Одной из важнейших концепций возрожденной России стал оксидентализм (именовавшийся также атлантизмом), который заявил о себе уже в последние годы существования Советского Союза. Это была не просто геополитическая концепция, но и (возможно, в первую очередь) доктрина переустройства страны, ее сближения с западной цивилизацией в широком смысле этого понятия.


Приверженцами оксидентализма были самые заметные фигуры того периода: президент СССР и глава компартии Михаил Горбачев, его министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, а потом премьер Егор Гайдар и глава дипломатии Андрей Козырев. На рубеже 1980-1990-х годов это течение вышло в российской геополитике на первый план. Основная идея состояла в том, что России нужно провести модернизацию и вестернизироваться настолько сильно, насколько это возможно.


Предшественники

 

Первым человеком, который задумался о модернизации с элементами вестернизации, был создатель российской империи царь Петр I. К приверженцам оксидентализма можно, несомненно, отнести декабристов — происходивших из дворян первых российских революционеров, которые находились под сильным влиянием западных идей. После поражения восстания декабристов на интеллектуальной карте России появился Петр Чаадаев — автор «Философических писем», в которых он без прикрас писал об отсталости России и ее азиатском духе. Критика была настолько беспощадной, что Николай I приказал направить Чаадаева на принудительное психиатрическое лечение.


Само название «оксиденталисты» досталось, однако, группе интеллектуалов, чья деятельность пришлась в основном на 1840-1850-е годы. Современная атлантическая концепция в значительной мере опирается на их идеи. В группу западников входили как либералы (Николай Станкевич, Тимофей Грановский, Константин Кавелин, Борис Чичерин), так и радикалы (Виссарион Белинский, Александр Герцен). Оксидентализм тех лет не превратился в организованное движение, не стал стройной системой или общественно-политической доктриной. Он остался довольно пестрым течением, сторонники которого заявляли, что Россия — отсталая страна, которой следует ориентироваться на цивилизационные образцы Запада.


Западники не создали собственной организации и не выработали единой идеологии. Объединяла их только убежденность в том, что Россия неизбежно пойдет по пути таких реформ, которые провел у себя Запад, превратившийся в самый развитый регион мира и оазис свободы. Российский оксидентализм XIX века вышел за пределы сфер интеллектуалов и стал частью политики, что показали масштабные реформы Александра II, которые были огромным шагом в сторону сближения с западными цивилизационными ценностями. Западники не сформулировали четкой геополитической концепции, однако, само предложенное ими направление пути развития предполагало сотрудничество с Западом (в ту эпоху — с Западной Европой). В данном случае речь шла, скорее, не о прямом, а об опосредованном воздействии: пропаганде западных ценностей и распространении западной культуры.


Концепции Горбачева


Михаил Горбачев вошел в историю как автор перестройки — заведомо обреченной на провал попытки реформ в духе «социализма с человеческим лицом». С его геополитическими концепциями знакомы далеко не все. Вначале они носили пропагандистский характер: Горбачев был коммунистом и верил, что советский режим удастся спасти при помощи внутренних реформ. Обратиться к идее сотрудничества с Западом заставило его лишь отсутствие реальных результатов в реформировании советской экономики и всего государства. Тогда появилась идея «общего европейского дома». Горбачев подчеркивал, что россияне — это европейцы, а корни их цивилизации находятся в Европе, с которой Россию связывают как общие ценности, так и многовековые контакты с европейскими народами.


Концепция Горбачева развернула геополитические векторы на 180 градусов. Запад становился для Кремля и россиян уже не грозным врагом и рассадником империализма, а достойной подражания цивилизацией, которая может помочь провести реформы. Концепция «общего европейского дома» завладела умами советских и постсоветских реформаторов. Распад СССР положил конец политической карьере Горбачева, но его идеи не умерли. Их переняли другие, более последовательные сторонники оксидентализма, которые продолжили дело сотрудничества с Западом уже под флагом Российской Федерации.


Неоспоримая заслуга Горбачева в сфере геополитики состоит не только том, что он произвел вышеупомянутый разворот и выбрал Запад в качестве геополитического партнера. Ему удалось привить советскому обществу новые либеральные демократические ценности, благодаря чему россияне, сбросившие ярмо коммунизма, не вернулись к прежним ленинским и сталинским идеям даже тогда, когда в конце прошлого века концепция оксидентализма потерпела в России крах.


Концепция Гайдара


В новой России к власти пришло молодое поколение политиков. Они считали, что СССР распался из-за того, что советский режим не подлежал реформированию, а, значит, остановить процесс распада экономики и позволить стране вернуться на политическую сцену в роли сильной державы можно лишь, сделав ставку на западные образцы и сотрудничество с западными государствами. Такую политику проводил Егор Гайдар, который какое-то время занимал пост премьер-министра. По его мнению, Россия не могла самостоятельно произвести цивилизационный скачок в экономике, поскольку у нее не было достаточного инновационного потенциала.

 

Свою концепцию Гайдар изложил в книге «Государство и эволюция». Он констатировал, что выкарабкаться из экономической пропасти, а после повысить уровень жизни и достичь благосостояния российскому обществу позволит лишь западная экономическая модель. Гайдар совершенно справедливо отмечал, что экономической приметой советского режима было создание закрытого круга элиты, так называемой номенклатуры, которая завладела богатствами страны и тем самым обрекла общество на нищету.


