Президент Трамп, который сам про себя сказал, что он «очень стабильный гений», выдал неуравновешенное выступление на пресс-конференции с президентом России Владимиром Путиным после их Хельсинкского саммита. Он использовал мировую сцену, чтобы жестоко расправиться с демократами и атаковать своих сотрудников спецслужб, а также расследование Мюллера, при этом еще раз похваставшись своей победой на выборах.


Неудивительно, что выступление Трампа вызвало яростную реакцию. Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан охарактеризовал его как «измену». Сенатор Джон Маккейн назвал «одним из самых позорных выступлений американского президента на его памяти». Лидер парламентского меньшинства Нэнси Пелоси сказала, что это выступление «доказывает, что у русских что-то есть на президента». В этой ядовитой атмосфере стоит разобраться, что в выступлении президента было разумным, а что бессмысленным.


Диковинные комментарии Трампа о вмешательстве России в наши выборы дали понять, что расследование специального прокурора Роберта Мюллера должно продолжаться. Трамп, когда его спросили об этом вмешательстве, бросил свое стандартное заявление из разряда «никакого сговора», в то же время указывая, что при выборе между выводами своих собственных разведчиков и опровержением со стороны Путина он склонен доверять последнему. Тем не менее, во вторник, стремясь смягчить растущую критику своей позиции и заявлений в Хельсинки со стороны республиканцев, Трамп сказал, что принимает заключение американского разведывательного сообщества о том, что Россия вмешивалась в выборы 2016 года в США.


Сюрреализм в выступлении Трампа в понедельник заключается не столько в маниакальной защите легитимности его победы на выборах, сколько в явной незаинтересованности в защите наших выборов в будущем. Когда глава национальной разведки Трампа — бывший сенатор-республиканец Дэн Коутс — пришел к выводу, что российское вмешательство продолжается по сей день, Трамп в Хельсинки отказался публично осудить это вмешательство либо предупредить Путина о последствиях. Иностранные державы, корпорации и миллиардеры вполне могут увидеть в этом зеленый свет для более активного вмешательства в выборы в США.


Еще хуже то, что администрация и республиканцы в Конгрессе не сделали практически ничего, чтобы поддержать свободные выборы и защитить их от вмешательства. Наша избирательная система цифровой эпохи уязвима для потенциальных хакеров, находящихся где угодно. Нам нужна более надежная безопасность для всего — от регистрации избирателей до подсчета бюллетеней, а также подлежащих выявлению следов прохождения документов. Кроме того, самая большая угроза нашим выборам исходит от гиперпартийной политики — имеются виду махинации в округах, создание препятствий для регистрации и голосования, вычеркивание фамилий избирателей из списков, наплевательское отношение к закону «Об избирательных правах» и, конечно же, облегчение притока больших денег в политику, происхождение большей части которых не разглашается. А правые доноры и активисты продолжают продвигать на государственном уровне схемы сдерживания избирателей — схемы, которые получили бы еще больше нитей управления, если бы Бретт Кавано был утвержден в качестве судьи Верховного суда. Граждане должны требовать реформ и привлекать к ответственности политиков, если они будут стоять на пути.


Тем не менее, хотя Трамп очень часто лжет, это не значит, что его слова — ложь просто потому, что он их произносит. Он начал пресс-конференцию с разумного довода о том, что лучше вести переговоры, чем создавать изоляцию: «Разногласия между нашими странами известны, Президент Путин и я сегодня обсудили их детально. Но если мы хотим решить проблемы, стоящие перед нашим миром, то мы должны найти способ сотрудничества и найти точки соприкосновения… Конструктивный диалог между США и Россией дает возможность открыть новый путь к миру и стабильности в мире».


США и Россия заинтересованы в снижении напряженности. Трампа не следует презирать за простой созыв саммита. Если обе державы продолжат говорить друг с другом и, как резюмировал Путин, возобновят переговоры о сокращении вооружений, возродят рабочую группу по международному терроризму, будут работать вместе над укреплением мира и предоставлением гуманитарной помощи в Сирии, а также стремиться обеспечить выполнение Минских соглашений на Украине, то может быть достигнут важный прогресс. В любом случае сама встреча способствует снижению напряженности, которая накапливалась в последние годы. Трамп не ошибается, говоря, что это «хорошая вещь».


Хотя Трамп широко осуждается за это, он все же прав, говоря, что ухудшению отношений способствовали обе державы. Истеблишмент сферы национальной безопасности США продолжает настаивать на своей непричастности в отношении напряженности в Грузии и на Украине. Но в то же время не Трамп, а выдающийся дипломат Джордж Кеннан еще в 1998 году предупреждал, что решение о расширении НАТО до границ России является «трагической ошибкой», которая спровоцирует враждебный ответ. «Я думаю, что это начало новой холодной войны, — сказал Кеннан в то время, — Я думаю, что русские постепенно станут реагировать достаточно негативно, и это повлияет на их политику».


На прошлой неделе в «Нейшн» было опубликовано открытое письмо, подписанное ведущими учеными, общественными активистами и бывшими чиновниками, в котором содержится призыв к достижению «общей основы для защиты общих интересов» — имеется ввиду принятие мер как для защиты выборов в США, так и для ослабления напряженности между двумя ядерными сверхдержавами. Независимое расследование вмешательства России в наши выборы должно продолжаться до его завершения. Необходимо реформировать нашу избирательную систему. А взаимодействие с Россией для снижения напряженности и разрешения кризисов является разумным и давно назревшим.


Катрина Ванден Хьювел — редактор и издатель журнала «Нэйшн Мэгэзин», пишет еженедельную колонку для «Вашингтон Пост».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.