Этот бывалый политик и адепт перманентной революции встречает нас, рассевшись на диване. Бывшего президента Грузии (2004-2013) Михаила Саакашвили приговорили к домашнему аресту по ночам, и с 22 часов он не может выйти из своей большой киевской квартиры. Большое унижение для такого кипучего деятеля. «Миша» во весь голос заявил о себе в украинской политике после революции на Майдане в 2014 году. Получив украинский паспорт от друга и сокурсника Петра Порошенко, Саакашвили стал скандальным губернатором расположенной на юге страны Одесской области. Параллельно с этим его лишили грузинского гражданства. Наконец, когда он открыто стал выступать против Порошенко, тот без предупреждения лишил его статуса гражданина Украины.


После невероятной эпопеи с возвращением на Украину это грузинское лицо без гражданства столкнулось с обвинениями в подготовке государственного переворота на деньги России. Сам Саакашвили говорит, что стал объектом политического преследования со стороны «авторитарного» и «коррумпированного» главы государства. Его харизма и громкие выходки привлекают внимание СМИ, компенсируя тем самым слабую народную поддержку. Как бы то ни было, его политическая авантюра может подойти к концу. Журнал «Тайм» назвал его одним из «самых разыскиваемых геополитических беглецов в мире», тогда как в родной Грузии ему заочно дали три года тюрьмы. В понедельник домашний арест был отменен, однако в скором времени может начаться процедура экстрадиции. Ночная беседа за чашкой чая, на которой изображен бывший грузинский лидер.


— Вы уже не первую неделю ходите по судам, а разбирательства все дальше затягиваются. С чем связано такое количество выдвинутых против вас обвинений?


— Все знают, что эти процессы нелепы и необоснованны. Это говорит в первую очередь о непрофессионализме украинских властей. Они пытались избавиться от меня, без предупреждения лишив украинского гражданства, и с этого момента допускают все больше ошибок. Их попытки не дать мне пересечь границу, давление на моих сторонников, полицейские операции, обвинения в государственном перевороте… Только безумец может поверить, что я — агент ФСБ! Я, человек, который уже столько лет борется с Путиным… На каждом слушании судьи придумывают доказательства и нарушают процедуры. Это абсурд, учитывая, что Украина пытается отдалиться от России, однако власти лишь имитируют российский стиль избирательного и скоропалительного правосудия! Как бы то ни было, я уверен, что на Украине это не пройдет.


— Ваше поле для маневра в политике сегодня, судя по всему, ограничено вне зависимости от государственных репрессий. Вам может грозить тюрьма как на Украине, так и в Грузии. Думаете, вас могут экстрадировать?


— В любом случае, к этому готовятся. Только не обязательно в Грузию. Несколько дней назад я узнал, что у польских властей попросили принять меня обратно. Моя экстрадиция в Грузию обернулась бы большими осложнениями для Тбилиси. Там я им не нужен.


— Почему?


— У меня есть широкая поддержка в народе, армии и правоохранительных органах. Правительство слабо. Большинство грузин знают, что заочный процесс был фарсом. Старые судьи больше года искали следы коррупции и офшорных счетов. Но ничего не нашли. При мне не было никакой коррупции. Сейчас меня обвиняют в злоупотреблении президентским правом на помилование. Только вот ни в одной стране мира президента не судят за применение его конституционных прерогатив. Людям это известно. Запад на это не купился. Даже генеральный прокурор Украины называл этот суд политическим, пока сам не выступил против меня. Если в Грузии меня посадят в тюрьму, мои сторонники свергнут правительство, чтобы освободить меня. Я в этом уверен.


— Но действительно ли вы так популярны? Ваша партия не смогла победить на парламентских выборах осенью 2017 года. В Грузии вас критиковали за авторитарный подход к власти, разгон демонстраций, давление на СМИ…


— Да… И что? Из такой страны как Грузия не сделать европейскую либеральную демократию за восемь лет. Я не утверждаю, что мне это удалось. Тем не менее я превратил мою страну в жизнеспособное государство, которое с успехом провело реформы. Это единственное государство на постсоветском пространстве, где переходный процесс во власти прошел мирным путем. А злоупотребления, в которых меня обвиняют, сущие пустяки по сравнению с тем, что происходит при нынешнем правительстве.


