На Ближнем Востоке, где в последнее время постоянно происходит что-то необычное, произошло два чрезвычайно необычных события.


Во-первых, начальник Генерального штаба Израиля Гади Айзенкот дал интервью саудовской газете Elaph. Хотя интервью с израильскими политиками с некоторых пор не редкость в саудовской печати, израильский начальник Генштаба впервые получил возможность напрямую пообщаться с читателями в Саудовской Аравии.


Во-вторых, в этом интервью Айзенкот прямым текстом заявляет о готовности Израиля к созданию совместной с арабскими государствами коалиции по борьбе с региональной экспансией Ирана.


С одной стороны, в этом нет какого-то исключительного секрета. Иран, который продолжает при малейшей возможности настаивать на необходимости уничтожения израильского государства и всячески поддерживает шиитскую военизированную группировку «Хезболла», — главный противник Израиля.


А в последнее время резко обострились отношения с Ираном Саудовской Аравии и ее союзников по Персидскому заливу. Еще будучи просто министром обороны, нынешний наследный принц Мохаммед бин Салман начал затяжную, как выяснилось, войну в Йемене с шиитским племенем хуситов, свергнувшим президента Йемена Абд-Рабу Мансур Хади. Хуситов финансирует и вооружает Тегеран. Недавно по аэропорту Эр-Рияда была запущена баллистическая ракета, в снабжении которыми йеменских повстанцев Саудовская Аравия обвинила Иран. Началась морская и воздушная блокада Йемена. Еще раньше, в начале июня, началась блокада Катара, находящегося под влиянием Ирана.


На прошлой неделе ливанский премьер Саади Харири, обладающий двойным, саудовско-ливанским, гражданством, подал в отставку, находясь в столице Саудовской Аравии, объяснив свое решение опасными интригами Ирана, который стоит за «Хезболлой», чьи представители входят в ливанское правительство.


Кроме того, и у Израиля, и у Саудовской Аравии имеется общий главный международный партнер — Соединенные Штаты, а после прихода на президентский пост Дональда Трампа, испытывающего чрезвычайное недоверие к Ирану, это партнерство получило дополнительные стимулы. Недаром в Эр-Рияд зачастил зять Трампа Джаред Кушнер, последний раз посетивший Саудовскую Аравию в конце октября и проведший много часов в доверительных беседах с наследником трона принцем бин Салманом.


Принц неоднократно заявлял о своей решительной готовности покончить в регионе с экстремизмом, а источник этого экстремизма известно где. Так что заявление израильского военачальника произошло как раз вовремя, Израиль и Саудовская Аравия действительно могут быть сейчас взаимно полезны.


При этом Айзенкот исключил начало боевых действий с ливанской «Хезболлой». В Ливане сейчас, пусть хрупкий, но мир, и нарушать тамошнюю стабильность, которая далась тяжкими трудами и большими жертвами, израильтяне не намерены. А вот планы Ирана, как считает начальник Генштаба Израиля, очевидны. Это создание «двух шиитских полумесяцев, первый из которых идет из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан, а второй — через Персидский залив, Бахрейн и Йемен к Красному морю».


И этим планам Израиль намерен противостоять, в идеале, в коалиции с «умеренными» арабскими странами. Если для дела нужно, то и делиться с ними разведывательной информацией. Кто бы еще несколько лет назад мог сказать, что такие заявления будут возможны. Конечно, антиизраильские настроения в арабских странах не переломить как по щелчку тумблера, но взаимный прагматический интерес, по крайней мере, переводит иррациональную вражду в сферу холодного взаимовыгодного сотрудничества. Общий враг иногда делает больше для сближения, чем общий друг.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.