Выступление президента Украины на общих дебатах 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН было посвящено широкой теме — как сделать Организацию Объединенных Наций «полезной для всех людей» через «глобальное лидерство и совместную ответственность в поддержании мирных, справедливых и устойчивых обществ». Впрочем, ждали доклада Петра Порошенко не только из-за важности и актуальности вопроса эффективности работы ООН. Предполагалось, что Украина представит новое видение или конкретизирует свои предварительные предложения относительно введения миротворческой миссии ООН на Донбассе. И частичный ответ, в принципе, есть.

Первое, над чем решила работать Украина, и к чему Порошенко призвал все другие страны-члены ООН в своем выступлении, — это необходимость реформирования Совета Безопасности, который сейчас наделен главной ответственностью за поддержание международного мира и безопасности и, соответственно, принимает решение о начале миротворческих миссий.

Организация Объединенных Наций, подчеркнул украинский президент, «не должна молчать, когда ценности и принципы, закрепленные Уставом и принципами международного права, нарушаются страной, имеющей право вето», то есть Россией в Совбезе ООН. Так что предложение Украины — активизировать и усилить роль Генеральной Ассамблеи в сфере международного мира и безопасности.

Хотя это и не было озвучено напрямую, очевидно, что речь идет о намерении предоставить больше полномочий Генассамблее для выполнения Устава ООН в части поддержания мира на планете, особенно в случаях, когда Совет Безопасности парализован из-за ветирования решений, необходимых для прекращения войн. Но пока что это лишь планы и надежды. По факту любые решения относительно российско-украинского конфликта в ближайшем будущем будет принимать или блокировать — именно Россия, поэтому планы по реформированию Совбеза и ООН в целом — это не ближайшее будущее.

Здесь надо понимать, что первый шаг в направлении реализации мирного плана для Донбасса уже сделан, и сделан именно на Совете Безопасности ООН.

17 февраля 2015 года Совет Безопасности ООН консенсусом принял резолюцию относительно положения на Донбассе, которую подала Российская Федерация. В документе приветствуются Минские договоренности, которые были подписано накануне, 12 февраля.

Напомним, что соглашение, подписанное в Минске три с половиной года назад, предусматривала, помимо прекращения огня, отвода тяжелого вооружения и обеспечения контроля со стороны ОБСЕ за этим процессом, сугубо политические и правовые шаги со стороны Украины. Все заинтересованные могут изучить текст минских документов самостоятельно, и узнать, идет ли там речь о предоставлении особого статуса отдельным районам Донбасса и внесения для этого изменений в Конституцию Украины, об амнистии лиц, связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», о создании народной милиции и о проведении выборов (по стандартам и под контролем ОБСЕ), а также есть ли там пункт о том, что восстановление полного контроля над государственным рубежом со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционной реформы).

По крайней мере Россия считает, что все это действительно зафиксировано Минскими договоренностями, которые уже утвердил Совбез ООН.

Именно исходя из этой логики, РФ год назад подготовила резолюцию, которая имеет целью, якобы, обеспечить практическое воплощение Минских соглашений. В этом документе Россия предлагает ввести вооруженных стрелковым оружием миротворцев ООН, предварительно на шесть месяцев и дав им, фактически, статус «охранников наблюдателей ОБСЕ». Согласно предложению российской стороны, миротворческая миссия должна начаться после разведения сторон, а ее количественный и национальный состав должен быть согласовано с руководством «ДНР» и «ЛНР».

Согласно замыслу Москвы, миротворцы, по сути, должны гарантировать безопасность во время преобразования псевдореспублик в легитимные районы Донецкой и Луганской областей в составе Украины, но с особым статусом, закрепленным в Конституции Украины и с признанной Киевом и избранной под наблюдением ОБСЕ, но не Украины, властью. Как справедливо отметил на днях министр иностранных дел Украины Павел Климкин, «вся идея российской так называемой миротворческой операции, фейковой миротворческой операции — это начать процесс регионализации и федерализации Украины».

