У Германии и Финляндии — особые отношения, говорит федеральный президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

«В нынешние времена стремительных перемен полезно остановиться и подумать о том, что корни дружбы Финляндии и Германии находятся в культуре, экономике и даже в том, как Финляндия сто лет назад получила независимость».

Штайнмайер принимает гостей в кабинете дворца Бельвю. Вместе со своей супругой Эльке Бюденбендер (Elke Büdenbender) федеральный президент Германии будет находиться с визитом в Финляндии с 17 по 19 сентября.

«Наши взгляды с президентом Саули Ниинистё совпадают практически во всем».

Штайнмайер готовится к обсуждению различных сложных вопросов — таких как вызовы дигитализации, отношения с Россией, будущее Европы. Он также хотел бы попасть в более северные регионы Финляндии.

«Было бы здорово попасть в Оулу. Я не знаком с этой частью Финляндии».

Штайнмайер — самый популярный политик Германии. Немецкое издание «Шпигель» (Der Spiegel) регулярно дает статистику популярности немецких политиков. Штайнмайер уверенно возглавляет рейтинг популярности — таково мнение 71% ответивших. Канцлер Германии Ангела Меркель занимает вторую строчку, и этим летом ее рейтинг был ниже, чем когда-либо.

Штайнмайер придерживается строгих взглядов на политику партии и на внешнюю политику страны. И хотя у президента Германии мало реальной власти, сейчас настали такие времена, что Штайнмайер не остается в стороне от громких вопросов мировой политики.

Штайнмайера называют противоположностью Дональду Трампу и искусным дипломатом. Среди важнейших этапов его карьеры — переговоры по вопросам Ирана и Украины.

Будучи президентом, Штайнмайер действует не только за кулисами, но и принимает участие в урегулировании споров, которые могут выйти из-под контроля. Его цель — не допустить, чтобы возникающие в обществе противоречия стали непреодолимыми.

Приглашение во дворец Бельвю недавно получили немецко-турецкие звезды футбола Месут Озиль (Mesut Özil) и Илкай Гюндоган (Ilkay Gündoğan), которым сильно досталось за совместную фотографию с президентом Турции Реджепом Эрдоганом в начале лета.

Тогда Штайнмайер сказал, что ситуация заставила его растеряться. Критику в адрес игроков он понял и сам к ней присоединился, а эту встречу Штайнмайер назвал «наведением мостов».

Так же президент Штайнмайер характеризует свою роль на посту федерального президента. «В эти времена, когда очевидные вещи теряют свое значение и противостояние усиливается, я считаю своей задачей служить лоцманом».

По мнению Штайнмайера, сейчас необходимо конкретно говорить о проблемах и конфликтах и путях их решения.

«Возьмем, к примеру, вопрос об интеграции беженцев в общество, который не всегда был таким однозначным. Необходимы конкретные политические решения на уровне регионов, а также активное гражданское общество».

На полке рядом с журнальным столиком во дворце Бельвю стоит конституция Германии. На стене висит работа художника Каналетто 1753 года с изображением видов Дрездена.

Дрезден — административный центр Саксонии. Последние недели Германия много говорила о Саксонии, особенно — о городе Хемниц.

В конце августа в Хемнице мигрант убил гражданина страны. За этим последовало оживление крайне правых течений, и проблема раскола Германии и внутренних противоречий вновь стала актуальна. Крайне правые вышли на улицы с абсолютно новыми задачами.

Штайнмайер хорошо понимает, что за развитием событий в Хемнице следят и за пределами Германии. Подъем крайне правых взглядов — серьезная проблема для Европы.

«Вместе с нашими соседями и партнерами мы стремимся отвечать на вызовы таким образом, чтобы не началась новая волна национализма».

Со Штайнмайером интересно беседовать с глазу на глаз, однако брать интервью у политика тяжело. Канцелярия президента очень тщательно следит за тем, какие слова Штайнмайера попадут в прессу.

Штайнмайер ответил на вопросы «Хельсингин Саномат» в письменной форме.

