За последние десятилетия российская система противоракетной обороны С-300 стала едва ли не синонимом стратегического преимущества, к которому стремятся Иран и Сирия, чтобы противостоять господству Израиля в воздухе.


В течение многих лет Израиль оказывал на Кремль давление, чтобы тот не предоставлял им эту систему ПВО. И действительно, несмотря на то, что Иран заплатил за нее еще в 2007 году, свои первые батареи С-300 он получил лишь в 2016 году.


Теперь, если верить сообщениям российских СМИ, Кремль собирается предоставить Сирии несколько батарей С-300. Недаром в интервью во вторник израильский министр обороны Авигдор Либерман был вынужден выступить с угрозой: «Ни у кого не должно оставаться сомнений: если кто-то начнет стрелять по нашим самолетам, мы их уничтожим».


Позиция Либермана предельно ясна: военно-воздушные силы Израиля (IAF) не могут позволить себе потерять свободу действий в воздушном пространстве Сирии, пусть даже за это придется заплатить дипломатическим кризисом с Россией.


Возможность продолжать работу в сирийском небе является для израильских ВВС ключевым фактором в последней серии боевых действий между Израилем и Ираном. Исламский революционный гвардейский корпус нацелен на создание постоянных баз в Сирии — как и обещал им режим Асада в обмен на поддержку сирийского президента на протяжении последних семи лет гражданской войны. Однако строительство этих баз не может продвигаться в том случае, если Израиль намерен наносить по ним авиаудары.


По данным статьи, опубликованной на прошлой неделе в «Уолл Стрит Джорнал» (The Wall Street Journal), атака по авиабазе T4, которую использует Гвардейский иранский революционный корпус в Сирии, была проведена Израилем 9 апреля с целью уничтожения системы противовоздушной обороны «Тор», прибывшую из Тегерана. Но батареи, поставляемые Россией, обладают в этом конфликте иным статусом.


Усовершенствованный вариант С-300 способен одновременно отслеживать десятки воздушных целей в радиусе сотен километров. Российский государственный концерн «Алмаз-Антей» утверждает, что этот ЗРК также способен сбивать крылатые и баллистические ракеты.


Нынешние системы ПВО, которыми управляют сирийские военные, относятся к более раннему, советскому поколению вооружений, между тем С-300 позволит им отслеживать самолеты IAF, взлетающие со своих баз в Израиле.


Это не означает, что Израиль лишится своего стратегического преимущества. По данным зарубежных СМИ, израильские ВВС успели тщательно изучить возможности данной системы и не раз наблюдали ее в действии в ходе совместных учений со странами, которые приобретали эту систему у России.


Чтобы уклониться от данной системы ПВО, были разработаны средства радиоэлектронной борьбы, к тому же было объявлено о том, что на вооружении уже находится первая эскадрилья истребителей-бомбардировщиков F-35I. Российский контингент в Сирии в свою очередь уже использует C-300, а также более совершенную версию ЗРК C-400.


Передача под контроль Сирии батареи C-300 не обязательно приведет к серьезным изменениям тактической обстановки, в которой уже работают израильские ВВС. Однако это событие является мощным стратегическим заявлением.


До сих пор Россия старалась держаться в стороне от конфронтации между Израилем и Ираном в Сирии. Оказывая совместную с Ираном поддержку Башару Асаду, она при президенте Владимире Путине также тесно сотрудничала с Израилем.


Компромисс, к которому стремилась Россия в Сирии, означал, с одной стороны, что она не станет сдерживать Иран в его попытках установить более постоянное присутствие, в том числе — на сирийской стороне Голанских высот. С другой стороны, это означало, что Россия не препятствует воздушным ударам по «Хезболле» и иранским целям, которые приписывают Израилю иностранные СМИ.


По мере того, как вражда между Израилем и Ираном становится более открытой, эту сбалансированную позицию поддерживать все труднее. Предоставление режиму Асада ЗРК C-300 — признак того, что Путин делает окончательный выбор в пользу своих союзников из Тегерана. Само по себе это решение вызывает гораздо большую тревогу, чем какая бы то ни было новая система, оказавшаяся в руках режима.