Даты, даты… Сколько школьников возненавидело уроки истории из-за того, что их приходилось учить наизусть. Многие учителя уже не заставляют своих подопечных зубрить даты, но историки все еще придают им огромное значение. Действительно ли дни и месяцы в истории имеют такой вес? И что сказать о 17 сентября 1939 года: дата, как дата, или все же нет?

Когда началась Вторая мировая война?

Взглянем на самые известные исторические цифры. Большинство из нас начало бы с 1 сентября 1939 года, в конце концов, Вторая мировая война изменила мир и произвела его политический раздел, что до сих пор накладывает сильный отпечаток на международные отношения. Не для всех, однако, именно эта дата стала ее символом. Никто не отрицает того факта, что 1 сентября вермахт вторгся в нашу страну, просто для многих в тот момент вспыхнул «всего лишь» конфликт между Польшей и Третьим рейхом. Другое дело 3 сентября, когда в войну вступили Франция и Великобритания, придав ей международный характер.

Красная армия напала на Польшу 17 сентября 1939 года, при этом россияне ведут отсчет своей Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. В тот день Гитлер, решив разорвать союз со Сталиным, вторгся в СССР. 7 декабря того же года японцы совершили налет на американские базы в Перл-Харбор: с точки зрения американцев, локальный европейский конфликт стал международным лишь в тот момент.

В Польше можно услышать робкие напоминания о том, что в сентябре мы имели дело с претворением в жизнь немецко-советского соглашения (пакт Молотова — Риббентропа), значит, решающим событием было само его подписание, произошедшее 23 августа. Пустая болтовня? Не совсем. Адольф Гитлер не считал 1 сентября идеальным моментом для начала войны, он планировал начать ее 26 августа, но 25 числа Польша заключила союзнический договор с Великобританией, и это заставило немцев отложить свою операцию.

Может быть, хотя бы дата окончания войны не вызывает вопросов? Польских школьников учат, что она завершилась 8 мая 1945 года. В соответствии с московским временем, Акт о капитуляции Германии был подписан 9 мая. В свою очередь, перед США немцы капитулировали днем ранее… Не такая большая разница, правда? При этом ядерные бомбы упали на Хиросиму и Нагасаки в августе. Как же так, ведь уже был мир? Для бойцов польского подполья концом войны не стала даже капитуляция Японии (сентябрь 1945). Они продолжали воевать еще много лет, не соглашаясь с решениями, которые приняли лидеры великих держав. И, наконец, как объяснить тот факт, что сложные переговоры на тему окончательного проведения послевоенных границ Германии велись в… 1990 году? Просто беда с этими датами!

Гитлер настаивал

А что с 17 сентября? Если даже 1 сентября или 8 мая оказываются не такими незыблемыми датами, как о них пишут учебники, следует ли вообще акцентировать внимание на этом дне? Мы, конечно, отмечаем его с должным пиететом, однако, по своему масштабу эти мероприятия значительно уступают тем, которые проводятся 1 сентября. Помнит ли кто-то кроме поляков о 17 сентября? Едва ли. Не сбылось предсказание незабвенного Яцека Качмарского (Jacek Kaczmarski), который пел: «Потомки наши будут чтить сначала 1-е, потом 17-е».

17 сентября к немецкому агрессору присоединился советский: на польские земли вторглись красноармейцы. Можно сказать, что это было естественно, ведь они претворяли в жизнь пакт Молотова — Риббентропа, и ничто не мешало им сделать это раньше или позже, от этого ничего не меняется. Польша и так уже была брошена на колени, вермахт сам завершил бы начатое, так что эта дата неважна. Но так ли это на самом деле?

Я не буду, конечно, никого убеждать, что до 17 сентября Польша войну выигрывала, разумеется, это было не так: польская армия находилась в очень сложном положении. Между тем, не все разворачивалось так, как планировал Гитлер, ведь если бы все шло по его задумке, он бы не настаивал на том, чтобы в дело вступила Красная армия. Немецкий посол по поручению фюрера регулярно ездил в Москву, требуя, чтобы та выполнила свои союзнические обязательства. План «Вайс», то есть план военных действий против Польши, предполагал, что за 14 дней польские войска будут окружены и уничтожены западнее Вислы. Поляки проигрывали, но не только сумели выстоять в течение двух недель, но и нанесли противнику серьезные потери (в особенности в танковой технике) и не попали в окружение, отступив за реку.

Гитлер выражал разочарование эффективностью своей армии, которое усугублялось по мере того, как у нее заканчивались боеприпасы. Если бы Советский Союз не «вмешался» в сентябрьскую кампанию, ситуация Германии на самом первом этапе мирового конфликта оказалась бы совершенно иной.

Сталин колебался

Хорошо, тот факт, что советское вторжение не произошло позже, имеет большое значение, но что мешало Сталину начать его раньше? Он опасался столкновения с союзниками Польши, Францией и Великобританией, и ждал, как они будут реагировать. Кроме того, Советский Союз находился в состоянии конфликта с Японией, а ведение войны на два фронта могло оказаться Красной армии не по зубам. Только когда советская разведка узнала о конференции в Абвиле (12 сентября), на которой французы и британцы решили не предпринимать военных действий против Третьего рейха, а московские дипломаты смогли подписать мирное соглашение с Японией (15 сентября), Сталин отдал приказ начать атаку. До этого так рисковать он не хотел.

Раз он не мог сделать этого ни раньше, ни позже, значит, 17 сентября действительно было днем, когда произошли ключевые для мировой истории события. Эта дата важна для поляков, ведь СССР занял половину страны и начал жестокие репрессии, символом которых стали катынский расстрел и депортация сотен тысяч наших соотечественников. Точно также этот день важен для всего человечества, ведь 17 сентября изменился ход Второй мировой войны, то есть ход истории. Конечно, многие могут поспорить с этим утверждением, но так уж это бывает с датами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.