Башар Асад никогда не скрывал своих планов. Почти на всем протяжении гражданской войны в Сирии ее президент заявлял, что оппозиция равноценна терроризму, а поэтому ее необходимо уничтожить. Его режим просто проводит политический курс, родившийся из любимого лозунга сторонников Асада: «Или Асад, или мы сожжем страну». Вот почему никакими идеями из инициированного Россией процесса политического урегулирования конфликта, также имеющего целью унизить западные страны подменой их собственного мирного процесса, невозможно остановить тот ужасный исход, который уготован Идлибу.

В последние дни российские ВВС активизировали бомбардировки в удерживаемой повстанцами провинции Идлиб, что на северо-западе Сирии, а Асад начал сосредотачивать сухопутные войска на ее границе. Усиливаются опасения по поводу того, что захват Идлиба повлечет за собой новые страдания для трех миллионов сирийцев, большинство из которых являются мирными жителями. Эти люди оказались в западне, поскольку из сельской горной местности Идлиба просто некуда бежать. «Освобождение Идлиба… станет последним гвоздем в крышку гроба терроризма. Оно расстроит расчеты тех, кто сделал ставку на терроризм и вложил в него миллиарды долларов», — заявил в пятницу представитель сирийского режима в ООН Башар Джафари (Bashar Jaafari). Его слова стали насмешкой над США и другими странами, которые вяло помогали повстанцам и оппозиционным группировкам, а сегодня громко возмущаются по поводу надвигающейся на Идлиб катастрофы.

Сирийцы и наблюдающие за этой страной аналитики почти год ждали наступления Асада на Идлиб. Получив чрезвычайно важную помощь от России и Ирана, он переломил ход войны и теперь настойчиво восстанавливает свой контроль над обширными территориями, которые его режим потерял на начальном этапе восстания. Теперь Асад намерен добить оставшуюся оппозицию, как вооруженную, так и нет, параллельно уничтожив миллионы людей, которые из-за конфликта были вынуждены покинуть свои дома и оказались в последнем прибежище противников Асада.

Почти на каждом этапе этого конфликта Россия играла роль усердного исполнителя стратегии Асада. Судя по ее словам и действиям, она полностью поддерживает план наступления. Однако западные дипломаты и гуманитарные организации умоляют президента России Владимира Путина воспользоваться своим предполагаемым влиянием на Асада во избежание катастрофы. «Они могут сделать так, чтобы гражданское население было защищено от безжалостных и незаконных ударов, ставших характерной чертой этого жестокого конфликта», — отметила в своем заявлении Самах Хадид (Samah Hadid) из организации «Эмнести Интернешнл». Действующие из лучших побуждений дипломаты и работники гуманитарных организаций, такие как Хадид, считают, что Путин не хочет брать на себя ответственность за эту зависимую страну-изгоя, и что Россия использует свое влияние, дабы заставить сирийский режим дать согласие на политическое урегулирование конфликта, не прибегая в дальнейшем к жестокой силе.

Но нет никаких свидетельств в подтверждение этой теории. Наивно думать, что Россия на самом деле хочет избежать гуманитарной катастрофы в Сирии. Не менее наивно считать (а так действительно считают некоторые, причем вполне разумные аналитики), что Путин может принудить Асада хоть к чему-то. Нет. Разворачивающаяся в Идлибе катастрофа подтвердит самый страшный урок сирийского конфликта: когда мировой порядок больше не останавливает преступления против человечности, циничные и жестокие диктаторы типа Асада получают больше рычагов давления, нежели их покровители из сверхдержав.

Когда Путин призывал Асада вести себя в Идлибе сдержанно, он делал это с расчетом на будущее. Россия хочет, чтобы Турция помогла восстановить Сирию и реинтегрировать ее в состав региона. Если Асад проведет это свое последнее наступление, у Турции, имеющей с Сирией общую границу и разместившей у себя более трех миллионов сирийских беженцев, не останется выбора. Она будет вынуждена вмешаться, чтобы остановить кровопролитие и открыть свои границы еще для миллиона с лишним беженцев. В противном случае ее посчитают соучастницей этого кровавого побоища. «Наступление на Идлиб приведет к катастрофе, к кровавой бойне и к очень крупной гуманитарной трагедии», — заявил 7 сентября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Надеясь предотвратить гуманитарную катастрофу в Идлибе, лидеры Турции, Ирана и России после проведения в прошлую пятницу встречи в Тегеране выступили с совместным заявлением. Оно примечательно главным образом тщетной надеждой на то, что гуманитарной катастрофы, которая принесет огромные политические издержки Турции и поставит в неловкое положение Россию и Иран, можно избежать. В совместном коммюнике лидеры трех стран подтвердили свою уверенность в том, что «военного решения сирийского конфликта быть не может», и что завершить его можно «только посредством переговорного политического процесса».