Западная модель, на его взгляд, давала больше шансов на эффективное использование потенциала страны и ее жителей, а одновременно позволяла человеку развиваться в духовном и материальном плане гораздо лучше, чем советская система. В Польской Народной Республике всем это было очевидно: Запад у нас считали раем на земле.


Однако в возрождающейся России ситуация выглядела иначе. Там три поколения людей не имели доступа к информации о западном мире, а советская пропаганда преподносила им крайне искаженные образы. Капиталистическая эксплуатация, бесконечные забастовки, колониализм и расизм — к таким темам она обращалась чаще всего. Неудивительно, что жители новой России относились к Западу критически, а их представления были далеки от реальности. Таким людям, как Гайдар, пришлось начинать с самых основ и объяснять гражданам очевидные вещи.


Доктрина Козырева


К числу самых узнаваемых в мире представителей российского оксидентализма относится Андрей Козырев. Он был не только министром иностранных дел, но и творцом ориентированной на Запад внешней политики. Основой этой концепции служила идея, что единственный верный путь для России — это сотрудничество, а потом и тесный союз с западными странами. Козырев видел растущую силу Китая и исламского мира. Он был убежден, что Россия не сможет справиться с этими угрозами в одиночку.


В доктрине Козырева было несколько вариантов. Основной предполагал укрепление американо-российского партнерства, которое, по мнению бывшего главы дипломатии, имело основополагающее значение. Во-первых, оно позволяло решить множество проблем в международной сфере, ведь вместо соперничества появлялось взаимодействие. Чтобы претворить этот проект в жизнь, Козырев и находившиеся у власти западники решили отказаться от агрессивной международной политики советского периода и перестать помогать коммунистическим и прокоммунистическим государствам (Куба, Эфиопия, Ангола), руками которых СССР вел опосредованные войны в странах Третьего мира. Во-вторых, сотрудничество Москвы и Вашингтона, а также западная помощь в цивилизационном преображении России привнести в мир стабильность и забыть о конфронтации эпохи холодной войны.


Второй вариант предусматривал создание европейского квадрата Лондон — Париж — Берлин — Москва. Третий — общего европейского пространства, то есть союза, в который войдут Франция, Германия, Польша и Россия. В этом контексте Козырев предлагал изменить политику в отношении постсоветских государств. Москве, по его мнению, следовало выстраивать с ними партнерские отношения, поскольку возврат к имперской политике не только приведет к обострению взаимной вражды, но и подорвет имидж возрождающейся России.


Идеологи современного оксидентализма


Самым известным теоретиком оксидентализма можно назвать Дмитрия Тренина — директора московского Карнеги-центра и автора нескольких книг, в частности, труда «Конец Евразии: Россия между геополитикой и глобализацией». Тренин исходит из идеи, что российское государство утратило роль центра своего материка и не сможет себе ее вернуть. В такой ситуации у нее остается один путь: постепенно перенимать черты Запада и стать частью большой европейской структуры, к которой она принадлежит благодаря своим цивилизационным корням. Сближение с Европой позволило бы россиянам не только в ускоренном темпе провести демократизацию и модернизировать свою страну, но и присоединиться к самому стабильному региона мира.


Россия, как указывает Тренин, слишком велика, чтобы стать обычным членом ЕС, поэтому, завязав формальные отношения с Евросоюзом, она должна сохранить автономную позицию. Политолог также полагает, что в Азии России следует сделать ставку на Японию, а не на Китай, поскольку модернизировать Дальний Восток и удержать его в составе РФ ей может помочь только Токио.


Среди важных идеологов оксидентализма следует упомянуть также Владимира Лукина и Анатолия Уткина. Перу последнего принадлежит несколько книг о связях России и Европы. Уткин внес в концепцию оксидентализма цивилизационный и политический реализм. Профессор считал, что россияне не прошли все те стадии развития, которые прошел Запад, а поэтому ментально не готовы стать европейцами в полном смысле этого слова. В связи с этим Уткин разрабатывал альтернативные геополитические стратегии, не исключая в том числе возможности, что стране придется вновь развернуться к Азии.


Оксидентализм утратил позиции


Оксидентализм потерпел в России сокрушительное поражение. После распада СССР западные страны (в первую очередь США) не захотели сотрудничать с Москвой на равных. Американцы считали себя победителями холодной войны и не собирались помогать России вновь стать сильной державой. Значительная часть американского истеблишмента продолжала видеть в Кремле врага. США стали единственной сверхдержавой и конкуренты им были не нужны. План американских элит заключался в том, чтобы скупить все самые ценные активы России (заводы, природные богатства) и свести эту страну до роли Польши, то есть сделать сырьевым придатком.


Был избран путь, который Козырев считал нерациональным с точки зрения интересов самого Запада. Западные страны отвернулись от Москвы, а в 1990-е годы российское население резко обнищало, и это предопределило судьбу приверженцев оксидентализма. Козыреву, которого обвиняли в том, что его политика принесла пользу только Западу, пришлось уйти, а оксидентализм в России превратился в не играющую значительной роли политическую концепцию.