Кандидат в президенты и бывший председатель Академии наук Чешской Республики Йиржи Драгош хорошо выспался после того, как прошел во второй тур выборов. Но ближайшие две недели, по его словам, будут хлопотными. Драгош намерен обсудить со своей командой стратегию, о чем он рассказал в эфире «Чешского радио» в программе «Радиожурнал».


— iRozhlas: Как Вы спали после вчерашнего (после второго дня выборов в первый тур — прим.пер.)?


— Йиржи Драгош:
По моим меркам, довольно хорошо. Я не большой любитель поспать, и не тот человек, кто спит, как убитый, до десяти утра. В целом я спал, как обычно.


— Вы уже провели сложную кампанию. Как Вам удается сохранять форму?


— Я стараюсь заниматься спортом каждый день, бегать. Сейчас получается хуже, но я стараюсь хотя бы ходить пешком. Моя норма: за день пройти, по крайней мере, пять километров. Поддерживать форму не так-то просто.


— Какой будет Ваша кампания перед вторым туром?


— Ночью и утром моя команда провела оценку ситуации, статистических результатов и так далее… С утра у нас совещание, на котором мы определим окончательную стратегию. Она определенно будет состоять из поездок, интервью в СМИ, билбордов. Предстоят хлопотные 14 дней.


— Можно ли ожидать, что Вы посетите города, где победил Милош Земан, ведь, кроме Праги, это все краевые центры? Или Вы выберете те, где была низкая явка, чтобы привлечь на свою сторону неопределившихся избирателей?


— Я, конечно, не успею объездить все города. Вы сами сказали, что Земан победил, кроме Праги, почти везде. Но, как я уже сказал, сегодня мы обсудим стратегию поездок. Времени немного — всего одна следующая неделя. После нее будут предвыборные дебаты, когда уже никуда не отъедешь. Сегодня мы все решим.


— Говорят, Вы примирились с Михалом Горачеком, Вашим соперником на выборах, который пришел к Вам вечером в штаб поздравить вместе с Мареком Гилшером, и пришли к мнению, что в предвыборных спорах несколько перегнули палку. В чем?


— Я не хочу к этому возвращаться. Дебаты были немного острыми, но ничего некорректного не прозвучало. Я бы больше к этому не возвращался. Я благодарю всех соперников за то, что иной раз они подпускали мне шпильки, и это понятно. Однако в целом дебаты были очень корректными, и я высоко их оцениваю, как и то, что вчера ко мне пришел Михал Горачек и Марек Гилшер, который предложили помощь и сотрудничество.


— Павел Фишер, еще один кандидат в президенты, хотел сначала позвонить Вам и только потом официально выразить Вам свою поддержку. О чем он хотел сообщить?

— Павел Фишер звонил мне. Он хотел убедиться, что я серьезно настроен на проевропейскую ориентацию Чешской Республики и сотрудничество с НАТО. Я заверил Фишера, что так и есть, а он в ответ выразил мне свою поддержку. Я высоко это ценю.


— Михал Горачек предложил Вам свои билборды, которыми уже не воспользуется в рамках собственной кампании. Я предполагаю, что Вы примете это предложение. Что Вы на них разместите?


— Мы обсудим это сегодня. Моя команда, команда Михала Горачека и Марека Хилшера уже договариваются о том, что можно предпринять. О чем-нибудь мы обязательно договоримся.


— Вы сами руководите кампанией?


— Да, на последние 14 дней я, если пользоваться военной терминологией, взял командование на себя. В первой части кампании было много логистики: поездки, сбор подписей, дебаты с гражданами. А теперь все очень сжато. И теперь можно сказать, что уже на 100% всем руководит Драгош.


— То есть Якуб Клейндинст уже не входит в Вашу команду?


— Нет, он по-прежнему в ней, но ключевую роль уже играю я сам.


— Какие надежды Вы возлагаете на поддержку, оказанную Вам другими кандидатами в президенты?


— Я люблю математику, и ее частью является арифметика. Если посмотреть на результаты выборов, то арифметические подсчеты дают основания для оптимизма. Я понимаю, что в политике роль арифметики ограничена. Но все-таки я рассчитываю, что часть избирателей тех моих соперников, которые призвали поддержать Йиржи Драгоша, обдумает все и откликнется. Правда, особенных надежд на это я не возлагаю.


— Как Вы оцениваете заявления премьера и председателя партии ANO Андрея Бабиша, председателя партии SPD Томио Окамуры и председателя партии коммунистов KSČM Фойтеха Филипа, которые выражают поддержку кандидатуре Милоша Земана?


— Я никак это не комментирую. Это их право. Они сказали то, что сказали.


