У России в арсенале имеется ряд средств против Норвегии. «Норвегия — маленькая страна, но у нее есть большой сосед. Само собой, мы должны с ним считаться», — предупреждает эксперт по России.

«Россия отреагировала довольно жестко. Это серьезное заявление», — комментирует Ивер Нойманн, директор Норвежского научно-исследовательского института социальных наук и бывший сотрудник Норвежского института международных отношений.

В ответ на шпионский скандал, разразившейся в стортинге (парламент Норвегии — прим. перев.) в связи с задержанием российского гражданина Михаила Бочкарева (51), МИД России сделал заявление для прессы.

В нем, в частности, говорилось, что норвежский посол в Москве был вызван на ковер, и дело возымеет последствия для Норвегии. Обвинения в шпионаже были отметены как «абсурдные».

«Во-первых, сам факт шпионажа абсолютно нормален. Шпионят все страны без исключения. Ненормально, если шпионаж вдруг раскрывается», — объясняет Нойманн.

Он подчеркивает, что Россия ранее сама выступала с подобными обвинениями против Норвегии.

«Они же сами подняли дело Фруде Берга. Россия считает себя сверхдержавой, с которой всякий раз приходится считаться. Шпионят все, но российская линия заключается в том, чтобы все отрицать наотрез. Так было и когда Великобритания выступила с обвинениями по делу Скрипалей», — рассуждает Нойманн.

У Норвегии шпиономания?

В своем заявлении российский МИД выражает решительный протест против задержания и ареста Бочкарева.

По мнению российского МИД, норвежский арест — лишь часть «волны кампании шпиономании», захлестнувшей Европу. «Разумеется, такие шаги не останутся без последствий», — предупреждает МИД.

Нойманн считает, что таких последствий может быть несколько.

«Во-первых, норвежского посла уже вызвали на ковер. Значит, за этим может последовать все что угодно. У России в запасе целый ряд средств», — полагает Нойманн.

Российское присутствие на норвежской земле

По мнению Нойманна, Россия может перестать считаться с мировым правом и усилить свое присутствие на норвежской территории.

«Они могут закрепиться на Шпицбергене. Они могут выслать норвежских дипломатов, выйти из переговоров и начать влиять на норвежские экономические интересы. Они же предупредили, что реакция последует. В мировой политике такое не редкость», — считает Нойманн.

«Афтенпостен»: Как следует реагировать Норвегии?

— Норвегия — маленькая страна, но у нее есть большой сосед. Само собой разумеется, мы должны с ним считаться.

— Что вы думаете о заявлении российского МИД про «волну антироссийской шпиономании»?

— Россия и раньше обвиняла всех и вся в паранойе, это нам знакомо. Лучшая защита — это нападение. Российская реакция меня не удивляет, но тон взят жестче обычного.

Сёрэйде: никакой политической подоплеки

По мнению Нойманна, российское заявление вписывается в тактику Москвы последних лет.

«С 2013 года Россия жаждет высказаться и заявить во всеуслышание о своих притязаниях на роль сверхдержавы. Ее амбиции касаются и Норвегии. Русские хотят подчеркнуть свою роль в мировой политике», — объясняет он.

Ранее Нойманн подчеркивал, что такие вопросы зачастую решаются камерно, не привлекая внимания. По его мнению, норвежская сторона своей публичностью явно собиралась послать России сигнал.

«Норвегия решила шпионский скандал на тормозах не спускать, и это акт символический».

Норвежский министр иностранных дел Ине Эриксен Сёрэйде заверила «Дагбладет», что политической подоплеки в деле нет.

«Делом занимается полиция, расследование продолжается. Какое продолжение оно получит, решать прокуратуре. Это не политическое дело. На суждение прокуратуры никто и ничто не влияет», — заявила Сёрэйде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.