Сочинский саммит, состоявшийся при участии турецкого, российского и иранского лидеров, вне всякого сомнения, войдет в историю как поворотный пункт в формировании будущего Сирии.


С проведением этой встречи предпринимаются первые шаги в направлении долгожданного перехода к «процессу политического урегулирования» после семи лет безжалостной войны в Сирии.


Принципиальное решение трех лидеров по этому вопросу предполагает защиту территориальной целостности и национального единства Сирии, подготовку новой конституции и проведение свободных выборов…


Еще один важный элемент сочинского соглашения — принятие за основу резолюции Совета Безопасности ООН 2254, предусматривающей участие разных этнических и религиозных групп сирийского общества в переговорах, которые будут проведены в этот новый период…


Дьявол в деталях…


Несомненно, сейчас, после достижения в Сочи этих принципиальных договоренностей, важно то, как этот «процесс политического урегулирования» будет реализован на практике.


Дьявол кроется в деталях, и весьма вероятно, что во время реализации шагов в этом процессе существующие между сторонами разногласия могут создать серьезные сложности и даже препятствия.


Первое испытание произойдет уже в ходе подготовительных работ в начале заявленного процесса. Вопрос о том, как будет проходить Конгресс национального диалога Сирии, инициированный Путиным, кто будет (или не будет) в него включен, уже сейчас представляется крупным яблоком раздора.


В принципе речь идет об участии в этом конгрессе (и в женевской конференции, проведение которой запланировано на конец текущего месяца при более широком участии) представителей режима и оппозиции. Но кто оппозиция? Как будут отделены террористы от оппозиции? Как быть с оппозицией, которая не желает находиться за одним столом с администрацией Асада?


Это только одно из препятствий, которые возникнут уже в самом начале процесса, но, пожалуй, самое важное… По крайней мере с точки зрения Турции…


Поиски формулы


На совместной пресс-конференции в Сочи президент Эрдоган открыто повторил: «Турция не сядет за один стол с террористической организацией Партия "Демократический союз" (PYD), чьи руки по локоть в крови».


Становится понятно, что на саммите в Сочи по этому вопросу не было достигнуто консенсуса. А точнее говоря, Эрдоган, видимо, не смог уговорить Путина — и Рухани — продемонстрировать единую позицию относительно того, что PYD/Отряды народной самообороны (YPG) не должны быть включены в политический процесс.


Правда, Путин знает чувствительность Турции по этому вопросу и принимает во внимание ее опасения. Но российский лидер желает, чтобы в этом вопросе была проведена некоторая работа и найдена компромиссная формула.


Другой критически важный вопрос с точки зрения Турции связан с проблемой Африна, о которой часто говорит турецкий президент. Эрдоган настаивает на том, что этот стратегический город будет обязательно зачищен от YPG. Какую позицию занял Путин по этому вопросу в Сочи — неизвестно. Но если учесть, что регион находится под контролем российских военных, возникает вопрос: в этих условиях будет ли возможна односторонняя операция в отношении Африна?


Словом, сочинский процесс — это долгий и трудный путь…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.