— Премьер Андрей Бабиш рекомендовал Милошу Земану перед вторым туром ясно заявить о том, что он не хочет ориентации страны на Восток, и что в Россию и Китай он ездит только для поддержки чешских бизнесменов. Также, по словам Бабиша, Земану следует дистанцироваться от некоторых своих соратников. Как Вы восприняли эту рекомендацию?


— Я вижу в ней часть прагматичной игры между этими двумя господами. Не могу понять, почему Андрей Бабиш не сказал этого Милошу Земану еще раньше. Об ориентации на Восток и подобных вещах я говорю на протяжении всей кампании. Я не знаю, как это заявление сейчас интерпретировать. Я считают это частью политической игры.


— Есть такие кандидаты в президенты, кто еще колеблется, как, например, Йиржи Гинек («Реалисты»). Он говорил, что сначала хочет вас обоих еще кое о чем спросить. Мы задали ему вопрос, о каком принципиальном вопросе идет речь. Он ответил, что, прежде всего, о «Дублине 4». Каково ваше мнение по этому вопросу?


— Мы, несомненно, не должны позволить Европейскому Союзу диктовать свою волю в вопросе, например, миграционных квот. Я постоянно об этом говорю. Понимаете ли, заявить о «Дублине 4» очень просто, и я не раз подчеркивал это в ходе дебатов. Господину Гинеку известно мое отношение к миграции и миграционным квотам. Если он хочет спросить, это его право.


— Вы ему ответите?


— Я отвечу.


— Какова вероятность, что Вы встретитесь с Милошем Земаном на теледуэли?


— Я не хочу говорить о вероятностях. Вчера (в субботу) я услышал по «Чешскому радио», что пресс-секретарь Земана Йиржи Овчачек допустил возможность дебатов с Милошем Земаном. Потом я с интересом и улыбкой услышал заявление Земана о том, что я якобы попросил его о дебатах. Это неправда.


По-моему, Милош Земан несколько раз изменил свое мнение. Он утверждал, что не проводит кампании и ни в коем случае не пойдет на дебаты. Овчачек еще недавно сказал, что так же будет и перед вторым туром. Только дураки не меняют своего мнения, как нам известно. Меня не удивило, что Милош Земан изменил свое.


— Милош Земан давно отдает предпочтение телеканалу «Баррандов», где его интервьюирует генеральный директор Яромир Соукуп. Если будут предложены дебаты на этом телеканале, и вопросы будет задавать Яромир Соукуп, согласитесь ли Вы?


— Все зависит от того, как Милош Земан и его команда отнесутся к тому, что если встречи будет две, то вторую я предложу провести на общественном телевидении. Я не питаю иллюзий насчет корректности дебатов, например, на «Баррандове», но не буду забегать вперед. До сих пор мы общались через СМИ, и никаких договоренностей достигнуто не было.


— Пока мы говорили только о теледебатах. Но не хотите ли Вы сделать шаг в сторону и встретиться на «Чешском радио»?


— Я не имею ничего против, но не знаю, пойдет ли Милош Земан на это. Он и на общественный телеканал не хочет, насколько мне известно.


— Милош Земан победил во всех краевых центрах, кроме Праги. Видите ли Вы в этом проблему?


— Во-первых, я совершенно не вижу пропасти между Прагой и остальной республикой. Где-то, как, например, в Брно, наши результаты были почти одинаковыми. С одной стороны стоял президент, а с другой — восемь кандидатов, которые поделили голоса. С Павлом Фишером, Михалом Горачеком и Мареком Гилшером у нас много общих избирателей. Гипотетически, если бы в первом туре было меньше кандидатов, результаты могли бы быть совершенно другими.


— Почему Вы боитесь, что советники президента устроят заговор?


— Во время кампании против меня несколько раз публиковался компромат. У меня нет доказательств, кто за ним стоит, но я уверен, что остальные семь кандидатов тут не при чем.


— Во время кампании Вам было предъявлено обвинение в сотрудничестве с StB (спецслужба времен Чехословакии — прим.ред.), а также в педофилии.


— Это были не просто какие-то выкрики. Скажем, для доказательства моего мнимого сотрудничества с StB был очень профессионально подготовлен документ со ссылкой на какого-то агента StB. Многие в это поверили, что подтверждает, насколько доверчиво люди относятся к подобной клевете.


— Собирались ли Вы, по примеру Михала Горачека, подать в суд?


— Во время кампании это не сыграло бы большой роли.


— За несколько недель до выборов Вы встретились с бывшим премьер-министром Богуславом Соботкой, чтобы переговорить об этом, а также о российском влиянии на выборы.


