Сирийский конфликт вступает в свой седьмой год, и главные игроки ведут борьбу, пытаясь разделить эту страну на регионы контроля и влияния.


Важнейший сдвиг произошел в январе, когда турецкие вооруженные силы начали военную операцию «Оливковая ветвь» с прицелом на Африн, 300-тысячный курдский город на северо-востоке Сирии.


Ключевые события в 2017 году стали причиной проведения Турцией этой операции.


Первой причиной было то, что сирийский президент Башар Асад стал одерживать верх в сирийской конфликте. Поддерживаемые Россией и Ираном сирийские правительственные силы добились значимой победы над силами сопротивления и захватили Алеппо, важный центр сирийской экономики, и произошло все это с молчаливого согласия Турции. В дальнейшем вооруженные силы Асада и Россия продолжили расширять зону своего контроля в западной части Сирии.


В декабре 2017 года они начали интенсивное наступление на Идлиб, город, который расположен рядом с Африном и который является последним оплотом «Тахрир аш-Шам», альянса под руководством «Фронта ан-Нусра» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.), поддерживаемого турецким правительством Реджепа Тайипа Эрдогана. Несмотря на предпринятое группировкой «Тахрир аш-Шам» контрнаступление, вооруженные силы Асада продолжают успешную операцию в Идлибе.


Второй причиной был смелый шаг, направленный на достижение независимости курдов в северном Ираке, и этот процесс усилился после того, как курдские вооруженные отряды и вооруженные силы центрального Ирака отбили у «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) и вновь взяли под свой контроль крупнейший на севере Ирака город Мосул.


В сентябре 2017 года курдского правительство на севере Ирака провело референдум о независимости, и в результате подавляющее большинство — 93% — иракских курдов поддержали это предложение. Хотя проведенный референдум вызвал мощную ответную реакцию, он, тем не менее, направил ясный сигнал Турции и другим участникам конфликта по поводу амбиций курдов относительно независимости.


Третья причина состоит в усилении влияния сирийских курдов. В октябре 2017 года Соединенные Штаты провели успешную операцию по вытеснению боевиков Исламского государства из столицы Ракки, в результате чего Исламское государство перестало быть политической силой. Главной армией по доверенности на земле стали возглавляемые курдами Демократические силы Сирии (ДСС).


Несмотря на протесты Турции, Соединенные Штаты поставляют Демократическим силам Сирии тяжелые вооружения, а обосновывают они свои действия необходимостью борьбы с общим врагом, с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Даже после разгрома ИГ возвращение тяжелых вооружений оказалось в фокусе дипломатического кризиса, возникшего между Соединенными Штатами и Турцией.


Последней каплей для Турции стало объявление о формировании 30-тысячной группировки приграничных сил безопасности для защиты анклава сирийских курдов. Хотя Соединенные Штаты вскоре отыграли назад, их действия вызвали сильное возмущение в Турции. Причина состоит в том, что обсуждаемая граница является границей между Турцией и Сирией, а предполагаемые силы безопасности должны были быть нацелены против Турции. Эрдоган назвал предлагаемые формирования «террористической армией» и поклялся «подавить в зародыше эту террористическую армию». Через несколько дней Турция начала свою военную операцию.


Этот шаг совпал по времени с развалом ненадежного альянса между Турцией, Россией и режимом Асада, а также Соединенными Штатами из-за несовпадения позиций по поводу будущего Сирии. Эрдоган сигнализировал об этом в конце декабря, когда он обвинил Асада в «государственном терроризме».


Чего хочет Америка


Что касается Соединенных Штатов, то для них присутствие Турции в Сирии осложняет ситуацию, а также мешает реализации их планов, основанных на использовании территории, которая находится под контролем курдских сил. В участии Турции не было необходимости раньше, во время борьбы с «Исламским государством», и в нем нет необходимости сейчас, когда решается вопрос о будущем Сирии.


Соединенные Штаты рассчитывают на то, что проходящие под эгидой ООН переговоры в Женеве являются решением сирийского кризиса, и они настаивают на том, что Асад не является частью этого решения. Однако достижение этой цели становится все менее вероятным. Осознав это после победы Асада в Алеппо, Соединенные Штаты изменили свои цели и направили свои усилия на уничтожение Исламского государства, а также на поддержку все более заметной роли курдов в Сирии.


