский рынок. Поскольку в настоящее время газ является самостоятельным сырьевым товаром, его цена менее связана со стоимостью сырой нефти и в большей степени зависит от местных цен на природный газ.

Спрос на газ может возрасти после того, как к 2022 году Германия остановит свой последний ядерный реактор и выведет из эксплуатации еще больше угольных электростанций, считает старший советник по энергетике проекта «Северный поток — 2» Ральф Бикель. «Наличие дополнительных поставок из России ставит Европу в гораздо более комфортное положение», — говорит он.

В подготовке материала участвовали Анна Ширяевская, Рид Лэндберг, Дина Хренникова, и Елена Мазнева.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.