— Я по-прежнему считаю, что Россия интересуется нашими выборами. Российские спецслужбы заинтересованы в том, чтобы Милош Земан переизбрался на второй срок. Я не могу это доказать, что даже служба контрразведки BIS допустила такую вероятность в своем годовом отчете.


— Следует ли Чешской Республике бояться России?


— Разумеется, стоит. Вспомните, что в российской военной доктрине говорится: самый главный военный враг — это НАТО, членом которой мы являемся. И закономерно, что российские спецслужбы работают на разложение Североатлантического альянса.


— При каких обстоятельствах Вы рассматривали бы возможность отменить санкции против России?


— Нельзя забывать о главной причине того, почему экономические санкции против России по-прежнему сохраняются. Речь о военной оккупации территории Украины.


— В Чехии популярно мнение о том, что мы хоть и за членство в Евросоюзе, но только под условием его принципиального реформирования. Что Вы думаете об этом?


— Европейский Союз должен реагировать на актуальную ситуацию. Несомненно, изменения в ЕС нужны, но об этом нужно заявить. Мы жалуемся на Брюссель, но не говорим о плюсах членства в Европейском Союзе. Мы жалуемся на то, что делает Брюссель, но сами ничего не предпринимаем. Гражданам ЕС нужно реагировать на ситуацию. Также мне не нравится, что Чехии угрожает штраф в случае, если мы не договоримся с ЕС, хотя я все-таки надеюсь, что этого не случится. Проблем много, и на них нужно своевременно реагировать.


— Как нужно защищать внешние границы Европейского Союза?


— Нам не нужно создавать никакой европейской армии. Армия — атрибут отдельных государств. Существуют инициативы типа PESCO. Нужно защищать внешние границы ЕС и шенгена.


— Как именно?


— Мы должны обсуждать это в рамках Европы. От таких людей, как Петр Павел и Йиржи Шедивы, мне известно, что есть некоторые варианты. У нас для этого есть эксперты, так пусть они сядут и подумают.


— Где Вы стали бы искать поддержку для совместных действий в рамках Европейского Союза?


— Постоянно говорят о Вышеградской четверке, но я думаю, что мнение Чехии и Словакии о вопросах развития общества очень отличается от позиции Венгрии и Польши. Есть и другие государства: Австрия, Нидерланды, Дания или Словения. Некоторые политики у нас утверждают, что нашу позицию разделяют Франция и Германия.


— Вы подписали петицию ученых против страха. В ней Вы отказываетесь всех мусульман считать террористами. Не преуменьшаете ли Вы опасность?


— Совсем нет. Исламский терроризм я считаю серьезной проблемой, которую Европа будет решать еще долго. Я постоянно высказываюсь на эту тему. Мы должны помогать непосредственно в регионе, откуда идет миграционный поток, и отказываться от квот.


— Какой должна быть эта помощь?


— Прежде всего, финансовой. Но не надо накачивать деньгами страны Северной Африки через коррумпированных лидеров.


— Как Вы, будь Вы президентом, выстраивали бы отношения с США?


— Мы союзники вне зависимости от президентов. У меня нет причин менять наши хорошие отношения.


— Если бы Вы встретились с Дональдом Трампом, то каким был бы Ваш первый вопрос?


— Я не буду об этом говорить: не хочу задавать его через СМИ.


— Что Вы думаете об отношениях Чешской Республики с Китайской Народной Республикой?


— Китай — мировая держава. Бизнес с ней делает целый ряд стран. Я не вижу причин, чтобы нам не делать того же, но только на равных. И неважно, насколько мы меньше Китая.


— Но возможно ли такое в случае Китая?


— Да. Доля Китая в нашем экспорте составляет около одного процента, России — около двух процентов.


— Что у Вас будет на обед в воскресенье?


— Я быстро перекушу, потому что после обеда у меня интервью изданию Mladá fronta. Потом у меня совещание с моей командой, на котором мы согласуем наш план на следующие две недели.


— Что Вы думаете о преимуществе Милоша Земана? После первого тура у него на 12% больше голосов.


— Я ожидал, что он получит 40%. То, что Земан не получил даже 39%, я оцениваю позитивно. Разницу в 12% я считаю своим успехом.


— Во втором туре все начинается сначала?


— Да, и теперь нас только двое. Однако в своей ориентации и мнениях я ничего менять не буду. Я считаю, что люди меня высоко оценивают, в том числе, и по этому.


— Когда в последний раз Вы лицом к лицу встречались с президентом?


— Это было в официальной обстановке после его избрания в 2013 году, кажется, в конце марта. Он хотел, чтобы я стал его советником по науке. С тех пор мы больше не встречались.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.