«Хельсингин Саномат»: Мировое устройство стоит на пороге значительных перемен. Эти изменения заметны по разговорам о НАТО, теме миграции, подъеме авторитаризма в Восточной Европе. Не зайдет ли Европа в тупик?

Франк-Вальтер Штайнмайер: Мы создали в Европе такие институты, благодаря которым переживаем сейчас самый долгий мирный период на нашем континенте. Сотрудничество стало более тесным, чем когда-либо, и, что самое главное, мы можем решать разногласия спокойно и разумно.

Штайнмайер говорит о важности компромиссов. Они необходимы для решения кризисов рядом с Европой и для ответа на вызовы, связанные с проблемами беженцев. «Европе нужно искать новые подходы к проблемам общеевропейской политики предоставления убежища и законодательства по вопросам миграции».

«Краха Европы допускать нельзя».

— Евросоюз все еще находится в поиске себя, а Германия — самая сильная страна Евросоюза. В каком направлении Вы хотели бы развивать разговор с Евросоюзом и в какой роли Вы видите Финляндию?

— Мир вокруг Европы сильно меняется. Россия представляет свое будущее отдельно от Европы, а не в сотрудничестве с ней. Развитие Китая меняет глобальный баланс сил, Великобритания покидает ЕС, а мировая роль США колеблется. Я считаю очень важным, чтобы значение внутренней целостности ЕС не забывалось. Пока мы помним об этом, можно прийти к конкретным решениям и компромиссам, с том числе и по самым сложным проблемам.

Штайнмайер говорит, что внутренняя целостность ЕС по своей важности не должна уступать вопросам внутренней политики каждой отдельной страны.

«По отдельности мы просто превращаемся в пешки, мы не сможем в одиночку сохранить нашу социальную модель. Это касается и маленькой Финляндии, и Германии — как крупнейшей страны ЕС. Обе страны находятся в одной лодке. Финляндия играет важную роль в поддержании единства Европы».

— Германия укрепляет свои позиции в мировой политике. Что означает новая роль Германии?

— Исторический опыт накладывает отпечаток на внешнюю политику Германии — как и многих других стран, включая Финляндию. К этим событиям можно отнести не только катастрофу национал-социализма, но и атмосферу реформ Мирной революции 1989 года. Нужно признать, что многие ожидания и надежды того периода были слишком оптимистичными. В мире гораздо больше неразберихи, чем мы можем себе представить.

Разговор о том, какие последствия для внешней политики Германии представляют новые явления в мировой политике, по мнению Штайнмайера, только начинается.

«Наша готовность посмотреть в глаза новой реальности растет».

У Штайнмайера складывается впечатление, что в Германии понимают лучше, чем раньше, то, что экономическая мощь Германии порождает большую ответственность. По его мнению, хорошо, что политика безопасности и политика обороны ЕС развиваются активнее, чем раньше.

«Хорошо, что мы говорим о значении суверенитета Европы и о том, каких усилий это от нас требует. Но это все не так легко для страны, которой после 1989 года исключительно повезло — она была окружена только друзьями».

— Как бы Вы описали политику Германии в отношениях с Россией и свои взгляды на нее?

— Никто не может быть довольным нынешним состоянием отношений Германии и Европы с Россией.

Деятельность России на востоке Украины и то, что Россия присоединила Крым вопреки нормам международного права, наносит урон международным отношениям, говорит Штайнмайер.

«Мы надеемся на улучшение отношений, но находимся еще далеко от нормального уровня. Несмотря на это, Россия остается соседом Европы — и Финляндия все об этом знает».

Россию нельзя оставлять в изоляции. «Если хочешь не только жаловаться на прошлое, но и смотреть вперед, нужно искать пути для установления диалога даже в тяжелые времена».

О проблемах тоже нужно говорить открыто.

«По крайней мере, так я действовал, когда прошлой осенью ездил с визитом в Россию на встречу с президентом Владимиром Путиным. Конечно, такие разговоры ничего не решают сразу. Однако я все же уверен, что молчание увеличивает риски и не создает новые альтернативы. Мой подход — тот же, что и у федерального правительства Германии и у президента Финляндии Саули Ниинистё. Я рад, что у меня есть возможность с ним поговорить».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.