После совместного удара США и союзников по Сирии, французского президента Эммануэля Макрона стали считать ближайшим советчиком Трампа. Станет ли такой союз спасительным для Европы и мира? 15 апреля Эммануэль Макрон сказал, что уговорил президента США Дональда Трампа не выводить войска из Сирии. «10 дней назад Трамп заявил, что «США должны вывести войска из Сирии». Мы убедили его оставить их на более длительный срок», — сообщил Макрон во время телеинтервью.

 

Французский президент также отметил, что после того, как Трампа «немножко занесло с твитами», он убедил его «ограничить удары по объектам хранения химического оружия». С тех пор Макрон пытается откреститься от этих комментариев. На прошлой неделе, обращаясь к России через Твиттер, Трамп написал, что ракеты, которые прилетят в Сирию, будут «красивыми, новыми и умными». Через день президент твитнул уже следующее: «Я никогда не говорил, когда состоится атака на Сирию. Может очень скоро, либо вообще не так скоро».


Трамп и Макрон сформировали уникальный союз. Они оба выступали от имени объединенной операции США, Великобритании и Франции за нанесение удара по предполагаемым объектам хранения химического оружия в Сирии. В июле 2017 года американский президент посетил Францию, чтобы присоединиться к чествованию Дня взятия Бастилии. Он был настолько поражен этим празднованием, что предложил организовать еще больший и лучший военный парад в Вашингтоне.


Государственный обед станет моментом истины


24 апреля Макрон приедет к Трампу на государственный обед — первый в истории нынешней администрации. Трамп и Макрон сформировали нехарактерную парочку. У них — немного общего: оба вступили в популистскую горячку и оба получили неожиданную победу на выборах. А также оба разрушают устоявшиеся представления о политике. «Для президента Франции, какими бы ни были его политические убеждения, важно иметь хорошие отношения с президентом США, который, несмотря на все, является наиболее влиятельным человеком мира», — говорит Жерар Аро, посол Франции в Соединенных Штатах. Сейчас Макрон довольно успешно идет к своей цели.


Аро, как и СМИ, называет нынешние отношения двух лидеров «бромансом». «Это просто взаимный интерес двух сторон», — говорит посол. Трамп и Макрон имеют некоторые различия во взглядах. Например, по ядерной сделке с Ираном (от которой американский президент хочет избавиться) и Парижского климатического соглашения (от которого Трамп и вовсе отказался). Макрон выступает в поддержку обоих договоренностей. «Очень важно, что наши президенты могут провести взрослый разговор как о том, что их объединяет, так и о том, что разделяет, — говорит Аро. — У них как джентльменские соглашения, так и джентльменские разногласия».


С начала своего президентства Макрон позиционирует себя надежным партнером для Трампа. Это стало возможным благодаря серьезным политическим движениям в Европе. Великобритания продолжает бороться с последствиями своего решения выйти из ЕС, немецкого канцлера Ангелу Меркель длительное время отвлекало многомесячное формирование коалиции. Более того, в отличие от Макрона, чей президентский срок не совпал с годами правления Барака Обамы, тесные отношения Меркель с экс-президентом США могут даже стать своеобразной преградой для формирования подобного союза с Трампом. А потому «мы переживаем наши 15 минут славы», как говорит Аро о Франции. С какими вызовами столкнется Макрон, став публичным европейским партнером Трампа, который крайне непопулярен во Франции?


Джефф Лайтфут, эксперт «Атлантик консула», напомнил о недавнем опросе Le Figaro, согласно которому 9 из 10 опрошенных очень негативно относятся к американскому президенту. «Для большинства французов он является воплощением всех худших черт американцев… в некоторой степени прообразом отвратительного американца», — добавил эксперт.


Лайтфут считает, что государственный обед станет моментом истины. По словам эксперта, самым большим вызовом для Франции, а также для большей части Европы, является желание Трампа иметь антистатус-кво и перевернуть международный порядок, основанный на конкретных правилах.


«И это то самое место, где ставки слишком высоки для Макрона», — говорит Лайтфут. Если, несмотря на встречу с французским президентом, Трамп все-таки решит разорвать ядерную сделку с Ираном, а ЕС не получит долгосрочную отсрочку действия американских тарифов по стали и алюминию, то, по мнению Лайтфута, французы должны спросить Макрона: «Что тебе дают отношения с Трампом?»


По словам посла Аро, в фокусе предстоящей встречи двух президентов будет тема трансатлантического единства. «Европа и США вместе — таким будет главный месседж Макрона».


«Американское общество имеет соблазн идти в будущее самостоятельно, — говорит Аро. — Мы хотим повторить наш месседж о том, что лучше оставаться вместе и объяснить, как мы можем это сделать».


Трамп скептически относится к такому многостороннему подходу. Аро признает, что существующая модель кооперации нации не всегда была эффективной. И именно ООН, по словам посла, служит наиболее ярким доказательством. «Мы нуждаемся в новом и эффективном многостороннем подходе. Мировой порядок, где доминирует Запад, распадается. Как решить эту проблему?» — спрашивает Аро.


После того, как Трамп раскритиковал союзников НАТО за то, что те не смогли прийти к согласию в вопросе расходов на оборону, американский президент попытался более тесно сотрудничать со своими европейскими партнерами. И уже год спустя США самостоятельно ударили ракетами в ответ на химическую атаку в Сирии. Поэтому 13 апреля, столкнувшись с аналогичным вызовом, Трамп объединился с Макроном и премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Поэтому Трамп достучался и до европейских лидеров. А 27 апреля, через три дня после встречи с Макроном, он будет приветствовать в Белом доме Ангелу Меркель.


Вызовы Макрона во Франции


Чтобы стать надежным партнером Трампа в трансатлантическом пространстве и Меркель в Европе, Макрон должен заручиться поддержкой собственного народа.


«Французский президент должен сделать две вещи, которые позволят ему стать на европейской арене тем реальным игроком, которым в течение последних лет была Меркель, хотя сейчас ее роль и слабеет, — говорит Фрэнсис Беруел, представитель инициативы Atlantic Council's Future Europe. — Одно дело экономическая политика, другое — дипломатическая. Он должен показать, что его союз с Трампом не только в интересах США и Франции, но и в интересах Европы тоже».


Французский президент несколько забуксовал во внедрении своих ранних экономических реформ. И он продолжил над ними работать, продвигая в том числе изменения в трудовое законодательство. Это должно повысить уровень конкурентности Франции на международной арене. Политическое движение Макрона En Marche! (Вперед!) имеет большинство во французской национальной ассамблее. Здесь он имеет законодательное преимущество. Однако на улицах все же случаются протесты.


Макрон хочет осуществить «комплексную экономическую реформу, которая позволит Франции двигаться вперед». И, по словам Беруел, от этих начинаний зависит немало.


Если французский президент пойдет на уступки местным рабочим, или его реформы провалятся, это значительно ослабит его позиции, предостерегает Беруел. «Если Франция действительно хочет стать немецким партнером на ближайшие несколько лет и осуществить совместную реформу еврозоны, надо начинать с формирования прочного внутреннего тыла», — добавляет эксперт.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.