Год спустя они вновь разыграли ту же партию в Генеральной ассамблее ООН. Сохранился даже прежний протокольный порядок: Эммануэль Макрон поднялся на трибуну менее чем через час после американского коллеги, чтобы произнести речь одновременно с лирическими и драматическими нотками. В частности, в ней он осудил «закон сильнейшего» и односторонний подход в политике, который, по его мнению, напрямую ведет к изоляции и конфликту.

Два президента представили диаметрально противоположные точки зрения с еще большей силой, чем в 2017 году, когда они произнесли первую для каждого речь перед собравшимися главами государств и правительств, а также министрами иностранных дел 193 стран-членов.

В конце выступления президент Франции, несколько переигрывая, ударил кулаком по трибуне и пылко провозгласил: «Не забывайте, что геноцид всегда был подпитан привычной для нас риторикой, успехом на трибуне, которому мы аплодировали».

«Сегодня мы наблюдаем за тем, как размываются основы международного права и всех форм сотрудничества, однако ничего не предпринимаем из страха или потворства. Я не хочу с этим мириться», — добавил он под гром аплодисментов. Чуть позже, на пресс-конференции президент Франции признал, что его «слегка занесло». Однако сразу добавил: «Главная опасность — это цинизм или даже принятие цинизма».

«Ответственные присутствуют здесь»

Эммануэль Макрон до самого последнего момента работал над этим выступлением, которое посвящено развитию мира, усилению угроз, кризису многосторонней системы, его причинам и возможным решениям. Он придает этой речи огромное значение. «Мы переживаем кризис знакомого нам вестфальского международного либерального порядка, поскольку тот отчасти не смог справиться с собственными финансовыми, социальными и климатическими ошибками, на которые так и не было найдено достойного ответа», — сказал французский лидер серьезным тоном.

Ситуация проливает свет на ограничения всей системы. «ООН может исчерпать себя как Лига наций, то есть как символ бессилия, — подчеркнул он, а затем обратился к залу со знающим видом. — Несущие за это ответственность находятся в этом зале. Ответственность несем мы, мировые лидеры».

Президент не сомневается, что кризис утвердился всерьез и надолго, поскольку он подпитывается прошлыми пробелами. В частности, Эммануэль Макрон опасается возвращения национализма в виде «закона сильнейшего и стремления каждого следовать своим собственным законам». «Этот односторонний путь напрямую ведет нас к изоляции и конфликту, к всеобщей конфронтации всех со всеми в ущерб каждому», — подчеркнул он.

Стоит отметить, что французский лидер ни разу не упомянул американского коллегу, хотя его выступление практически по всем пунктам представляет собой ответ на прозвучавшие чуть ранее слова Дональда Трампа. Тем не менее все это не становится препятствием для достаточно хороших личных отношений двух президентов и близости их позиций по ряду вопросов, в том числе оборонных, как напомнил Эммануэль Макрон в ходе пресс-конференции.

«Что позволит по-настоящему решить иранский вопрос? Право сильного, единоличное давление? Нет. Мы знаем, что Иран был на пути ядерного вооружения, но остановило его Венское соглашение 2015 года», — отметил Макрон.

Реформа «Большой семерки»

«Если говорить о палестино-израильском конфликте, закон сильного только усилит злобу и насилие», — продолжил он, явно намекая на одностороннее решение США признать Иерусалим столицей еврейского государства. Сейчас, «когда коллективная система дает трещину, хотя мы нуждаемся в ней, как никогда», Эммануэль Макрон открыто встает на сторону ооновских структур, из которых вышли США под руководством Трампа. Это ЮНЕСКО и Совет по правам человека, как и Международный суд ООН, испытывающие постоянные нападки со стороны американцев, и Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам, которому США урезали финансирование.

Второй вызов — борьба с неравенством. В следующем году к Франции перейдет кресло председателя «Большой семерки», и французский лидер намеревается сделать эту тему приоритетной на запланированном на август саммите организации. Он отметил стремление реформировать G7, которая в настоящий момент включает в себя основные демократические экономики (США, Франция, Германия, Великобритания, Япония, Италия, Канада), причем не только путем ее расширения. «Времена, когда этот клуб богатых мог единолично принимать решения, остались в прошлом», — сказал Эммануэль Макрон. «Возможно, что поддерживать политику сотрудничества и мультилатерализма уже не модно. В таком случае не будем следовать моде. Мы отвечаем за это перед теми, благодаря которым мы сидим здесь сегодня», — подчеркнул он, имея в виду великую мечту ООН послевоенных лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.