Известно, что российский проект резолюции пока что пылится и не находит консенсусной поддержки в Совбезе ООН. Но это не останавливает россиян от активной деятельности из одностороннего воплощения всех этих идей в жизнь на практике.

После убийства Захарченко (которое считают одним из этапов российского плана), в «псевдореспубликах» активно идут кадровые перестановки» — на место боевиков назначаются чуть менее одиозные персонажи — те же российские марионетки, но в которых «нет крови на руках», и которые, по мнению России, смогут стать полноценной, признанной Украиной и Западом, местной властью «в районах с особым статусом». Формируется «народная милиция» вместо «Министерства обороны» (см. Минские договоренности). В целом, согласно информации российских СМИ, «ДНР» и «ЛНР» упорно готовятся к местных выборов под наблюдением ОБСЕ. «Народное волеизъявление» в «народных республиках», как известно, назначены на 11 ноября 2018 г.

То есть, ход мыслей и планы действий России на ближайшее будущее ясны — Москва де-факто воплощает свое видение Минских соглашений и рассчитывает, что принятие Совбезом ООН ее варианта введения миротворцев обеспечит полное выполнение этого замысла.

Впрочем, Украина тоже не сидит сложа руки и на фоне российской активности не выглядит беспомощной. Уже упоминалась выше идея о переносе центра принятия решений Совета Безопасности в Генассамблею ООН. Но пока этого не произошло, украинская власть согласовала с западными партнерами — Германией, Францией и США — свой, альтернативный российскому проект резолюции по Донбассу и его вскоре будет вносено на рассмотрение Совбеза ООН.

Детали документа пока неизвестны, но кое-что о нем рассказал на днях министр иностранных дел Павел Климкин. «Логика этого проекта является очень простой: это должна быть последовательная операция, как мы иногда называем на ООНовском жаргоне, фазована операция. Но по определению это не могут быть миротворцы, которые только охраняют миссию СММ [наблюдательная миссия ОБСЕ], потому что СММ охранники по определению не нужны. Не могут быть и миротворцы, которые сидят вдоль линии соприкосновения, — только для этого тоже не нужно», — заявил глава МИД в недавнем интервью.

Как пояснил Климкин, фаз миротворческой миссии должно быть три. Во-первых, военная миссия «последовательный процесс захода на всю оккупированную территорию». Затем «должен быть полицейский компонент, который будет работать с внутренней безопасностью», то есть обеспечивать правопорядок. «И третий момент — это международная администрация».

По словам министра, именно пункт №3 вызывает наибольшие возражения Кремля. Что не удивительно — международная администрация, по замыслу Киева, должна гарантировать передачу власти в ОРДЛО от марионеточных руководителей Москвы в полноценных украинских властных структур, тем самым обеспечив полноценную реинтеграцию оккупированных территорий к политико-правового поля Украины, а именно этого категорически не хочет Россия.

Удастся ли, в конце концов, уговорить РФ согласиться на условия Украины и Запада — теоретически да. Теоретически, должны сработать санкции, другие формы международного давления. Впрочем, упоминается, что в аналогичной ситуации в Хорватии, заставить Сербию согласится на мирную реинтеграцию хорватского Подунавья (куда входит и известный город Вуковар) путем введения переходной ООНовской администрации, удалось только после проведения операции «Буря» в других сепаратистских анклавах, что в нашем случае является очень сомнительным вариантом.

Таким образом, с одной стороны, остается патовая ситуация — Совбез ООН не примет, скорее всего, ни одну из предложенных резолюций — ни российскую, ни украинско-западную. С другой стороны, судя по активности на оккупированных территориях, Россия уже стала де-факто воплощать свою версию Минских договоренностей, которые на самом деле являются всего лишь другой формой оккупации. И пока что непонятно, есть ли у Украины и ее западных партнеров «план Б» на случай, если эта активность россиян будет продолжаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.