Будем называть вещи своими именами. Вмешательство западных посольств в Сараево в избирательный процесс в Боснии и Герцеговине, западные политики, которые зачастили в Скопье накануне референдума, чтобы объяснить, «что для них лучше», — все это только продолжение многолетней «битвы за Балканы» между США и Россией. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что Россия в этой борьбе почти не участвует. Если, конечно, не считать, что Владимир Путин пригласил Александра Вучича и Милорада Додика встретиться в эти дни в Москве.

Никто не мешал и Дональду Трампу пригласить Вучича и Додика на встречу в Вашингтон. Мне даже удивительно, что никому в Белом доме эта идея не пришла в голову, ведь Вучич и Додик без проблем поехали бы в Вашингтон, пробыли бы там по крайней мере на день дольше, чем в Москве, и тогда в очередной раз подтвердилась бы вся абсурдность разговоров о каком-то вредном российском влиянии на Балканах.

Но нет. Фантасмагория о вредном российском влиянии на Балканах является лишь элементом политики, цель которой — со всех сторон окружить Россию и создать вокруг нее санитарный кордон. Поэтому никто не сможет убедить меня в том, что политики Европейского Союза и Соединенных Штатов чрезвычайно озабочены лучшей жизнью балканских народов, а также правами человека и демократией. Если бы это было так, то Евросоюз своевременно (пока некоторые бывшие республики Югославии еще не вошли в ЕС) не стал бы финансировать строительство пограничных переездов как раз между этими самыми республиками. Теперь, когда я вижу, как люди на границе выходят из автобусов и один за одним по очереди смиренно проходят паспортный контроль, я задаюсь вопросом: «Куда подевалась гордость наших граждан?» Ведь тот же самый Европейский Союз отменил все границы между своими членами.

Вообще если действия Евросоюза и США по отношению к Балканам объясняются только альтруизмом, то почему тогда ЕС не предложит России договор о стабилизации отношений и ассоциации? Чтобы и российский народ жил лучше. Или почему НАТО в своем походе на восток не предложит России стать его членом? Может ли мне кто-нибудь объяснить, почему НАТО даже после завершения холодной войны, роспуска Варшавского договора и распада Советского Союза так и не предложил России войти в альянс? Вместе с Россией в НАТО вошла бы и Сербия.

Но нет. Этого Москве не предлагают, так как Россия является конечной целью и причиной расширения НАТО на восток. С другой стороны, о какой демократии можно говорить, если вы кого-то под угрозой санкций, практически насильно заталкиваете в свой клуб, который вообще-то воплощает собой демократию и равноправие? Или вы назовете его иначе? И почему сегодня, в эру борьбы с международным терроризмом, 80% учений НАТО в год — это маневры бронированных и механизированных сил, а также отработка десантных операций морской пехоты и парашютистов? Против кого отрабатываются военные действия? Против Талибана*? Когда учения НАТО переносятся с берегов Голландии, Бельгии и Франции на побережья стран Прибалтики, понятно, с кем учатся воевать силы альянса. Все страны, желающие стать членом НАТО, должны понимать, что с момента вступления они совершенно оправданно превращаются в мишень для российских вооруженных сил.

Уже почти никто не вспоминает об американском противоракетном щите в Румынии. А ведь Вашингтон и Брюссель много лет утверждали, что этот противоракетный щит предназначен для защиты от северокорейских и иранских ракет с ядерными боеголовками. Тем не менее Москва с первой минуты утверждала, что речь идет о наступательном ракетном потенциале США близ российских границ.

Разве теперь США отказались от базы в Румынии и противоракетного щита? Конечно, нет. Американцы отказались только от договора с Ираном, касающегося ядерной программы Тегерана. Евросоюз, напротив, не вышел из этого договора, но тот же самый ЕС молчит о создании противоракетного американского щита в Польше и Румынии. Где здесь самостоятельная внешняя политика ЕС? Ее нет и в помине, и Европейский Союз по-прежнему остается слугой США.

Возможно, стоит спросить румын, от кого должен защищать этот щит на их территории. Для обороны от Ирана он больше не нужен, а Северная Корея далеко. Возможный ответ — Приднестровье. Это часть Молдавии, где проживает преимущественно русское население. Там присутствуют российские войска, а Бухарест явно хочет включить Молдавию в состав Румынии.

Вместо Великой Сербии вскоре появится Великая Румыния. Но румыны все равно наши друзья, так как еще не признали Косово. Все, кто не признал Косово, автоматически становятся нам другом, а те, кто признал Косово, автоматически наш враг. И неважно, сколько у них денег, большое или среднее у них государство, были они республикой Югославии или нет. Мы же не станем вмешиваться в дела бывшего брата.

Итак, Балканы для Европейского Союза — это всего лишь новый большой рынок и возможность еще больше, с помощью НАТО, насолить Москве. Запад не хочет на Балканах никакой «серой зоны», поскольку он хочет получить свои дивиденды от распада Югославии. Поэтому для Запада сейчас так важна Босния и Герцеговина и Македония. Из Черногории уже все «высосали», а Сербия остается самым большим и самым сладким куском. На самом деле происходящее на Балканах не имеет отношения к геополитическому конфликту России и США. Речь о том, что некоторые народы в силу исторических причин и традиции не хотят отрекаться от права самостоятельно решать собственную судьбу. Поскольку если однажды согласиться на то, чтобы за вас решали сильные мира сего, обратного пути уже нет…

Осенью 2004 года журналист Джонатан Стил в издании «Гардиан» откровенно перечислил, кто работал над тем, чтобы Янукович провалился, а Ющенко победил на выборах на Украине. Это американский Национальный фонд демократии, Агентство США по международному развитию (USAID), «Фридом Хаус», фонд Карнеги, Институт «Открытое общество» Сороса, западные посольства в Киеве.

А теперь вместо Украины подставьте Боснию и Герцеговину, и вместо Киева — Сараево, и перед вами откроется картина вмешательства Запада в выборы в Боснии и Герцеговине…

* запрещенная в РФ террористическая организация

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.