Слабость. Именно она является самым страшным проступком, по мнению Дональда Трампа, и именно в ней он регулярно обвиняет своих противников с тех пор, как обосновался в Белом доме. Во время его первой кампании более 30 лет назад он обвинял Рональда Рейгана в «бесхребетности». Поэтому нынешний президент США без конца напирает на свою «силу» и представляет себя непоколебимым защитником американского суверенитета в отличие от Барака Обамы, который, по его словам, провел два президентских срока, извиняясь перед всем миром за то, что руководит сильнейшей державой планеты и должен в первую очередь отстаивать ее интересы.


Такая черно-белая картина пользуется большой популярностью среди электората Трампа, однако 16 июля она потерпела полное фиаско. «Наверное, еще никто не проявлял такой жесткости в отношении России, как я», — уверял он в апреле. Эти слова воспринимались довольно странно в президентском дворце в Хельсинки.


Долгожданная встреча Дональда Трампа с Владимиром Путиным действительно превратилась в демонстрацию силы, только в ущерб президенту США, который явно плохо подготовился к ней и был готов поступиться частью институтов своей страны, чтобы угодить собеседнику.


Катастрофическая пресс-конференция


В этом своеобразном реалити-шоу Трампу была уготована второстепенная роль. Он без колебаний проглотил ледяные опровержения президента России по поводу вмешательства в президентскую кампанию 2016 года, которая завершилась его победой. Кроме того, он безропотно принял предложения российского лидера по вопросам, в которых тот ожидал сближения Вашингтона и Москвы… на его условиях.


Вопреки мнению американских правоохранительных органов и спецслужб Трамп с 8 ноября 2016 года не в состоянии признать даже намек на российское вмешательство в выборы, на которых он победил с разницей в чуть более 70 000 голосов в трех ключевых американских штатах. Мотивы, конечно, можно понять: это страх обвинений в нелегитимности со стороны критиков президента, который появился в политике очень поздно и далеко не традиционным путем. Проблема для Дональда Трампа в том, что эта психологическая блокада теперь довлеет над всеми отношениями с Россией.


Апогеем катастрофической пресс-конференции по итогам встречи, без сомнения, стало заявление Трампа о том, что у него нет «никаких причин верить» в реальность вмешательства, после чего его коллега сразу же отметил, что хотел его победы, потому что надеялся нормализовать отношения США и России.


Предостережение


Катастрофический эффект от встречи в Хельсинки для президента США был умножен его поведением в предыдущие дни, которые были отмечены агрессивными заявлениями в адрес исторических союзников Америки на саммите НАТО в Брюсселе и во время визита в Лондон. Накануне беседы с российским коллегой Трамп вновь причислил ЕС к числу «врагов» США из-за несправедливых, по его мнению, торговых практик. По словам британского премьера Терезы Мэй, он даже посоветовал ей подать на ЕС в суд.


Как бы то ни было, опубликованная в декабре стратегическая доктрина США за подписью президента содержит в себе откровенное предостережение. Этот документ за авторством генерала Макмастера, второго по счету советника по национальной безопасности, называет Россию «ревизионистской» державой, которая стремится отрезать Вашингтон от «союзников и партнеров», а также «ослабить трансатлантическое единство». Судя по всему, это намерение с каждым днем все ближе к тому, чтобы реализоваться на практике при решительном и отчаянном содействии Трампа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.