— Если бы вы пришли к власти на Украине, то пустили бы в ход те же методы?


— Украине нужна большая чистка! Это неработающее государство с самым низким в Европе показателем ВВП на жителя. Почему? Потому что семь олигархов взяли в заложники все богатства страны с единственной целью собственного обогащения. При этом я не верю в массовые репрессии, в отправку всех за решетку. Сидящий в тюрьме олигарх использовал бы СМИ, подконтрольных ему депутатов и деньги, чтобы отравить жизнь реформаторам. Куда лучше, если он на свободе, но без денег.


— Вы хотите сказать, что олигархов нужно заставить заплатить за их свободу?


— Да, за их свободу, и чтобы получить гарантии хорошего поведения. Я выучил этот урок от моего друга Леолуки Орландо (Leoluca Orlando), мэра Палермо. Побежденная им мафия очень похожа на постсоветскую олигархию. На Украине эта политика должна проводиться в сотрудничестве с западными странами. Им нужно сделать свою работу.


— Вы открыто ведете войну с Петром Порошенко, который был вашим сокурсником в 1980-х годах. С чем это связано?


— После провозглашения независимости в 1991 году Украиной управляет своеобразный олигархический совет директоров, который назначает президента, премьера и т.д. Эти олигархи называют себя бизнесменами, но на самом деле они против бизнеса. Они ведут себя как акулы в аквариуме, пожирают всю более мелкую рыбу. Как бы то ни было, акулы не трогают друг друга и полагаются на совет директоров. Порошенко первым решился провозгласить себя одновременно директором и президентом. А потом посчитал, что ему не нужны олигархи вроде Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского… Он хочет стать единственным олигархом.


— Работа президента после избрания в мае 2014 года не похожа на подход олигарха. Так, несмотря на военную обстановку, он добился для украинцев либерализации визового режима с шенгенской зоной…


— Это единственное, чего он достиг! Он провел структурные реформы в здравоохранении, образовании и по децентрализации. Только вот это не настоящие реформы! Это обман, а результат ясен как божий день: у нас говорят о хорошем экономическом росте, но он ниже средних европейских и мировых показателей. Украина же не сможет выжить без высокого роста. Правительство непопулярно, а в некоторых регионах существуют сильные сепаратистские тенденции. Без экономического роста существует угроза для гражданского мира и риск балканизации страны.


— Резкая критика президента изолирует вас от части реформаторов и общественности, которая требует перемен, но не хочет смещения власти в обстановке войны…


— Многие из этих реформаторов не работают со мной, потому что не могут работать сами с собой и получить результаты. Они существуют в своем мирке, выдвигают малопонятные людям процедурные требования. Нельзя изменить ведомственную систему с улицы. Тем не менее, когда я пошел против Порошенко, того, кто перекрыл путь переменам, люди вышли на демонстрации. По последним опросам, мою партию «Движение новых сил» готовы поддержать 6-7%. Мы можем пройти в парламент. Неплохо для партии, которой полгода назад еще не было на политической сцене. Это свидетельствует о слабости Порошенко. Он стремится взять все под контроль. Своими нападками он вернул меня на первый план.


— Некоторые оппозиционеры пользуются вашей деятельностью, чтобы критиковать президента без риска для себя. Это вас не смущает?


— Я готов к прилюдному сожжению, если это поможет продвинуть вперед Украину. Я не могу принять участие в президентских выборах, но если у меня получится привести на политическую сцену нового и объединяющего вокруг себя разные силы кандидата, это уже можно будет считать большим успехом. Моя главная цель в том, чтобы Украина пришла к успеху!


— Почему это так важно?


— Если Украина потерпит неудачу или останется в застое, Владимир Путин уничтожит страну. Весь регион, включая Грузию, исчезнет как независимое геополитическое пространство. Для меня это шанс сделать примером успеха уже вторую постсоветскую страну. В судах или где-то еще, я буду бороться до конца.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.