Неясная ситуация в Сирии, где сегодня по сути идет война всех против всех, значительно ухудшилась в начале февраля после американского авиаудара по группе (якобы) сирийских проправительственных ополченцев и российских наемников из так называемой группы Вагнера. Сначала о количестве убитых не было заявлено официально, однако через неделю после случившегося пресс-секретарь российского правительства объявил о пяти жертвах. Вскоре Кремль признал, что погибших и раненых было несколько десятков. В СМИ же говорили о десятках и даже сотнях.


Кремль дистанцируется от инцидента, поскольку официально в области Дейр-эз-Зор не находилось российских подразделений. Американцы утверждают, что перед авиаударом российское командование им сообщило, что в этом регионе российских солдат нет. Тогда почему убийство российских наемников значительно ухудшило российско-американские отношения, если Кремль делает вид, что эти люди не имеют к нему отношения, и совесть Пентагона «чиста», ведь американцы спросили у русских, есть ли на намеченной территории российские военнослужащие?


Из обстоятельств этого инцидента следует, что он не только является одной из составляющих опасного российско-американского столкновения в Сирии, где действует закон «око за око и зуб за зуб», но имеет далеко идущие последствия. Во-первых, в Сирии развернулась борьба за нефть и газ. Во-вторых, инцидент подтверждает начало конфликта за будущее Сирии как государственного образования, хотя пока ни один из участников столкновения не ставит под сомнение ее целостность.


Удар Путина


Российская крылатая ракета, пущенная с военного корабля 20 сентября 2016 года, уничтожила командный центр сирийской оппозиции, где якобы находилась группа из 30 военных инструкторов, в том числе американских. До сих пор не установлено, знала ли Россия о них перед нанесением удара. Пентагон и его союзники молчали, поскольку центр находился в регионе, подконтрольном одной из группировок, которую все стороны конфликта считали террористической. И признать гибель означало бы признание сотрудничества с ней.


Подобная ситуация сложилась и совсем недавно: два российских самолета Су-25, один из которых был сбит, нанесли удар по базе оппозиции, на которой, по некоторым данным, находились и американцы. Затем в СМИ детально описывались действия американской авиации в ночь с седьмого на восьмое февраля, которые повлекли массу жертв, в том числе среди российских наемников.


Российские СМИ и общественность возмущены сообщениями о погибших российских гражданах, и все задаются вопросом, как отреагирует Москва. Кремль, как и американцы, умаляет важность смерти российских наемников, прежде всего, утверждая, что они не являются военнослужащими российской армии. Мол, эти люди сами решили отправиться в Сирию. Таким образом, Кремль старается заглушить голоса, призывающие к возмездию.


Вскоре в России состоятся президентские выборы, и президент Владимир Путин не хочет, чтобы оппозиция, какой бы слабой она ни была, приписывала ему десятки убитых американцами россиян, за которых никто не отомстил. Путин — прагматик, поэтому он не ответил на этот удар прямой военной акцией, направленной против американцев и курдов в Восточной Сирии. Ведь последствия были бы очень значительными. И тем не менее Путин нанес свой удар.


С 19 по 24 февраля он расширил российские наступательные силы в Сирии за счет 12 самолетов, включая четыре истребителя пятого поколения Су-57. Так он отреагировал на инцидент со сбитым российским самолетом Су-25 в бассейне реки Евфрат седьмого февраля. Будем надеяться, что Россия и США постараются избежать прямого столкновения. Тем не менее, можно ожидать довольно интенсивных «опосредованных» столкновений их союзников.


Начало истории


Удар американской авиации седьмого февраля невозможно отделить от борьбы главных протагонистов ближневосточной игры за энергетические ресурсы. Этот инцидент стал лишь одним из множества кровавых эпизодов. Просто на этот раз потери понесла Россия. Эта «история» началась шесть лет назад, когда США пытались выступить посредником в договоре между Израилем и Ливаном об использовании новых газовых месторождений в восточной части Средиземного моря. Рассматривалось предложение, согласно которому, 60% будет использовать Ливан, а 40% — Израиль.