Безусловно, такая формулировка извращает реальность, ведь Асад видит только военное решение. Он знает: его гаранты будут в отчаянии заламывать руки, наблюдая за его кровавой тактикой, но в конечном счете уступят его требованиям. Он может положиться на Россию в том, что она предоставит ему все необходимое: бомбы, живую силу и политическое прикрытие в ООН.

Все дело в том, что хотя Путин со своими эмиссарами выражает недовольство тем, как Асад действует на завершающем этапе войны, он все равно получает выгоду от этого партнерства. Асад повысил военную репутацию России на Ближнем Востоке и предоставил ей долгосрочное право на размещение баз в Сирии. Совместно с Ираном Сирия и Россия расстраивают американские замыслы в ближневосточном регионе. Более того, этому диктатору в Сирии нет альтернативы. Россия может протестовать и возмущаться, глядя на своего строптивого союзника, но она будет и дальше крепить отношения с Дамаском. Это инвестиции с малой долей риска, но с большой отдачей. Москва никоим образом не пострадает, если мир будет считать, что она заняла деструктивную позицию и подрывает международную систему.

Аналитики, дипломаты, да и само российское руководство не могут понять, что ни у кого нет существенных рычагов влияния на Асада. С одной стороны, Россия принуждает его хотя бы иногда играть по международным правилам, видя, что Асад близок к победе. При этом она надеется, что так легче пойдет процесс реинтеграции Сирии, и что это поможет получить помощь, необходимую для восстановления страны. Но как бы Россия ни пыталась, ей не удалось убедить Асада помириться с сирийской оппозицией, не относящейся к джихадистским силам. Москва выражает возмущение в связи с тем, что режим попустительствует своим боевикам, позволяя им грабить население и издеваться над ним.

Худшее в Сирии еще не наступило.

В частном порядке американские дипломаты и аналитики выражают мнение о том, что Россия не хочет быть причастной к новым военным преступлениям Асада и участвовать в очередном опустошительном наступлении. Кроме того, они рассказывают, что если Путин захочет заставить Асада пойти на политическое урегулирование в Идлибе, он сможет это сделать.

Когда наступление в Идлибе начнется всерьез, Россия уже не сможет отказать Асаду в жизненно важной для него военной поддержке. Москва будет действовать точно так же, как и зимой 2016 года, когда она периодически осуждала тактику Асада во время боев за Алеппо, но все равно оказывала ему незаменимую авиационную поддержку. Многие военные преступления Асада являются и российскими преступлениями. России необходимо быть победительницей наравне с Асадом, какой бы ни была эта победа. «Этот гнойник необходимо ликвидировать», — сказал в августе про Идлиб российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Он назвал провинцию «последним крупным очагом террористов… которые пытаются держать в заложниках в качестве живых щитов гражданское население».

Конечно, нельзя исключать, что Россия устанет от бесчинств Асада, и что она не разделяет планы Ирана в Сирии. Но в равной степени возможно, что Россия готова мириться с многочисленными замыслами разных сил в Сирии, пока мир считает ее важнейшим региональным игроком. Россия может грозить пальцем сирийскому режиму, рекомендуя ему вести себя сдержанно и соглашаться на компромиссы, однако предложения Москвы в большей степени смахивают на пустую риторику, чем на реальную политику. Путин может грозить Асаду, что поставит свои бомбардировщики на прикол, но он вряд ли поступит таким образом. В итоге Асад будет следовать своей победоносной стратегии, а Россия не сможет выйти из альянса с ним. Путину нужен форпост на Ближнем Востоке, и он станет поддерживать Асада, что бы тот ни делал.

В конечном итоге Россия сыграла главную роль в подрыве международной системы и в продвижении идеи о том, что сильные в военном отношении страны могут вести себя безнаказанно в зонах своего влияния (как Россия поступила с Крымом, и как Асад поступил с Ближним Востоком). Путин вместе с Асадом смеется над устоявшимися нормами, такими как запрет на применение химического оружия, действуя в рамках кампании по дискредитации международного права и жизнеспособности ООН.

Похоже, что Россия вот-вот достигнет своих целей в сирийском конфликте. В основном это произойдет в силу того, что она никогда не ставила перед собой задачу построить справедливую и процветающую Сирию. Ей нужен только жизнеспособный и дружественный режим. Соединенные Штаты вначале надеялись, что Россия завязнет в сирийском болоте, а потом — что Путин, по крайней мере, не даст Асаду разрушить Сирию в попытке восстановить свою власть над ней. Ни одна из этих надежд не оправдалась, так как Соединенные Штаты и их союзники занимались самообманом.

Когда эта мясорубка закончится, Америка возьмется подсчитывать ущерб, в очередной раз удивляясь, почему это мир не остановил массовую бойню ни в чем не повинных людей, хотя кровопролития вполне можно было избежать. Может быть, Вашингтон наконец поймет, что когда жестокие диктаторы типа Асада открыто заявляют о своем намерении убивать и властвовать, они говорят это вполне серьезно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.