По словам министра обороны США Джеймса Мэттиса, присутствие Соединенных Штатов в Сирии продолжится, но теперь уже в качестве «стабилизирующей силы».


Госсекретарь США Рекс Тиллерсон подтвердил слова Джеймса Мэттиса, а также отметил, что продолжающееся присутствие Соединенных Штатов направлено на то, чтобы не дать Ирану и силам Асада вновь установить свой контроль над теми территориями, «которые были освобождены с помощью Соединенных Штатов».


Подобный существенный сдвиг в позиции администрации Соединенных Штатов привел в ярость Эрдогана. Это означает, что защита курдов со стороны Соединенных Штатов будет постоянной и что Вашингтон попытается нейтрализовать российское влияние с помощью контроля над регионом, расположенным к востоку от реки Евфрат. Кроме того, Вашингтон будет использовать курдские вооруженные силы и население в качестве разменной монеты в любой дискуссии о будущем Сирии.


Чего хочет Россия


Операция Турции в Африне была бы невозможна без одобрения России, поскольку она контролирует воздушное пространство в северо-западной части Сирии.


Россия позволила Турции провести эту операцию для того, чтобы сохранить хрупкий альянс, созданный президентом Владимиром Путиным с Ираном и Турцией, а также для того, чтобы продолжить состоявшиеся недавно под руководством России переговоры в Сочи с представителями различных сирийских группировок. Россия хочет сохранить свое влияние, полученное с таким трудом за последние два с половиной года. Кроме того, она стремится сохранять незапятнанным свой статус мировой державы. Еще более важно то, что Путин хочет избежать любой ситуации, которая могла бы помешать его победе на президентских выборах 18 марта.


Путин считает Эрдогана важным союзником в своей стратегии, направленной на раскол изнутри альянса НАТО, и поэтому он предпочел бы, чтобы этот турецкий лидер остался у власти. Вот почему Путин оказал Эрдогану политическую поддержку и разрешил Турции провести свою операцию. В определенном смысле Путин может терпимо относиться к операции в Африне, пока она ограничивается небольшим регионом.


Чего хочет Турция


Главная цель Эрдогана в ходе проведения этой операции состоит в том, чтобы помешать осуществлению любых американских и российских планов, направленных на раздел Сирии после победы над «Исламским государством».


Турция настаивает на включении ее в любые ключевые переговоры относительно будущего Сирии, и делается это для того, чтобы предотвратить создание полуавтономного курдского региона, в котором Анкара видит экзистенциальную угрозу. У Турции есть 8 —10 миллионов своих курдов на юго-востоке страны, и поэтому Турция считает, что она следующая в списке стран, где будет предпринята попытка дестабилизации. Анкара также опасается того, что отрезание ее курдского региона для создания более крупного курдского государства является лишь вопросом времени.


Турция хочет сделать себя третьим крупным игроком после России и Соединенных Штатов с помощью поддержки Свободной сирийской армии, наименее сильной сирийской группировки, состоящей из арабов-суннитов. Тем самым Турция рассчитывает создать контролируемый ею коридор к северу от Евфрата для того, чтобы направить по нему за пределы своей страны все менее популярные 2,8 миллиона сирийских беженцев. Скорость проведения Турцией военной операции свидетельствует, скорее, о заранее подготовленном плане, чем о простой реакции.


В конечном итоге, Эрдоган действует, исходя из ситуации во внутренней политике. Ему нужна поддержка националистических элементов в Турции для победы на критически важных президентских выборах 2019 года. В этом случае он получит новые полномочия, одобренные по итогам референдума в 2016 году.


Поражение на президентских выборах будет означать, что эти властные полномочия получит его политический противник, и тогда против него могут быть выдвинуты обвинения в коррупции. В Турции пока о них не вспоминают, чего нельзя сказать об американских судах.


Этим объясняется все более антиамериканская риторика Эрдогана. Он рассчитывает на то, что проводимая им сирийская операция позволит ему укрепить свои позиции в потенциальном противостоянии с американской администрацией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.