Бейрут отверг американское предложение из-за угроз движения «Хезболла», которое грозилось в случае подписания договора уничтожать газопроводы. В такой ситуации в игру вступили россияне, сделав собственное предложение. Кремль пообещал построить газопровод в Европу и, главное, обеспечить безопасность добычи газа и его трансфера, поскольку отношения России с «Хезболлой» делают договоренность возможной. Но тогда Израиль отверг предложение Кремля, и так россияне оказались вне игры.


Война в Сирии снова смешала все карты в газовом покере. Россия упорно ищет пути для того, чтобы хотя бы частично вернуть себе огромные инвестиции, вложенные в спасение режима Асада. Строительство морской и авиационной базы в Сирии привлекательно для российских генералов, однако не может возместить России экономических убытков. Поэтому Кремль в первую очередь заинтересован в сирийских энергетических ресурсах.


Развал страны


Как передает «Радио Свобода», сирийский президент Башар Асад пообещал компаниям «Роснефть» и «Газпром» в обмен на российскую помощь выгодные контракты на добычу нефти и газа в Сирии. Проблема в том, что сейчас месторождения на восточном берегу Евфрата контролируют Соединенные Штаты, а точнее курдские формирования и американская энергетическая компания Conaco. На этот раз время сыграло не в пользу России.


Ведь чем дольше курды и фирма Conaco будут контролировать месторождения газа и нефти, тем труднее будет Кремлю получить свою долю от сирийского газового пирога. Поэтому и Россия, и сирийское правительство были заинтересованы в том, чтобы изменить ситуацию. Вероятно, оптимальным решением они сочли насильственный захват энергетических ресурсов. В результате — десятки погибших и раненых военнослужащих сил Асада, включая российских граждан.


Однако у России и ее союзников есть один козырь — означенные газовые месторождения на морской границе между Ливаном и Израилем. Ведь если эти страны захотят разрабатывать эти месторождения, им придется привлечь Кремль, а возможно и правительство президента Асада, поскольку они могут повлиять на «Хезболлу». Решение этой ситуации во многом зависит от завершения боев и, прежде всего, от компромиссного российско-американского соглашения, в котором также учитывались бы интересы других участников войны.


Укрепление военной мощи России, проведение красных линий США на реке Евфрат и попытки американцев создать в Восточной Сирии арабско-курдское формирование из 30 тысяч человек, турецкая оккупация северо-западной части Сирии и бомбардировки Гуты сирийским правительством — все это говорит, скорее, о распаде страны. Светлым пятном в темном сирийском будущем может стать недавно утвержденная резолюция ООН о примирении.


Группа Вагнера


Целью американских самолетов помимо нескольких неопознанных группировок стало подразделение по отлову террористов. Его численность неизвестна, однако, по некоторым данным, речь идет о сирийских гражданах, чеченцах, афганцах и этнических русских, связанных с российскими вооруженными силами в Сирии. Они принимали участие в успешных операциях российской авиации (определяли местоположение наземных целей) и в боях за стратегически важный город Пальмиру, а также попытались обменять двух пленных российских наемников на 250 боевиков «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим.ред.), попавших в плен. Однако российских наемников казнили, а после — и боевиков ИГИЛ.


Американская авиация нанесла удар и по группе наемников Вагнера, состоящей преимущественно из этнических русских, бывших десантников и сотрудников спецподразделений. Впервые эта группа появилась на Ближнем Востоке незадолго до того, как осенью 2015 года Россия начала официально расширять свои базы в Сирии. В 2016 году в боях на стороне сил Асада приняло участие почти 1600 членов этой группы.


Вплоть до ночи седьмого февраля предполагалось, что погибло около ста членов группы Вагнера. По данным французского журнала DSI, группа Вагнера (наряду с российской авиацией) сыграла решающую роль в военных успехах сирийского президента Асада, поскольку была главной наступательной силой в ходе наземных операций, прежде всего в боях за города.