Телефонный разговор Порошенко и Путина свидетельствует о существовании определенных договоренностей и компромиссов по миссии ООН в Донбассе. То, что собеседники говорили об обмене военнопленными, больше похоже на прикрытие.


Очевидно, в переговорном формате Волкер-Сурков были достигнуты договоренности по миротворцам, которые решили закрепить непосредственно на государственном уровне Украина — Россия. Ведь без согласия Киева и Москвы введение миротворцев невозможно.


Порошенко и Путин обсуждали модальность введения миссии ООН согласно российскому сценарию, и, соответственно, выполнение Украиной политической части «Минска-2». То есть поэтапное введение миротворцев — сначала миссия располагается на линии разграничения, потом амнистия боевиков, проведение выборов и предоставление особого статуса ОРДЛО. После чего миссия расширяется.


Разговор двух президентов не случайно произошел после заявлений Госдепа США, что Россия не выполняет минские договоренности. Путин решил перехватить инициативу и дал пас Украине, поговорив с Порошенко, показывая, что РФ якобы выполняет соглашения.


Примечательно, что Россия одним из требований введения миротворцев на Донбасс выдвигает присутствие в миссии представителей стран-сателлитов РФ. Однако Украину такой вариант не устраивает.


В частности, речь идет о Беларуси и Казахстане. Наше общество готовят к тому, что по вопросу миротворцев нужен компромисс, а именно, участие в них стран, находящихся в орбите России.


Поэтому не случайно, что накануне разговора президентов Украины и России заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука заявил, что нужно искать компромиссы в моменте проведения миротворческой операции и присутствия в миссии ООН представителей стран-сателлитов РФ — Беларуси.


Впрочем, страны, которые фигугируют в перечне, не имеют большого опыта проведения миротворческих операций. Беларусь участвовала в них лишь раз — в Ливане. Да и то, «контингент» насчитывал аж пять человек.


По моему мнению, попытка Запада успокоить Украину присутствием в миссии представителей Швеции тоже не выдерживает критики.


Численность армии Швеции составляет 13 тысяч человек. В лучшем случае, в миссии ООН будет около сотни шведов. И они не смогут повлиять на миссию, в которой будут присутствовать страны-сателлиты России. Это прикрытие отсутствия в миссии ООН представителей стран НАТО.


Кроме того, недостаточно само количество миротворцев, которые могут быть введены на Донбасс.


Уже прозвучали заявления экс-главы НАТО Расмуссена, что страны Европы и даже третьего мира не могут собрать необходимое количество миротворцев для операции на Донбассе — около 20 тысяч военных. Сегодня самый большой контингент — 10 тысяч миротворцев расположен на участке 80 километров в Ливане. Тогда, как неконтролируемая территория украинско-российской границы составляет около 400 километров.


Есть большая вероятность того, что в Совбезе ООН проголосуют за миротворческую резолюцию в российском варианте. В таком случае обстрелы могут прекратиться. Но не более. В Украине хотят реализовать абхазский сценарий Суркова. Введение миссии по линии разграничения — де-факто признание псевдореспублик, которые политически будут после выборов интегрированы в политическое поле Украины для дестабилизации нашего государства.